Общество 26 мар 2024 11297

Балаганские буряты в XIX веке: этнический состав и расселение

Статья продолжает серию исследований этнического состава и расселения бурят в границах бурятских административно-территориальных образований XIX в. Балаганская степная дума была крупнейшей в Иркутской губернии по численности населения. Сложный этнический состав отражает длительный этап формирования этой территориальной группы, в которую вошли несколько племенных объединений булагатов и икинатов. Исследования этнического состава балаганских бурят позволили выделить несколько разновременных пластов, принявших участие в этногенезе не только бурят, но и соседних тюркских и монгольских народов, что свидетельствует о неразрывной связи истории. Представлены авторские карты Балаганской степной думы, отражающие ее этнический состав.
Ключевые слова: Приангарье, буряты, булагаты, икинаты, этническая история, расселение, миграции, этнонимы, лингвистический анализ, картирование. Для цитирования: Нанзатов Б. З. Балаганские буряты в XIX веке: этнический состав и расселение // Известия Иркутского государственного университета. Серия Геоархеология. Этнология. Антропология. 2018. Т. 23. С. 140–163. https://doi.org/10.26516/2227-2380.2018.23.140

© фото: Из архива Александра Махачкеева

Введение

Настоящая статья продолжает серию исследований этнического состава и расселения бурят в границах бурятских административно-территориальных образований XIX в. Крупнейшей в Иркутской губернии по численности населения была Балаганская степная дума. Свое наменование она получила от названия одноименного острога, поставленного русскими казаками на коренных землях «больших братов-балаганцев» (булагатов) – крупнейшего бурятского племени. Особенностью расселения бурят на территории Балаганской степной думы является разрозненность территорий проживания представителей одного племени, в то время как в Кудинской, Идинской и Верхоленской степных думах соплеменники проживали преимущественно компактно (рис. 1).

Общие сведения

Территория расселения бурят Балаганской степной думы преимущественно находилась к западу от р. Ангары, на ее побережье от Балтуя на юге и до Шарагая на севере, включая центральную и южную часть Осинского острова. Большая часть населения была расселена в долине р. Унги и ее прито- Б. З. НАНЗАТОВ 141 ка р. Залари. Часть населения располагалась в долине среднего течения р. Оки, по обоим ее берегам. Этническую основу населения думы составляли булагатские племена группы болот (олзой, муруй, хулмэнгэ). Старшие булагатские племена были представлены ашибагатами и харанутами. Значительный пласт также составляла икинатская группа племен, близкородственная сэгэнутам. К сэгэнутской общности также относились ноёты и зунги.

В течение XIX в. границы Балаганской думы претерпели существенные изменения. Ко времени основания Балаганской степной думы в ее состав входили не только буряты, живущие в междуречье Ангары и Оки, но и буряты с восточного берега р. Ангары, а живущие в среднем течении р. Оки ашибагаты и харануты первоначально не вошли в состав этого ведомства (табл. 1).

Таблица 1

Сведения о численности ревизских и поборных душ за 1826 г. [ГАРБ, ф. 3, оп. 1, д. 21, л. 53]

Звание родов и инородных управ                               Число душ

                                                                                     ревизских                     поборных

Булутский                                                                      404                                    321

Онгоев                                                                            274                                     222

Кульметский                                                                 831                                      662

I Олзоев                                                                         229                                       175

II Олзоев                                                                          582                                               477

I Икинатский                                                                   298                                              248

II Икинатскйй                                                                  246                                              186

I Муруев                                                                           408                                              318

II Муруев                                                                          500                                              408

Быкотский                                                                        320                                              238

Зунгарский                                                                       297                                              242

Ноетский                                                                          335                                               245

Холтубаев                                                                        608                                               519

Онхотоев                                                                          226                                              175

Шаратской                                                                       160                                              126

Боролдоев                                                                       13                                                9

Итого по ведомству                                                      5731                                            4571

Как видно из табл. 1, Ашибагатский и Харанутский административные роды не числились в составе Балаганской степной думы. По-видимому, в начале XIX в. их территории либо составляли отдельную административную единицу – инородную управу, либо все еще входили в состав Нижнеудинской землицы. В то же время в состав думы входили Холтубаев и Онхотоев административные роды, расселенные в низовьях р. Осы и в долине р. Улей, как это показано в сведениях о поулусном расселении этих родов в 1835 г. [ГАРБ, ф. 3, оп. 1, д. 184, л. 45–46]. По сведениям 1835 г. в состав Балаганской степной думы уже входили Ашехабатский, Харанутский, Бараев и три Ноётских административных рода [Там же, л. 48]. В этом же документе о землях ашибагатов и харанутов говорится как о землях общих с дачами Нижнеудинского округа [Там же, л. 23–24]. Холтубаев, Онхотоев, Бараев и Ноётские административные роды впоследствии вошли в состав Идинской степной думы, после распада которой на их землях были образованы Молькинская и Улейская инородные управы [подробнее см.: Нанзатов, 2017, с. 136–156].

В середине XIX в. в Балаганской степной думе складывается список административных родов, сохранившийся до конца XIX в. В 1860 г. Ноётские, Бараевский, Онхотоевский и Холтубаевский административные роды, расселенные на восточном берегу р. Ангары, уже окончательно вошли в состав Идинской степной думы, и в составе Балаганской степной думы не упоминаются (табл. 2). В 1860 г. уже существуют новые административные роды, в основе которых лежали племена, прежде входившие в состав административных родов более многочисленных соседей. Были выделены из Онгоевского – Хангинский, из Кульметского – Тыретский, из Боролдоева – Тыгнитский, из Ноетского (нельхайского) – Зангеевский административные роды. Прежде единый Кульметский разделился на два рода. Особый статус обрел Островской улус прежде II Онгоева рода.

Таблица 2

Смета для сбора ясака, податей, капиталов и повинностей за первую половину 1860 г. [ГАРБ, ф. 3, оп. 1, д. 862, л. 5–9]

Название рода    Ревизских кочующих    Работников      Ревизских оседлых        Ревизских всего

Булутский                  384                                      169                    –                               384

I Икинатский                 567                                275                   12                                     579

II Икинатский                276                                137                    22                                     298

I Олзоев                          362                                176                    6                                       368

II Олзоев                         682                                 305                    –                                       682

Ноетский                        343                                 155                     2                                       345

I Муруев                         315                                 161                      –                                       315

II Муруев                        390                                 177                     46                                      436

I Кульметский               911                                 402                      55                                     966

II Кульметский              463                                 225                       –                                      463

Онгоев                            389                                 183                      1                                        390

Быкотский                      442                                212                      124                                   566

Зунгарский                     544                                255                       86                                      630

Шаратский                      271                                 131                      –                                         271

Боролдоев                      72                                    33                        37                                      109

Хангинский                     237                                  112                      –                                        237

Ашехабатский                –                                       –                          578                                   578

Харанутский                    –                                       –                         178                                   178

Тыретский                       –                                        –                         188                                   188

Тагнитский                       –                                       –                         114                                   114

Зангеевский                    165                                  72                        5                                        170

Островской улус              74                                   33                         –                                        74

Итого по ведомству          6887                            3214                     1454                                 8341

В сведениях за 1877 г. в числе административных родов появляется Изголовский административный род, выделившийся из I Кульметского, находящегося на территории Наймодаевского участка [ГАРБ, ф. 3, оп. 1, д. 2026, л. 74–99]. И. А. Асалханов по поводу выделения Изголовского рода нашел приговор бурят Изголовского, Нельхайского и Налюрского улусов I Кульметского рода, составленный в 1863 г. с просьбой об отчислении их от I Кульметского рода в отдельный административный род [Асалханов, 1960, с. 73]. Причиной отделения, помимо прошения, по-видимому, также стало выделение административных участков на территории Балаганской степной думы. Кульметцы, оказавшиеся на территории Бутайского участка, были выделены в Изголовский административный род, названный по местности проживания. В составе II Олзоева административного рода в это же время наметилось выделение будущего Шолотского административного рода. Как особая административная единица был отмечен отдельный Шолотский улус и принадлежащий к нему Алтарикский улус [ГАРБ, ф. 3, оп. 1, д. 2026, л. 90]. Основу населения этих улусов составляли икинаты, однако название будущего административного рода было дано по названию местности и улуса. После расформирования Балаганской степной думы, ее центральная часть составила Унгинскую инородную управу. На северо-западе была сформирована Зунгаро-Быкотская инородная управа, на юго-востоке – Нельхайская, на северо-западе – Ашехабатская (рис. 2).

Унгинское ведомство

Население долины р. Унги составляло основной костяк Балаганской степной думы. Основной массив населения располагался в долинах р. Унги и ее притоков, крупнейшим из которых является р. Залари (бур. Зулари). За этой группой населения закрепилось название унгинские буряты. Население Унгинского ведомства преимущественно было составлено из булагатского населения племен олзой, муруй, хулмэнгэ, онгой, булут и примкнувших к ним племен шарайт, тэртэ, боролдой, составивших одноименные административные роды. В XVII в. был также известен административный род Солингут, впоследствии влившийся в состав Олзоевского административного рода. В состав Шарайтского и Кульметского административных родов вошли осколки племен тангут и булбэ (табл. 3).

Болот.

Группа племен олзой, муруй и хулмэнгэ, расселенная преимущественно в долине р. Унги, имеет общее название болот/булут [Хангалов, 1958, с. 102]. В двух преданиях, опубликованных С. П. Балдаевым, Болот является потомком Бумала, в свою очередь являющегося потомком Сагана [Балдаев, 1970, с. 160, 162]. По версии М. Маласагаева, Болот также является потомком Бумала, но Бумал, в свою очередь, отнесен к потомкам Бирюха-Тургена [ГАРБ, ф. 362, оп. 1, д. 20, л. 1‒2]. Необходимо отметить, что среди селенгинских бурят, переселенцев из Приангарья, закрепился этноним бумал. По-видимому, основу этого населения составляли племена потомков группы Болота, а также племена, соседствовавшие с ними в Приангарье. В то же время племя булут, родственное группе обогони олон, не является родственным унгинской группе болот.

Олзой.

Представители этого племени расселены в междуречье Ангары и Оки, преимущественно в долине р. Унги. Племя было разделено на два административных рода. Территории первого располагались преимущественно к северу от р. Унги. Самыми западными улусами были Нор и Аглей, на востоке – Заходские и Бутукейские улусы. Второй административный род был расселен в низовьях р. Унги, преимущественно к югу от нее, в непосредственной близости к Осинскому острову и г. Балаганску. В XIX в. в составе II Олзоева рода отмечен улус Соленгут (бур. Солингууд) с населявшими его представителями одноименного племени, который в XVII в. был самостоятельным административным родом.

Этноним олзо/олзой, по сути, представляет собой фонетический вариант этнонима олзон, имеющий корни, уходящие вглубь истории до эпохи курыкан. Монгольское слово olja//олзон переводится как «добыча, трофей» [Рассадин, 1982, с. 30]; в современном бурятском языке существуют парные слова: олзо хγбγγн – «побочный сын» и олзо хγн – «пленник» [Черемисов, 1973, с. 353]. По-видимому, олзон – это группа населения, некогда захваченная курыканскими воинами и поселенная для обеспечения каких-то хозяйственных нужд в их среде. Пленными могли оказаться люди различного происхождения, как тюрки, так и монголы, тунгусы, самодийцы, кеты.

Муруй.

Представители племени муруй также составили два административных рода в Унгинской управе, где были чересполосно расселены с представителями племени олзой. Также Муруевский административный род был отмечен в Бильчирской управе бывшей Идинской степной думы, где был расселен в устье р. Осы. Относительно этнонима муруй, на наш взгляд, возможны две версии его происхождения. Согласно первой версии, происхождение этнонима может быть связано с гидронимом Муруй-усу (р. Муруй), который обозначает верховья р. Янцзы в современной монгольской картографии и в языке местного монгольского населения. Кукунурско-Гуньсуйский регион с древности попадал в орбиту расселения монгольских племен, и с тех пор некоторые топонимы, наряду с тибетскими и китайскими, имеют монгольские названия (ср. верх. Хуанхэ – Хундэлэн, р. Ялунцзян –Чичиргана, а также горы Баинхара, Баин-Тухум [Дамдинсурэн, 1957, с. 217], хребет Хухэ-шилэ и др.). В таком случае можно предположить, что в основу этнонима лег гидроним, т. е. этим этнонимом стала называться группа монголов, выходцев с верховьев Янцзы. Возможно также типологическое сходство от монгольского термина муруй – «кривой», и его производным значением от сочетания муруй хэлэн – «непонятный (букв. кривой) язык». Возможно, имелось в виду значение «люди, говорящие на непонятном языке».

По другой версии, семантика этнонима муруй//муру может восходить к эвенкийскому слову муру-мū – «повернуться, собрать, стянуть» [Василевич, 1958, с. 265]. Одним из доказательств версии тунгусского происхождения могут быть призывания шамана племени муруй, записанные С. П. Балдаевым [ОППВ ИМБиТ СО РАН, оп. 1, д. 888, л. 18 об.]:

Гушан гурбан муруй                   Тридцать три муруйца

Гурбан зуун хамнаган                 Триста хамнгаганов

Нарин могой минаа                     Плетка [из тонкой змеи]

Будуун могой унаа                        Лошадь [транспорт из толстой змеи 1 ]

Уйhэн ехэ забятан                          Большие берестянные лодки

Уйгар ехэ хэлэтэн                            С великим уйгурским языком

Тайгын мни хамнаган                     Хамнаганы моей тайги

Табин нэгэ хамнаган                        Пятьтдесят один хамнаган

Зуданай мни хамнаган                    Хамнаганы моих лесистых холмов

Зуун найман хамнаган                     Сто восемь хамнаганов

1 «Наринмогой минаа, будуун могой унаа» (плетка, лошадь) – иносказательное выражение, часто встречающееся в призываниях западных бурят [подробнее см.: Дампилова, 2005].

Как видим, в призывании неоднократно упоминаются хамнаганы. Интересен факт, что языком их назван уйгурский. Возможно, под эндоэтнонимом хамнаган имеются в виду тюркизированные группы тунгусского (протоэвенкийского) населения, помнящего о местах своего прежнего расселения в тайге и на лесистых холмах, прежде пользовавшегося берестяными лодками.

Хулмэнгэ.

В унгинском ведомстве представители двух Кульметских административных родов были расселены в среднем течении р. Залари – первый, а в среднем течении р. Унги – второй. Этноним в русских документах упоминался как кульметский, побурятски – хγлмээнгэ. Установить происхождение этого этнонима на тюркском и монгольском материале не представляется возможным. Наиболее вероятным, в таком случае, может быть тунгусский вариант. В современном эвенкийском языке существительное хул имеет следующие значения «стрела на кабаргу; черная ольха, тополь» [Василевич, 1958, с. 492], а глагол хул-мū – «очинить, заострить» [Там же, с. 492]. Таким образом, первая часть этнонима хул может происходить от слова со смысловой нагрузкой «заострить, стрела», вторая часть – мээнгэ, по-видимому, происходит от -мнгуˉ, архаичного варианта суффикса -мниˉ, образующего имя деятеля [Там же, с. 774]. В конечном итоге, семантика хулмнгуˉ→хγлмээнгэ – «заостряющий, заостритель; изготовитель стрел» объясняется с помощью эвенкийского языка. Таким образом, можно предполагать, что носители этнонима хулмэнгэ также имеют отношение к покоренному населению из среды тунгусов, хозяйственная направленность которых, по крайней мере на начальный период, заключалась в изготовлении стрел для воинов эпохи Уч-курыкан.

Солингут.

Были расселены в двух одноименных улусах, в фискальных документах отражаемых как единый улус, находящийся на северном берегу р. Унги вблизи впадения в р. Ангару. В XVII в. составляли отдельный административный род [Долгих, 1960, с. 215–216]. Необходимо отметить, что на карте расселения родов западных бурят у Б. О. Долгих солегутский род поставлен ориентировочно. В примечании указано, что реальное местонахождение им не было обнаружено, территории этого рода были отмечены на землях I Олзоева рода в районе улусов Зоход и Бутукей [Долгих, 1960, c. 217], т. е. местонахождение Солегутского рода указано неверно. Относительно этнонима, по нашему мнению, возможна связь с широко распространенным в тунгусо-маньчжурской среде этнонимом солон/шолон [Василевич, 1958, с. 583, 585; Долгих, 1960, с. 453, 471–472, 584; Туголуков, 1985, с. 183–191]. Среди верхоленских и ольхонских бурят племени шоно сохранились легенды о контактах с хамниганами племени хухэ шулэгууд, от которых по женской линии произошли буряты хамнай-шоно [Балдаев, 1970, с. 201–202, 211]. Этнонимы солингуд и шулэгуд, по-нашему мнению, могут быть вариантами фонетической адаптации этнонимов солон/сологон/шолон/шологон в монгольской среде, с переломом второго безударного -о.

Булут.

Унгинские булуты были расселены в месте слияния рек Залари и Унги, преимущественно к югу от последней, совместно с бурятами племени онгой. Онгой. В Унгинском ведомстве онгоевцы были расселены в двух местах – в долине р. Унги совместно с булутами и в долине р. Талькин (Талхин) совместно с муруй. Боролдой. Этноним принадлежит небольшой группе бурят, проживающих в долине р. Оки, которых Б. О. Долгих по ошибке вместе с харанутами причислил к тунгусам [1960, с. 220]. Этноним типологически близок этнониму шаралдай. В этом случае боро – «сивый» [Лувсандэндэв, 1957, с. 77], аффикс -лдой, близок -лдай в этнониме шаралдай. В легендах бурят этого племени говорится об их прибытии из Джунгарии [ОППВ ИМБиТ СО РАН, ф. 36, оп. 1, д. 888, л. 72]. Возможно, что сюжет был заимствован у баатутов, расселенных совместно с людьми этого племени.

Тагна.

На юго-западе управы, по восточному берегу р. Оки, в таежной местности Хор-Тагна, располагавшейся на землях племени боролдой, был создан административный род Тагнитский (Хор-Тагнитский), в который вошли представители разных племен балаганских, идинских и аларских бурят, промышлявших зверя, а впоследствии осевших в этой местности. Термин «тагнуй» с бурятского переводится как «разведчик». Вполне вероятно, что в основу этого термина лег соционим, которым обозначались группы населения, осваивавшие новые рубежи. Возможно, название местности ХорТагна связано со средневековыми хори-туматами. По сведениям С. П. Балдаева, Хор-Тагнинскую тайгу осваивали буряты не только Балаганского, но и Аларского и Идинского ведомств, соответственно, состав этого административного рода представлен разноплеменным населением. Однако первыми в этих землях поселились буряты племени боролдой и баатат [ОППВ ИМБиТ СО РАН, ф. 36, оп. 1, д. 837, л. 4; д. 888, л. 65].

Шарайт.

Унгинские шарайты были расселены в северо-западной части ведомства от улуса Тангут на берегу р. Унги до улуса Ухтубуй на побережье р. Оки чересполосно с бурятами племен олзой и муруй. В XVII в. шараиты упоминаются в двух ведомствах Балаганской и Братской удинской землицы [Долгих, 1960, с. 216–217]. Очевидно, шараиты были расселены от р. Уды до р. Унги. В XIX в. в долине р. Оки земли шарайтов и хулмэнгэ находились в совместном землепользовании. В состав Шарайтского административного рода, помимо шарайтов, входили представители племен тангут и булбу. Этноним шарайд встречается среди разных групп бурят. В форме шарад – среди унгинских и нижнеудинских бурят. По мнению Г. Н. Румянцева и Ц. Б. Цыдендамбаева, шарайт происходит от шара – «желтый». Но исследователи разошлись во мнении, что под собой скрывает «желтый». Г. Н. Румянцев считает, что шара скрывает лося – «хандагай» [1962, с. 190]. Ц. Б. Цыдендамбаев настаивает на том, что этноним скрывает тотем – собаку, т. е. буквально – шара нохой [1972, с. 197–198]. Этноним шарайд~шарад (по-ойратски – шард) широко распространен в Монголии. Если в восточной части его носители – это буряты, баргуты [Нямбуу, 1992, с. 156], то на западе они принадлежат ойратам, известны в составе дэрбэтов и баятов [Аюуш, 2012, с. 36; Батнасан, 2012, с. 255].

Тэртэ.

 Тыретский административный род был составлен из бурят племени тэртэ, представляющих собой самый северный анклав этого племени, преимущественно расселенного в долинах рек Иркут и Джида. Возможна связь этого этнонима с этнонимом терат, принадлежащим одному из татарских племен, расселенных в правых притоках р. Ангары [Бадамхатан, 1965, с. 67; Нанзатов, 2003, с. 101]. Большая часть бурят племени тэртэ в XIX в. была расселена среди тункинских и закаменских бурят, т. е. в долинах рек Иркут и Джида [подробнее см.: Нанзатов, Содномпилова, 2017а, 2017б]. Следует обратить внимание, что р. Унга, так же как и р. Иркут, является притоком р. Ангары, что не исключает сохранения осколка средневековых терат-татар в унгинских степях.

Икинат.

Икинаты Унгинского ведомства были представлены вторым административным родом, расселенным в верховьях р. Унги в улусах Агилмай (бур. Аялма), Инзагатуй, а также в ее среднем течении в улусе Бильчир. Во второй половине XIX в. часть икинатов, прежде входивших в состав I Олзоева административного рода, отделившись от него, стала называться Шолотским административным родом, по названию местности Шулуута, находящейся в долине одноименной реки. Все население располагалось в двух Шулутских, Дархайском и Алтарикском улусах. Этноним принадлежит бурятскому племени, которое одним из первых столкнулось с русскими военными отрядами, проникавшими в Прибайкалье по течению р. Ангары. За исключением икинатов, откочевавших на юг из окрестностей Братского острога, после многочисленных столкновений в середине XVII в. Помимо, собственно, икинатов в икинатское объединение входили зунгары, букоты, сэгэнуты, хурхуты, ноёты, зунги и др. Этноним икинад//ихинад разделяется на две части: тюркский корень ики//iki – «два, оба; второй», и -над – окончание множественного числа в монгольских языках. Таким образом, буквальное значение этнонима – «двое, оба». По нашему мнению, возможна трактовка как «двойственные», т. е. состоящие из двух частей, в данном случае – этнических общностей. По преданиям икинаты произошли от птицы ули 2 , что сближает икинатов с чоросами и, возможно, с улиаба, соседями хурхутов. Корнеосновой этнонима ихинад, по-видимому, является тюркское iki – «два», производным от которого также является тюрко-монгольское слово ikir – «близнецы», легшее в основу названия крупного монгольского племени икирес. Часть носителей этого этнонима в Прибайкалье стала эхиритами.

Нельхайское ведомство

На юге бывшей Балаганской степной думы была образована Нельхайская инородная управа. Ее территории располагались по побережью р. Ангары и на Осинском острове. Территории расселения Зангеевского и частично Ноётского административных родов находились в совместном пользовании с бурятами III Холтубаева административного рода Куйтинского ведомства бывшей Аларской степной думы и III Готольского административного рода Боханского ведомства бывшей Идинской степной думы. Севернее раполагались территории I Икинатского, Ноётского, Изголовского, Хангинского и Островского административных родов. Изголовский и Островской административные роды были названы по местности. Так, Изголовский административный род был выделен из бурят I Кульметского административного рода. Что касается Островского рода, т. е. основания полагать, что в его состав входили буряты племен Онгой, земли которых находились в непосредственной близости на восточном берегу р. Ангары. За населением этого ведомства также закрепилось название нельхайские буряты (табл. 4).

Ноёт.

Основным местом расселения ноётов было восточное побережье р. Ангары в междуречье с р. Уда в Молькинском ведомстве, еще одна группа была расселена в долине р. Кутанки (бур. Хутан). В составе нельхайских ноётов известны те же два подразделения, что и среди удинских, и кутанских ноётов: туман и зуман. Ноёты были расселены в районе Бахтая. Самым южным улусом был Кулуруй (Хулэрэ). Земли ноётов граничили с икинатами с северо-запада и юго-востока, с севера – с кульметскими землями Изголовского административного рода. На юге, в районе Кулуруя, они граничили с землями зунги, хонгодоров, холтубаев и готолов трех ведомств.

Зунги.

 В русской номенклатуре упоминался как зангеевский род. По преданиям зунги пришли в нельхайские степи вместе с ноётами. Так как к востоку от р. Ангары зунги были расселены в долине р. Обусы среди бурят племен онгой и ноёт, можно предположить, что исходной территорией расселения ноётов и зунги была долина р. Обусы, притока р. Осы.

Хангин.

Монголы племени хангин, расселенные во Внутренней Монголии, уверены, что этноним хангин представляет собой монгольскую версию этнонима канглы. Таким образом, хангин представляет собой корнеоснову qang и аффикс родительного падежа -in. В тюркской же версии после корня следует аффикс наличия -lï. Весьма примечательно, что якутский этноним кангалас в дополнение к тюркскому суффиксу имеет монгольское окончание множественного числа -с. В этом случае возможным путем проникновения в Якутию этого этнонима было Прибайкалье, где и могло появиться монгольское окончание. Что касается нельхайских хангинов, то, судя по их преданиям, они прикочевали именно из Внутренней Монголии

Хулмэнгэ.

Расселение хулмэнгэ нельхайского ведомства в местности Изгол дало название Изголовскому административному роду. Земли этого рода располагались на побережье р. Ангары, а также на юге Осинского острова, по соседству с хангинами, икинатами и ноётами.

Икинат.

 I Икинатский административный род после разделения Балаганской степной думы оказался в Нельхайской инородной управе. По преданию, записанному С. П. Балдаевым, группа икинатов, расселившаяся в Нельхае, прикочевала на юг после столкновений в районе Братского острога (бур. Зууhа) под предводительством Ухин-Тохана [Балдаев, 1970, с. 321]. Повидимому, два Икинатских и Шолотский административные роды были образованы из трех разных волн, покинувших земли вокруг Братского острога. Также в составе ведомства был отмечен Островской административный род. Судя по этническому составу его улусов, население было смешанного онгоевского и муруевского происхождения. В переписи за 1877 г. особо отмечен Островской улус II Онгоева рода (26 ревиз. душ) [ГАРБ, ф. 3, оп. 1, д. 2026, л. 99], и в то же время в составе I Муруевского рода был отмечен одноименный улус (38 ревиз. душ) [Там же, л. 91]. Зунгаро-Быкотское ведомство Территория Зунгаро-Быкотской инородной управы располагалась в северном ареале расселения балаганских бурят. В XIX в. их земли примыкали к р. Ангаре от района Одисы до Шарагая. В составе двух административных родов помимо собственно зунгаров и букотов (бур. бухэд) были расселены икинат, сэгэнут, онгой (табл. 5).

Зунгар.

Значение этнонима зγγнгар легко объяснимо с помощью монгольских языков – буквально «левая рука», оно скрывает смысл «восточное крыло». Созвучие с названием ойратского государства, известного как «Джунгария», часто приводит к упрощенному пониманию этнонима как синонима последнего, т. е. приводит к выводам о том, что зунгары – это выходцы из Джунгарии [зγγнгар]. Вопрос, по нашему мнению, намного сложнее. Дело в том, что среди монголов, в том числе ойратов, также встречается этноним зунгар [Нямбуу, 1992, с. 165, 169]. По-видимому, этноним древнее одноименного государства, и в этом случае перед нами предстает случайное совпадение терминов. Бурятские зунгары, судя по их преданиям, действительно вышли из пределов Западной Монголии и, скорее всего, родственны ойратским племенам, называемым зунгарами.

Букот.

Этноним бухуд//букут//букот//быкот распространен у бурят на северной периферии унгинского массива, у западного берега р. Ангары. Употребляется также в форме зунгари бухуд. Бурятские букуты, очевидно, являются осколком древней центральноазиатской общности, некогда входившей в союз телесских племен. В китайских источниках они упоминались как пугу, в древнетюркских как buqu ~ buqut, которые входили в состав теле и токуз-огузов [Малявкин, 1989, с. 139]. В раннем средневековье территорией расселения пугу/букутов было верхнее течение р. Селенги, где было найдено захоронение одного из его вождей [Эртний нуудэлчдийн … , 2013]. Очевидно, бурятские букуты являются осколком, растворившимся среди ойратов, части средневековых букутов.

Ашехабатское ведомство

Территории Ашехабатской инородной управы в конце XIX в. были разделены на три анклава. Долина р. Кимильтей и долина р. Оки в месте впадения в нее р. Баргадай принадлежали Ашехабатскому административному роду. Выше по р. Оке и верховья р. Зима принадлежали Харанутскому административному роду. Основу населения составляли ашибагаты и харануты, ушедшие на запад из кудинских степей. Ашехабатский административный род бывшей Балаганской степной думы представляет собой восточный анклав расселения окинских и удинских ашибагатов. В XVII в. территории, расположенные между реками Уда и Ока, практически полностью принадлежали бурятской общности, возглавляемой ашибагатскими князьями, проводящими активную политику продвижения на запад, где ими было объясачено местное тюркоязычное население3 . В середине XVII в. междуречье Уды и Оки в значительной мере было покинуто ашибагатами и их соседями. Большая часть откочевала на юг в верховья р. Селенги, откуда впоследствии часть ашибагатов попыталась вернуться в пределы Прибайкалья. «Возвращенцы» упоминались в окрестностях Иркутского острога (по-видимому, была попытка проникнуть в кудинские степи) и в низовьях р. Селенги, где их часть осела в долине р. Иволги. Большинство вернувшихся в пределы Байкальского региона осело в долине р. Чикой. Оставшиеся в Монголии ашибагаты, как и другие представители западных бурят, стали именоваться хариадами (табл. 6).

Харанут.

Окинские харануты, как указывают их предания, ведут свое происхождение из Джунгарии [ОППВ ИМБиТ СО РАН, ф. 36, оп. 1, д. 1 (89), л. 84.; Кудрявцев, 1940, с. 28]. Хотя наиболее вероятным представляется их прибытие из кудинских степей, где расселена основная часть бурятских харанутов.

Ашибагат.

Окинские ашибагаты были расселены по берегам р. Оки в ее среднем течении, выше р. Зимы и в долине ее притока р. Кимильтей. По преданиям, окинские ашибагаты представляют собой три старших ашибагатских племени, ушедших на запад из кудинских степей после конфликта с батлаевцами. Основу в составе Ашехабатского административного рода, расселенного в конце XIX в. в долине рек Ока и Кимильтей, составляли ашибагаты. Кроме того, в состав этого административного рода входили хотогойты и хонхираты.

Хотогойты были отмечены в местностях Дээдэ Тиргэн и Доодо Тиргэн, входящих в Баргадаевский улус, хонхираты – в местности Табарсаг на р. Кимильтей. О себе хонхираты говорили: «Алтайн араhаа, Хухэйн хубшиhээ. Бидэ торуудэй тоймогууд, унгэйн унэшэдэбди (С северной стороны Алтая, с увалов Хухэя. Безродные торгоуты, сироты унгинской долины)» [ОППВ ИМБиТ СО РАН, ф. 36, оп. 1, д. 888, л. 73].

Заключение

Балаганские буряты в XIX в. населяли крупнейшую степную думу Иркутской губернии. Ее территория занимала пространства в междуречье Ангары и Оки. В XIX в. окончательно оформилась картина чересполосного расселения административных родов, ввиду их значительного уплотнения, вызванного массовыми миграциями бурятского населения в Монголию и обратно, значительным притоком бурятского населения с севера, из низовий р. Оки, крестьянской колонизацией края (см. рис. 2). Этнический состав балаганских бурят представляет собой конгломерат, основу которого составили булагаты в лице ашибагатов, харанутов, группы племен болот (олзой, муруй, хулмэнгэ), группы обогони олон (онгой, булут), икинаты (икинат, зунгар, букот), близкие икинатам ноёт, зунги. В составе думы присутствовали административные роды таких племен, как боролдой, шарайт, хангин, зунги, тэртэ. В составе административных родов были отмечены и осколки других племен, таких как сэгэнут, хотогойт, хонхират. Сложный этнический состав отражает длительный этап формирования этой территориальной группы, в которую вошли несколько племенных объединений булагатов и икинатов. Исследование этнического состава балаганских бурят позволило выделить несколько разновременных пластов, принявших участие в этногенезе не только бурят, но и соседних тюркских и монгольских народов, что свидетельствует о неразрывной связи истории этого субрегиона как с Центральной Азией, так и с Южной и Северной Сибирью. (В сокращении. Без ряда таблиц).  

Автор: Б. З. Нанзатов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, Россия

Фото: Из архива Александра Махачкеева