Общество 29 мар 2019 1785

​​Как сын печника из Хурамши стал другом Будённого

Начало марта 1944 года. Кремль. Первая сессия Верховного Совета РСФСР пятого созыва. Справа от Иосифа Сталина – Доржи Цыремпилон (в военном кителе)

Сын печника, уроженец ма­ленького улуса Баян-Гол Доржи Цыремпилон прошёл большой путь от учителя до зампреда Президиума Верховного Совета РСФСР, сообщает газета «Бурятия».

Фотографии, чёрно-белые, потускневшие от времени как «стре­ноженные» мгновения. Годы минули, канули в Лету события, войны начались и закончились, а с этих снимков по-прежнему смотрят на нас выдающиеся личности. Благо­даря журналистской удаче намед­ни держал в руках снимки времён тех давних, когда ещё был зримым чудовищный оскал войны и когда поднималась целина.

Смотрят на нас сегодня с трёх снимков люди, которые внесли значительный вклад в историю двух стран, и жиз­ненные дороги которых не раз пе­ресекались: Семён Будённый, Юм­жагийн Цэдэнбал, Семён Игнатьев и Доржи Цыремпилон. Сохранённые учителями из сельского поселе­ния «Гильбиринское», в том числе краеведом из Хурамши Цыпылмой Доржиевой два уникальных сним­ка потянули за собой цепь растяну­тых во времени событий и журна­листское расследование.

Причём, обе фотографии связаны с видным советским партийным и государ­ственным деятелем, настоящим самородком среди руководителей республики, славным сыном земли бурятской Доржи Цыремпилоном. Он был единственным за всю исто­рию республики руководителем, заслуженно поднявшимся на столь высокий уровень руководства РСФСР и вклад которого в развитие Бурятии, увы, пока по достоинству не оценён.

Рядом со Сталиным

На первой фотографии, храня­щейся в краеведческом музее Гильбиринской школы, изображён «отец народов», генералиссимус и маршал Советского Союза, Вер­ховный главнокомандующий Ио­сиф Сталин. Кажется, что взгляд всемогущего вождя устремлён на сидевшего рядом с ним Доржи Цыремпилона. В нескольких ме­трах от него - сильные мира сего и вершители судеб - Лаврентий Бе­рия, Георгий Маленков, Вячеслав Молотов, Николай Шверник, Ми­хаил Калинин, Лазарь Каганович и другие руководители страны. На снимке зафиксирован миг исто­рической пятой сессии Верховно­го Совета РСФСР первого созыва, которая проходила в Кремле 1-4 марта 1944 года, когда ещё вовсю гремели бои на фронтах Великой Отечественной.

По свидетельству сына героя этого повествования, в начале марта сорок четвёртого в тот период начальник политотде­ла 303-й стрелковой дивизии и од­новременно депутат Верховного Совета РСФСР Доржи Цыремпилон в срочном порядке был отозван с фронта в Москву. К тому времени китель подполковника Цырем­пилона украшал орден Красной Звезды, полученный в должности начальника политотдела 317-й стрелковой дивизии, согласно на­градному листу, в частности, за то, что был он «в бою смел и реши­телен», «волевой политработник личным примером воодушевлял бойцов и командиров на борьбу с противником».

«О том, что фотография отно­сится к военному времени, свиде­тельствует то, что папа на снимке в военном кителе, - поясняет сын Доржи Цыремпилона Геннадий. - На расстоянии вытянутой руки от отца - Сталин. Мой брат шутил: «Сталин смотрит на отца и гово­рит: «Доржуха с фронта к нам при­ехал!».

Фото Анны Огородник

Мужская дружба

А на втором снимке слева на­право изображены легендарный маршал Семён Будённый, на тот период депутат Верховного Со­вета РСФСР Доржи Цыремпилон и руководитель Монгольской Народной Республики Юмжагийн Цэдэнбал.

«Доржи Цыремпилович после войны был заместителем предсе­дателя центрального правления Общества советско-монгольской дружбы, - вспоминает сын ге­роя этого повествования. - А его председателем тогда был Семён Будённый. В первый раз Семён Михайлович вместе с папой ездил в Монголию на похороны Чойбал­сана в 1952 году. Когда они возвра­щались в Москву на поезде, мы встречали отца, и я зашёл к ним в вагон. Знаменитый полководец посадил меня на колени со слова­ми: «Усы-то у меня настоящие, по­дёргай». И я дёрнул за «народные» усы Семёна Михайловича. А позже отец вместе с Будённым ездил на 30-летие МНР».

Доржи Цыремпилона и марша­ла Будённого связывала крепкая мужская дружба. Легендарный советский военачальник, трижды Герой Советского Союза не раз приглашал его в гости. В 60-х годах Доржи Цыремпилон с дочерью Даримой побывал в гостях у Будённого в Серебряном Бору. А однажды Семён Михайлович очень хорошо - как родного - при­нял у себя дома своего бурятского друга: его сын Михаил, впослед­ствии руководитель главка Мини­стерства внешней торговли СССР, устроил для гостя-степняка кон­церт - играл на аккордеоне. ­

В гостях у лидера Монголии

В 50-м году Юмжагийн Цэдэн­бал уже был первым лицом степ­ной страны: занимал пост Генерального секретаря ЦКМНРП, а в 1951-м стал премьер-министром МНР. Доржи Цыремпилон водил дружбу и с первым лицом Мон­голии.

«В середине 70-х годов Цэдэн­бал прислал в Улан-Удэ «Чайку» - пригласил отца с матерью в гости. Отец съездил в Улан-Батор, был в гостях у лидера Монголии около десяти дней», - вспоминает сын.

Деятельность Доржи Цыремпи­ловича в Обществе советско-мон­гольской дружбы и знакомство с первыми лицами МНР позитивно сказались на развитии экономики Бурятии: способствовали тому, что в те годы, в частности, значитель­но увеличились поставки мяса на Улан-Удэнский и Иркутский мясо­комбинаты.

На фронте

Возвращаясь к первому сним­ку, отметим, что в числе офи­церов, приближавших Великую Победу, был и Доржи Цыремпи­лон (награждён тремя боевыми орденами), который прошёл всю войну «от» и «до». Он служил за­местителем начальника политот­дела, начальником полиотделов стрелковых дивизий, замначаль­ника политотдела корпуса. Доржи Цыремпилович в составе Южного фронта приближал Победу в тя­желейших кровопролитных боях на Кавказе, где гитлеровцы рва­лись к бакинской нефти. В составе 2-го Украинского фронта участво­вал в Корсунь-Шевченковской на­ступательной операции.

«Однополчане отца рассказы­вали, что на фронте он был сор­виголовой, - продолжает рассказ Геннадий Цыремпилон. - Некото­рые бойцы при бомбёжке и артоб­стреле начинали в панике бегать. А отец выскакивал и каким-то борцовским приёмом, оберегая солдат, укладывал таких бойцов на землю, мол, будешь бегать - обязательно попадёшь под снаряд или бомбу. Отец практически ни­когда не рассказывал о войне, хотя пять раз попадал в окружение, не раз форсировал реки, например, Днестр. Он был физически очень развит, прекрасно плавал. Однажды, когда отец и его однополчане форсировали реку, немцы раз­бомбили плот, и он переправился вплавь. А на берегу стоял немец с автоматом. В первый раз фашист выстрелил в отца и промахнулся, и в это время снаряд как раз на этого фрица упал».

В начале октября 1943 года 303-я стрелковая дивизия форсировала Днепр. 9 октября, судя по фрон­товому документу, начальник политотдела этой дивизии под­полковник Цыремпилон отправил донесение в политотдел армии:

«Дивизия выполнила поставлен­ную перед ней боевую задачу - форсировать Днепр. Из-за того, что в двух полках дивизии во вре­мя прорыва к реке были большие потери, боевую задачу пришлось выполнить совместно с отдельны­ми частями 849-го полка. Атаки противника отбиты. Особенно тя­жёлой атака была сегодня утром 9 октября».

День Победы подполковник из Гильбиринской долины встретил в местечке Вельке-Поповице в Чехословакии. После победы над фашистскими захватчиками он участвовал в войне с милитаристской Японией. В сентябре 45-го заместитель начальника политот­дела 49-го стрелкового Бухарест­ского Краснознамённого корпуса (53-я армия) подполковник Цы­ремпилон по совокупности подви­гов, совершённых на территории Чехословакии, Румынии, Венгрии и Маньчжурии, был награждён орденом Красного Знамени.

(Продолжение в следующем номере)

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Читайте также