Общество 9 май 2019 1494

​​Журналист ИД «Буряад үнэн» возвращает из небытия имена забытых фронтовиков

Баясхалан Дабаин раскладывает папки с историями наших земляков, судьбами которых занимается последние три года, в рамках своего спецпроекта «Герои без звёзд». Включается диктофон и сиреной завыва­ет речевой сигнал: «Пожарная тревога. Просьба всем покинуть помещение». Под эти звуки начинается рассказ о героях Великой Отечественной войны, ушедших на фронт с нашей бурятской земли. О воевавших. О погибших. И о тех, кто чудом вернулся. Но звёзд Героев так и не дождавшихся. И это тоже чудовищная история войны. Наша с вами общая история.


… Он рассказывает о своих поисках без намёка на пафос и лишь сожалеет, что с этой работой чуть запоздал. «Мог бы рань­ше, когда ещё живы были фронтовики…». Но и опозданию есть оправдание. Большинство архивов рассекречено лишь в последние годы.

«Первым я нашёл наградной лист на Дылыка Доржиевича Абидуева. Вдруг по­думал, а не является ли он братом нашего писателя Бавасана Доржиевича Абидуева? Совпадает всё - отчество, фамилия. Точно! А родственники-оронгойцы считали, что он ушёл на войну и пропал без вести. Ничего подобного! Оказалось, был представлен к званию Героя Советского Союза, служил в воздушно-десантной дивизии, был коман­диром взвода пулемётчиков, отважным воином. И когда 5 апреля 2017 года статья была опубликована, недели через три в то время спикер Народного Хурала Цырен-Да­ши Доржиев вручил наградной лист героя родственникам. Тогда я решил, что буду искать и писать. А потом понял, что этого недостаточно. Надо увековечивать имена людей, которые по разным причинам не по­лучили заслуженные награды», - начинает свой рассказ Баясхалан Бальжинимаевич.

Женщины на войне

Например, Цырен-Дулма Лубсановна Доржиева - девушка-снайпер. Родствен­ники тоже думали, что она пропала без вести. Оказалось, совсем другая история. Когда начал поиск, пришёл к выводу, что были ещё девушки-снайперы из Бурятии. Ночью однажды проснулся и начал набирать варианты фамилий. В наградном листе была ошибка. Вместо Доржиевой было вписано ДорОжиева! Параллельно нашел Валентину Аюшеевну МАгзолову. Та же ошибка. Пишется Могзолова, указа­на как Магзолова. И потом в ходе поиска установил, что они служили в одном пол­ку. Это я выяснил, потому что жива Галина Романовна Шипулина, ей 97 лет, живёт в Иркутске. Она вспомнила, что Цырен-Дул­ма Доржиева училась с ней в одной школе снайперов, была талантливым стрелком. В первом бою уничтожила семь врагов. В первом же бою и погибла. Я был удивлён, что она - ефрейтор. Оказалось, что тем, кто с отличием окончил школу снайпе­ров, автоматически присваивали звание ефрейтора. Её представили к ордену Отечественной войны I степени, но потом по­низили до II степени. И всё равно это очень высокая награда. После публикации по­звонил племянник Юрий Лубсанов. Для семьи это было потрясение. Потом детям и племянникам я предложил съездить на малую родину в село Ехэ-Цаган. Мы съездили вместе, побывали в местах, где жила их тётя.… Потом Председатель Хурала Цырен-Даши Доржиев похлопотал, чтобы все они съездили в Иркутск к Шипули­ной Галине Романовне. Совершенно другая история у семьи теперь…

Да. Их немного, но они есть. Энгельсина Сахаровская награждена орденом Славы III степени. Художником работала на ЛВРЗ. Не все мужчины удостаивались такой награ­ды, а её представили. Призывалась она, в девичестве Шулунова, из Агинского окру­га, хотя родом из Иркутской области. Счи­талось, что она - единственная. Оказалось, ещё награждена Дина Горина - артилле­рист. Есть ещё третье имя - но подтвержде­ния не нашёл пока. Ищу. Ещё один очень интересный факт - в «Ночных ведьмах» была представительница Бурятии.

Легендарный 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиаци­онный Таманский Краснознамённый и ордена Суворова полк. Известный как «Ночные ведьмы». Был сформи­рован только из женщин.

Снайперы из Восточной Сибири, слева направо: Клара Карпенко, Валентина Магзо­лова и Галина Шипулина

Год 2019: 82 героя без звезды…

Три года назад заслуженный артист Бурятии Бакалин Васильев написал, что 12 воинов были представлены, но не получили звезду Героя СССР. Я тогда усомнился в ко­личестве. Но в том и смысл, что этим люди занимаются. Даши Цыренов, автор книги о героях, начинал, Содном Хандажапов про­должил. Один же в поле не воин. Сейчас на­считывается 82 человека представленных, но не награждённых. Я нашёл пока больше сорока.

Поначалу задавался вопросом: чем от­личается кавалер ордена Ленина от выс­шей награды страны - звания Героя. Потом выяснил, что если награждается орденом Ленина, то звезду Героя не дают. А если вручили звезду Героя, то орден Ленина вручался автоматически. Намдыку Цыбе­нову, нашему воину - скромному журнали­сту вместо звания Героя дали орден Ленина. Хотя «понижали» до медали «За отвагу».

Почему не давали? Пять причин. Если был репрессирован. Один пример: Влади­мир Алексеевич Китаев, наш генерал. Кста­ти, один из первых военных генералов. По­чему-то считалось до недавнего времени, что у нас не было генералов с войны. А он генерал-майор. Был командиром авиаци­онной дивизии. Восемь месяцев представ­ление к званию ходило по инстанциям. А у него брат родной был пленён и расстре­лян... Вместо звезды Героя дали орден Ку­тузова. У Китаева два ордена Кутузова. И у Ильи Балдынова - один. Считалось, что только у Балдынова, оказалось - у двоих… Война медленно, но раскрывает свои тайны.

Третья причина - если лама, хуварак, поп - не давали. Попавшим в плен, в окру­жение тоже не давали… Судимость - тоже. Мой старший товарищ Евгений Александро­вич Голубев после войны дружил со снай­пером Гармой Григорьевичем Балтыровым. Где-то в 70-е годы он повёл его за руку в наш Совмин. А председатель Голубеву: «Ты кого мне привёл…». Оказалось, у него было две судимости. До войны участвовал в по­тасовке в пору работы на ЛВРЗ, и после войны дома поджёг шторы. На него соседи написали.

Я нашёл его документы. На войне он уничтожил 170 врагов. Был в плену, бежал. Орден Красного Замени, орден Красной Звезды - награда за наградой, и вдруг они прекратились. Оказалось, что снайперам психологически сложно было продолжать, и они старались перейти в другие подразделения войск. Он перешёл в разведку. Из письма его друга-однополчанина я нашёл информацию о том, что Гарма Григорьевич ещё был награждён орденом Славы. А у снайперов ещё один критерий. Они должны были быть наставниками. У нас всего два снайпера - Героя СССР. Жамбыл Ешеевич Тулаев и Никифор Самсонович Афанасьев. Выходит, они всем критериям соответство­вали. Ученики Тулаева уничтожили 1,5 тысячи фашистов, а Афанасьева – около 2 тысяч.

У Жамбыла Ешеевича тоже своя исто­рия. В 1937 году его арестовали как япон­ского шпиона, но осудить не успели. В семье случилась трагедия, его отпустили на похороны, но после он не вернулся под арест - ушёл на войну.

С Никифором Афанасьевым другая история. В 1951 году он был лишён звезды. После войны работал в колхозе Заиграев­ского района. Поехал в Улан-Удэ купить сельхозинвентарь и попал в «переплёт». Выпил, «размахивал оружием». Оказалось, наградным пистолетом от самого Чуйкова - маршала, дважды Героя Советского Союза.

История, связанная с Чуйковым, тоже не рядовая. Будучи поваром, он случайно ока­зался собеседником самого генерала и по­жаловался: «Чего я буду кашеварить, если я охотник?». Так стал снайпером.

… По возвращению в колхоз его ждала неприятность в виде председателя партко­ма. Тот пригрозил исключением из партии, сославшись на «телегу из города». Слово за слово, не сдержался, сорвал звезду Героя и положил на стол председателя. Звания его лишили… Он уехал в таёжную Тэгду Хорин­ского района, устроился табунщиком. Жена ушла. А потом вмешались однополчане. Вы­яснили обстоятельства «дела», написали ряд писем, приехали целой делегацией. В 1971 году Афанасьева восстановили в звании Героя. Но это исключительный случай. Я в истории не находил подобных. Даши-Дон­док Унтанов из Закаменского района тоже был представлен к званию. Но поскольку был хувараком в Санагинском дацане, звезду не дали.

Война медленно, но раскрывает свои тайны

Я вообще считаю, к то родился, учился, служил, похоронен - все они наши. Все име­ют отношение к Бурятии. У нас был Герой Советского Союза Виктор Степанович Ма­каров. Девять лет работал в республике, не указывал в биографии, что он - Герой СССР. Позже был военкомом в Мухоршибири. Там он увековечен, но в республиканских списках не значится. Это ж несправедливо. Илья Степанович Яковлев признан полным кавалером орденов Славы, но звезды нет.

Сейчас считается, что их у нас 12, а на самом деле - 15. А есть ещё те, что по три-четыре ордена имеют, но не стали геро­ями. Статут ордена нарушен. Егор Иванович Куделин был награждён сначала орденом Славы третьей степени, затем второй. И ещё раз второй. В суматохе войны. Он был ранен в голову, в 34 года скончался.

Портрет Егора Куделина и копия его наградного листа

Но он же не виноват в этой ошибке! Потому, когда его родственникам вручали копию наградного листа, справедливо ре­шили считать его Героем Советского Союза. Пусть и без звезды.

Ананий Александрович Никитин имеет три ордена Славы. В 90-х годах его вызвали в военкомат. Он уверен был, что наконец-то его признают полным кавалером. Откры­вают коробочку – там снова орден Славы и снова второй степени. Он страшно разоча­ровался. В сердцах сдал орден в Минобо­роны.

Есть герои по стране, у кого по 4-5 ор­денов, но они не признаны полными кава­лерами. У нас полный кавалер Семён Ива­нович Батагаев. Его тоже вызвали после войны в военкомат. Еле приковылял, а ему: «Вам орден Славы второй степени». Он не стал его получать. «Ну ладно, мы вам орден Красной Звезды вручим», - с казали они и забыли.

На Восточном фронте камикадзе бро­сился под его машину, после взрыва Семён весь переломался. Мама его, бедная, две похоронки получила, но дождалась. Позже, в Москве, в метро у него вырезали орден первой степени. Он самый ценный для во­ров, в нём золота много. Там же, в Москве, он пошёл по инстанциям. Подняли архив, восстановили орден. А в его наградном ли­сте орден Красной Звезды значится. «Я ж не получал!» - воскликнул он. Оказалось, кто- то за него расписался.

Найти героев

Сейчас благодаря рассекреченным ар­хивам работают два сайта. «Память наро­да» и «Подвиг народа». Надо искать. Фами­лии бурятские зачастую писались неверно. Малакшинов, Ринчинов умудрялись с тремя ошибками написать. Не со зла, конечно. Информацию о захоронениях можно искать на сайте ОБД «Мемориал». Школьные музеи очень много информации хранят. Все архивные газеты 50-х годов тоже помогут. Надо разные источники искать.

По Филимону Харлампиевичу Зай­цеву искал информацию где-то год. В 21 год капитан, шесть орденов - и не дали звание Героя. Поиски привели в город Волжский. Я позвонил на завод. Секретарша сначала сказала, что не знает. А потом вдруг реши­ла на всякий случай дать номер телефона. Оказался замдиректора завода был зна­ком с Зайцевым. Дал координаты дочери. А теперь в Волжском у них есть родственники из Бурятии. В прошлом году в селе Надеино увековечили его имя.

Гвардии капитан Филимон Зайцев. Берлин, май 1945 года

Доржи Баханович Васильев. Бурят из глухой деревни. В 40-м году окончил физ­фак МГУ, ушёл на войну. Был представлен к званию. Не дали. Скорее всего, причина в репрессиях 37 года. Сорок лет проработал в институте…

Есть Геннадий Лаврентьевич Токаренко. Был дважды представлен. Не дали. Спра­ведливость восторжествовала в отношении Георгия Ивановича Гуслякова из Башкирии. Хотя по биографии наш. Вручили «Героя России» в 1994 году. Оказывается, отца ре­прессировали, и он уехал сначала в Питер, потом завод, где он работал, эвакуировали в Башкирию. Оттуда он и ушёл на войну. На войне дважды был представлен. Пер­вый раз понизили до ордена Отечественной войны II степени. Второй раз дали Красно­го Знамени. Он уникален! Он самый выда­ющийся - восемь орденов! Он на 13-м танке до Берлина доехал! 12 под ним сгорели…

Пантелеймон Устинович - четыре бо­евых ордена Отечественной войны. Надо было б давать за три ордена Великой Оте­чественной войны звезду Героя…

Был Цыбик Кузьмин из Кабанского рай­она. Три медали «За отвагу». На войну ушёл вместе со своей монгольской лошадкой, которую так и звали Монголка. Был ездо­вым, документы возил. В один из походов снайпер попал в лошадь. Умирая, лошадь плакала, прощалась… Он считал, что Мон­голка прикрыла его собой. После войны его обвинили в хищении зерна и на 15 лет осудили. Он отсидел девять. Жена за это время заболела и умерла…

… Медаль «За отвагу» очень трудно по­лучить. Ордена Славы очень трудно полу­чить… Знаете, о чём больше всего жалею… Что раньше не начал искать, - заканчивает монолог мой коллега.

Мы синхронно вздыхаем. Ком в горле…

P.S. Отдельная тема Баясхалана Даба­ина – журналисты. Сейчас автор проекта «Герои без звёзд» хлопочет о мемориаль­ной доске в память о Намдыке Цыбенове, воине и журналисте, которому вместо звания Героя дали орден Ленина.

В списке же более 30 имён журналистов. Это лишь в одной из папок. А в целом около 200 имён, которые нуждаются в уточнени­ях, поиске деталей и позабытых подробно­стях. И каждый – своей звезды. Пусть не сегодня. Пусть когда-нибудь. Но они будут знать, что не забыты.

Фото Анны Огородник

Автор: Норжима ЦЫБИКОВА

Читайте также