Общество 15 май 2020 1460

​​«Если мы не вернёмся, то пусть наши черёмушки растут!»

Пионерский лагерь. Июнь 1941 года

В погожий солнечный день 22 июня 1941 года в пионерском лагере на Верхней Берёзовке вдруг прозвучал сигнал внеочередного построения. Отряды быстро заполнили площадку, а на трибуне уже стояли начальник лагеря Василий Иванович Навожный, старшая вожатая Татьяна Фёдоровна Миссиюк и дежурный вожатый по лагерю Борис Скрябин.

Взволнованный Василий Иванович сообщил: «Ребята! На нашу страну вероломно без объявления войны напала гитлеровская Германия. Без сомнения, наша Красная Армия даст ей отпор. Но враг коварен, он может заслать своих диверсантов и шпионов даже сюда. Поэтому мы должны быть бдительными, собранными и готовыми к любым неожиданностям».

Сразу приняли решение: охранять лагерь своими силами. Днем дежурили малыши, а вечером - старшие ребята с кем-нибудь из вожатых.

ПРОСТО ИГРА

Однажды ночью лагеряне проснулись от невероятного шума: два барабана, два горна, оркестровые тарелки и удары в пустые ведра взбудоражили и подняли на ноги всех. Выстроились мигом. Начальник лагеря сообщил, что патруль обнаружил на одной из сопок, находящейся вблизи от лагеря, костер. Срочно был отдан приказ: всем пионерам вместе с вожатыми незаметно подобраться к сопке и выяснить все на месте.

Цепочкой ребята двинулись в путь. Когда костер уже стал хорошо виден, кто-то из старших передал по цепочке команду: «Ложись!». Все залегли и ползком стали подбираться к костру. Приблизившись примерно на 15-20 метров, они по команде «Вперед!» вскочили и бросились к костру. Но внезапно прогремел выстрел. Все разом остановились, а вожатая Валя Горяева охнула и схватилась за грудь. Зина Степанова при виде всего этого упала в обморок. Ее подхватила на руки «раненная» Валя и вместе с ней побежала к костру. Все последовали за ними.

У костра с ружьем в руках стоял лагерный сторож, а из шалаша, стоявшего неподалеку, появился баянист Витя Мингалев и заиграл марш. И только теперь ребята поняли, что это была проверка их «боеготовности». Пока это была еще просто игра, но и она учила их быть готовыми защищать Родину.

НЕСБЫВШИЕСЯ МЕЧТЫ

22 июня выпало на воскресный день. А накануне вечером все вожатые – ребята и девчата собрались в беседке, сидели и делились своими планами на будущее. Володя Вихров готовился посвятить себя спорту. Юра Бабурин собирался стать инженером. Братьев Лазаревых манило море. Вера Воробьёва, Нелли Кондрашова и Катя Александрова собирались поступить в МАИ. Прекрасные планы были и у других.

Вожатые мечтали, не подозревая о том, что многим их мечтам не суждено будет сбыться. А когда они узнали о начале войны, все побежали в военкомат. Парням тут же вручили повестки, а девчатам, конечно, отказали. Но они настойчиво ходили в военкомат до тех пор, пока их не направили в ШМАС (школу младшего авиационного состава). Так почти все старшие вожатые попали на фронт.

«А мы, младшие, в меру своих сил старались помогать фронту, – рассказывал участник Великой Отечественной войны, корчагинец наших дней Николай Лимонов, почти четверть века не встававший с больничной постели, но боровшийся за право быть в общем строю. – Вернувшись из пионерлагеря, узнали, что наш Железнодорожный райком комсомола создает бригаду для помощи колхозу «Заветы Ильича» Прибайкальского района. В эту бригаду вошли Валя Горяева, Нюся Чебышева, две Жени – Волок и Егунова и еще несколько комсомольцев. Взяли и нас – Витю Мингалева, Колю Игошина и меня – хотя мы еще не были комсомольцами. Мы косили сено, копали картошку. И работали, скажу не хвастаясь, не хуже взрослых. В 44-м пришел и наш черед защищать Родину – мы попали на войну с Японией. А вернувшись домой после демобилизации, я уже сам стал вожатым в этом лагере и верховодил ребятами».

Мне довелось встретиться с бывшей старшей вожатой Лидией Владимировной Садовниковой, хорошо запомнившей тот июньский день, ставший прощальным для ребят-призывников: «Спустя много лет я приехала в УланУдэ и снова побывала в тех местах, где был наш пионерский лагерь. Теперь тут пионерлагерь «Салют». И мне сразу вспомнилась наша последняя июньская линейка. Я была вожатой и стояла во главе своего отряда. Рядом выстроились другие отряды, но у шести из них уже не стало вожатых. Парням пришли повестки из военкомата, и они ушли на призывной пункт, пообещав отпроситься, чтобы попрощаться с нами.

ПОДАРОК ЛАГЕРЮ

И вот мы стоим, ждем, а их все нет и нет. И наконец, запыхавшиеся, возбужденные, они появились. В руках ребята держали маленькие деревца. Мы все гадали: для чего они их принесли? Но во время короткого митинга на прощальной линейке все прояснилось. Выступая от имени вожатых-призывников, Павел Чернецкий сказал: «Эти саженцы черёмухи – наш подарок лагерю. Мы уходим на войну, и если мы не вернемся, то пусть наши черёмушки растут».

Вожатые посадили деревца. Пять из них прижились, выросли, а шестая черёмушка засохла. В жизни же получилось все наоборот.

Настойчиво рвался на передовую 17-летний Борис Скрябин и в конце концов добился своего. Он не успел получить высоких фронтовых наград, потому что погиб в первом же бою. Но навсегда остался в памяти ребят как один из лучших вожатых пионерского лагеря. Николай Леонов, ушедший добровольцем на фронт, служил в разведке, за взятие важного «языка» - немецкого генерала получил орден Боевого Красного Знамени и погиб при штурме Берлина, перед самой Победой. Любимец детворы, заядлый спортсмен Владимир Вихров в начале июня тоже ушел добровольцем на фронт и вскоре где-то в одном из ожесточенных оборонительных сражений сложил свою голову. На пилонах площади Славы среди фамилий погибших заводчан есть имена Павла Чернецкого и Евгения Орлова, добровольцем ушедшего на войну и павшего в схватке с фашистами 5 ноября 1944 года.

Пятеро вожатых погибли на фронте, а шестой – Дмитрий Щапин, хотя и весь израненный, но вернулся домой и прожил еще несколько лет. И пока он был жив, каждую весну навещал пионерлагерь, чтобы поухаживать за цветущими черемушками.

...И по сей день тут с утра до вечера звенят детские голоса. Ребятишки отдыхают в зеленом плену золотых тополей, акаций и черёмух. И не знают, что черёмушки - это прощальный дар вожатых, ушедших на войну и павших в боях за Родину.

Евгений ГОЛУБЕВ

Фото из открытых источников