Общество 25 мар 2020 1360

​И орел, и решка: интервью с известным коллекционером Бурятии

Размах его интересов широк – от истории и коллекционирования до спорта и философии. Его имя по-прежнему на слуху. Он - это «Сахиров, с которым всегда интересно» - интервью под таким заголовком с Михалычем (так называют друзья и хорошие знакомые героя этого повествования) в начале нынешнего столетия опубликовали в одной из республиканских газет.

Сколько воды утекло с тех пор в полноводной Селенге, но Анатолий Сахиров остается интересным для собеседников, а главное - востребованным, целеустремленным и щедрым душой. Разговор с известным бурятским коллекционером, знатоком истории, хорошо разбирающимся в нумизматике и фалеристике, происходил в его небольшой антикварной лавке по улице Терешковой. В его понимании собирательство - не просто увлечение. Это для него как воздух.

Беседуем с Анатолием Сахировым о его корнях, увлечении, ставшим образом жизни, об испытаниях, через которые он прошел и стал сильнее, о том, что изменилось в его жизни с момента нашего первого интервью.

«Школа молодого бойца»

- По отцу я - аларский, по матери – осинский. С обеих сторон я - шаманского рода. Так получилось, я был в Штатах в 1998 году. Туда ездил с ансамблем «Магтаал» на фестиваль. И там общался в резервации в Йеллоустонском нацпарке с индейцами. Мы с ним посидели, поговорили о шаманизме, и он сделал мне бусы. Надел их на меня и исчез. Считаю, что это было мое первое шаманское посвящение. После этого я должен был принять шаманский обряд на родине, но этого не произошло, поэтому три года назад обряд пришлось принять моей дочери Анне.

- Ваше детство прошло у Алханая и в Якутии. Как вы там оказались?

- В 1964 году мы переехали в Читинскую область по так называемому набору семей, как говорится, за длинным рублем. Мой отец работал шофером и каждое лето возил на Алханай ребятишек. В 1969-м начались известные события на Даманском. Моя мама, прошедшая через все тяготы военного лихолетья, сказала, мол, скоро начнется война, и мы буквально за два дня продали дом и приехали в Улан-Удэ. А потом наши родственники сообщили, что в Ленске зарплаты хорошие. В поисках лучшей доли мы переехали в Якутию. На севере в седьмом классе занялся спортом. Моим первым тренером был чемпион Советского Союза в беге на 400 метров Виктор Александрович Привин. О нем я вспоминаю с теплотой и благодарностью. В седьмом классе стал заниматься спринтом. Действительно, у меня было счастливое детство: в школу пошел в степях на Ононе, где жил Чингисхан, а окончил десятый класс в северной, лесной Якутии.

- Вы продолжили заниматься легкой атлетикой, приехав после школы в Улан-Удэ. Под чьей опекой тренировались?

- Моим тренером стал профессор Владимир Лазаревич Балдаев. В 1976 году попытался поступить на спортфак, но по сочинению получил двойку. Из-за юношеского максимализма пересдавать экзамен отказался. Вернулся в Ленск. Осенью родители отправили меня в Улан-Удэ, мол, устроишься на работу, а на следующий год поступишь в институт. Мой дядя по отцовской линии устроил меня в локомотиво-комплектовочный цех ЛВРЗ. Жил я в «рабоче-крестьянской» общаге по улице Комсомольская, 33, где и началось мое проникновение в жизнь. На заводе до 15 числа каждого месяца начинались авралы, а я, иногда получив от мужиков «трёшку», бегал за бутылкой и «тошнотиками», то есть проходил «школу молодого бойца». В 1977 году поступил на спортфак пединститута. Тренировался у Владимира Лазаревича, хорошего, доброго человека. В студенческие годы сдружился с Александром Истоминым, Игорем Переваловым, Славой Дорошенко. Кстати, ни до, ни после нас в нашей альма-матер не было курса, на котором бы училось сразу десять мастеров спорта – Борис Будаев, Лубсан Айсуев, Александр Мильгадаев и другие.

- Старшекурсником на одном из перекрестков судьбы вы встретили свою единственную и ненаглядную. Как начиналась ваша история любви?

- Мои родственники жили на авиазаводе. Как-то, это был 1977 год, мы ехали с братом на автобусе, на «тройке». Смотрю, стоит девушка в платьице в горошек. Я подошел к ней с вопросом: «Девушка, вы куда едете?». Она отвечает: «Я в институт поступаю». Обменялись телефонами. Через недельку встретились. С моей будущей женой Тамарой Владимировной дружили три года. Я тренировался в спортзале пединститута. Когда у нее заканчивались пары, она садилась на «тройку». Я быстрее автобуса прибегал на авиазавод и ждал ее на остановке. По этому поводу мои друзья шутили: «Вот, Толя, добегался ты за автобусом: пришлось жениться». Женился в 1980 году. Сыграли чисто бурятскую свадьбу. Нынче 26 апреля будет 40 лет нашей совместной жизни.

Встреча с Брюсом Ли

- Где началась ваша трудовая деятельность после окончания института?

- После института пошел работать в ГПТУ № 1, но через три месяца меня забрали в армию. Оправили в ракетный дивизион в Нижнеудинск, потом перевели на «дивизку». Служил полтора года. И это тоже была школа жизни. После армии 10 лет я был председателем спорткомитета Железнодорожного района.

- А когда вы приобщились к единоборствам?

- 1989 году я начал активно заниматься каратэ по методу джиткундо Брюса Ли. Считаю, что спорт - это твердость духа, умение преодолеть жизненные препятствия. Бог мне дал: в 2005 году я побывал на могиле Брюса Ли в Сиэтле.

- Михалыч, а что за история была у вас с попыткой вступления в партию?

- В конце 80-х надо было расти дальше - вступать в партию, и я прихожу в райком КПСС, а там третий секретарь - женщина. А у меня, признаюсь, были замашки «хиповые» - к примеру, одежду не ту одевал. В райкоме партии мне говорят, мол, на себя посмотри, и что я не готов быть в рядах КПСС. Всегда удивляюсь человеческому лицемерию – при одной власти говорят одно, а при другой перекрашиваются. Человек, который был первым секретарем райкома комсомола, после развала страны бросил свою жену, уехал в Америку, женился на американке, которой было далеко за пятьдесят. Он «покупал» здесь детей и увозил их в Америку. Третий секретарь райкома партии - женщина - стала хозяйкой винно-водочных магазинов. О себе говорю: каким «разгильдяем» по жизни был, таким и остаюсь. Насчет главных человеческих качеств считаю, что нужно быть благодарным за все, что тебе сделали, и никогда не делать плохого людям.

Друзья – живые боги

- 15 лет назад я видел, как вы зимой ныряли в прорубь …

- Как Водолей толкал свою голову куда не надо - босиком ходил, почти десять лет занимался моржеванием. А сейчас - нет. С годами многие вещи пересматриваешь, тем более, по буддийской медицине моржевание бурятам противопоказано.

- Помнится, вы рассказывали о том, что в 90-е годы как-то переборщили с алкоголем.

- Из-за своей принципиальности не пил водку. Но в 33 года перетренировался, и у меня прямо на тренировке лопнуло ахиллово сухожилие. После операции я встретил своего институтского друга Игоря Перевалова. Выпили с ним по три бутылки водки на брата. Как таракан три дня я отсиделся в темном месте: мой железный организм с этим боролся. После этого три года не пил. Но время берет свое - свадьбы, юбилеи, похороны, и для себя установил норму – три наркомовские рюмки.

Моя бурная молодость привела к тому, что я серьёзно заболел. Мне поставили диагноз и сказали, что на биопсию надо ехать в Иркутск. Прихожу к другу и говорю: «Слава, я тебе саблю дам, дай мне денег». А он мне говорит: «Зачем мне твоя сабля? Сколько тебе надо?». И дал мне 50 тысяч рублей.

(После этих слов Михалыча у меня мурашки по коже. А дальше – эмоции по нарастающей. Узнаю, что на операцию в Израиле и на реабилитацию потребовалось 150 тысяч долларов).

- Друзья пришли – кто-то миллион дал, кто-то - 100 тысяч. А в последнее время говорю словами поэта Матвея Чойбонова - мои друзья – мои земные боги. Дай бог, чтобы моим друзьям все сторицей возвращалось и у них не было никаких проблем».

- Я - счастливый человек, потому что бог дал мне пережить болезнь, жить дальше, радоваться внукам. Счастье - это когда ты можешь помочь другим людям, своим близким, можешь быть настоящим другом для своих друзей. У меня иногда возникает мысль: если бы нашел миллион, я бы его раздал своим друзьям, - говорит Анатолий Сахиров.

Фото: Н. Сахилтарова

Автор: Баясхалан ДАБАИН