Общество 8 июл 2020 228

Уроженка Бурятии - о жизни в Бутане, счастливом замужестве  и буддийском мировоззрении

Газета «Бурятия» в сотрудничестве с Instagram-журналом PROSTO @pros­to.zhurnal представляет интервью с уроженкой Баунтовского района На­тальей Вангди @bhutan_withlove.

Газета «Бурятия» в сотрудничестве с Instagram-журналом PROSTO @pros­to.zhurnal представляет интервью с уроженкой Баунтовского района На­тальей Вангди @bhutan_withlove. В своем блоге она рассказывает о жиз­ни в Бутане и Германии, о менталите­те, традициях и воспитании.

Последняя Шангри-ла, Страна счаст­ливых людей, Королевство гро­мового дракона - это лишь часть эпитетов, которыми принято описывать Бутан - небольшое государство в Гимала­ях. Оно распахнуло двери для иностран­цев всего лишь 30 лет назад. Эта страна манит и завораживает. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что там живет наша землячка из Баунтовско­го района.

ЗАМУЖ ЗА МОНАХА

– Наталья, представьте, что вы вы­ступаете перед незнакомой публикой. Расскажите немного о себе.

- Я родилась в Баунтовском районе и жила там до 17 лет, потом уехала учиться в Иркутск. После окончания юрфака ИГУ занялась частной практикой. Но меня всегда тянуло путешествовать. В 2002 году я решила сменить вид деятельности и открыла турагентство. Кроме этого, ещё со студенческих времен меня интересо­вали духовные практики. Буддизм всегда был мне близок, так как в Бурятии сами знаете, люди независимо от националь­ности с уважением относятся к ламам, ходят к ним за советами. Мне нравилось в дацанах: запах благовоний, звуки мантр. К 24 годам осознала, что буддизм - это мой путь. Начала искать учителей и свою шко­лу. Встретилась с Кармапой – главой ли­нии Карма Кагью, и сомнений больше не оставалось. Я чувствовала себя как дома.

- Как получилось, что девушка из Баунта оказалась в Бутане (кстати, буквы в названиях те же самые, если их переставить местами)?

- В 2009 году я впервые поехала в Ин­дию, в Бодхгаю - место, где Будда достиг просветления. Как раз проходил боль­шой ежегодный молебен - Монлам. Там я встретила своего супруга. Он был тогда монахом, с десяти лет жил в монастыре в Сиккиме (соседний с Бутаном штат Ин­дии). Девять лет он учился в буддийской шедре (институте) в Калимпонге. На мо­мент нашего знакомства супруг как раз ее заканчивал. У него не было монаше­ских обетов на всю жизнь. Через какое-то время мы поняли, что вместе сможем быть полезнее, и он с разрешения своего ламы оставил монашескую жизнь. У нас очень сильная кармическая связь. Мы действительно смогли многое сделать вместе.

- Какие качества в муже вы особен­но цените?

- Мой муж - коренной бутанец. Он ро­дился в многодетной семье, где шестеро детей. Его прадед - тибетский лама, при­шел из Тибета и основал монастырь в Восточном Бутане. Мужа всегда тянуло в монастырь, мечтал посвятить себя мона­шеской жизни. В десять лет родители от­везли его в один из лучших монастырей школы Карма Кагью в Румтеке. Шестнад­цатый Кармапа в 70-е годы провел како­е-то время в Бутане по пути из Тибета в Индию и заслужил огромную предан­ность бутанцев. Поэтому отдать ребенка в его монастырь считалось очень пре­стижным, что и сделали родители моего мужа.

В нем больше всего ценю открытое сердце. Именно с ним я узнала, что такое быть буддистом на деле, а не на словах. Нет ни одного человека, которого он оставил бы без внимания и помощи. Меня поразил его острый ум. Когда мы позна­комились, он уже говорил на шести язы­ках и постоянно чему-то учился. Сейчас еще добавились русский и немецкий. Ну и уже позже я поняла, какой он замечатель­ный семьянин и отец. У нас три дочки, и он полностью вовлечен в их воспитание. Муж даёт им очень много, постоянно че­му-то учит. Наша старшая дочь начала чи­тать в пять лет на английском, немецком и русском, а позже он обучил ее тибетской грамоте.

ЧАРУЮЩИЙ БУТАН

- Что больше всего поразило в Бу­тане: люди, места, традиции... К чему было сложно привыкнуть?

- В Бутане меня поразили природа, люди и культура, которую они смогли сохранить в наш век глобализации. Навер­ное, это чуть ли не единственное место, где культура и традиции живы так же, как и века назад. Это единственная страна, где тибетский буддизм сохранен в чистом виде. Его не разрушали извне (как китайцы в Тибете), ни внутри страны (коммунисты в Бурятии и Монголии). Монастыри в иде­альном состоянии, все поддерживается на государственном уровне. Несмотря на то, что Бутан открыт для иностранцев с 70-х, им удалось сохранить страну от негатив­ного влияния массового туризма.

С самого начала они установили днев­ной тариф, который обязан оплачивать любой турист. Поэтому здесь не встре­тить бэкпэкеров (путешествующих за не­большие деньги, без услуг туроператоров – авт.), которые могут находиться в стра­не подолгу. Едут только те, кто действи­тельно хочет прикоснуться к уникальной природе и культуре. Это очень мудрое решение, которое позволило бутанцам сохранить страну. Более того, часть де­нег с дневного тарифа сразу же идут в государственную казну, и именно поэ­тому в Бутане бесплатные образование и медицина. Госустройство здесь очень отличается от многих стран. Всё направ­лено на благо местных жителей, окружа­ющей среды и культуры. В Бутане вместе ВВП измеряется уровень национального счастья. Это отдельная и обширная тема. Скажу лишь, что в Бутане к материальным благам отношение иное, чем на Западе. Здесь нет такого потребительского от­ношения. Люди умеют довольствоваться малым, счастье измеряют не в дорого­визне машины, а в собственном ощуще­нии. Бутанцы говорят: «Есть крыша над головой, чашка риса и чили, все здоровы. Этого уже достаточно, чтобы благодарить и быть счастливыми». Кстати, в их лекси­коне нет слов «депрессия» и «стресс».

- У себя в блоге вы пишете, что жи­вете на две страны: в Германии и Бута­не. С чем это связано?

- Да, это так. В Бутане мы чувствуем себя больше дома. Там мой муж как рыба в воде. У нас свой бизнес – туристическая компания. Мы принимаем русских тури­стов. Я там единственная русская, поэто­му мы одни в Бутане из операторов, с кем можно общаться на русском. Также в про­шлом году открыли русское кафе-пекар­ню. Стали первыми, кто печет настоящий хлеб. В числе наших клиентов бутанская знать и члены королевской семьи.

В Германии же мы оказались из-за учебы мужа. Он хотел продолжить образование за рубежом. Я его полностью поддержала. Ведь он изучал буддизм 21 год, хотелось, чтобы смог применить свои знания в академическом мире. Мы прие­хали в Германию в 2012 году. Тогда муж поступил в магистратуру на факультет тибетского буддизма, а после окончания начал писать докторскую диссертацию. В этом году он должен был ее закончить, но из-за ситуации с коронавирусом всё отодвинулось на полгода-год.

В Германии нам немного сложно из-за разницы менталитетов и языка (я практи­чески не говорю, только учу немецкий). Да, жить на две страны непросто, но очень интересно. Мы видим, как много это дает нашим детям в развитии. Две дочки ходят в детсад в Германии и в Бутане, а старшая первые два года училась и в немецкой и в бутанской школах (в Бутане образование на английском).

ВСЕСТОРОННЕЕ ВОСПИТАНИЕ

- Ваш супруг и дети отлично гово­рят на русском языке. Как вам удаётся поддерживать билингвальное мыш­ление у детей?

- Дети говорят на четырех языках. Мы сразу с мужем решили, что каждый из нас будет говорить с ними на своем родном, поэтому они с рождения знают русский и один из бутанских (материн­ский язык мужа – цангла). Английский выучили по ходу, мы сами не поняли, как и когда, потому что первое время меж­ду собой мы больше говорили на нём, а сейчас больше по-русски. Да и в Бутане образование идет на английском, поэто­му он детям дался легко. В Германии они пошли в садик, и немецкий стал для них тоже родным. Я стараюсь следить за изучением русского, читаю детям много книг, смотрим мультики. Старшая дочка сама читает, занимается три раза в неделю по скайпу с учителем русского языка. Теперь вижу, как у Кармы подтягивается грамма­тика.

- Вы с супругом - опытные родите­ли. На ваш взгляд, что самое важное в воспитании детей?

- В воспитании детей мы немного ста­ромодны. Нас расстраивает, как сейчас размываются ценности, многое перевер­нуто с ног на голову в современном мире. У наших детей есть все необходимое, но мы их не балуем. Прививаем уважение к старшим, учителям. Я не могу себе пред­ставить, чтобы наши дети нагрубили ба­бушке. У нас под запретом смартфоны и другие гаджеты. Убеждена, что детям нужно дать шанс развиваться естествен­ным путем, без электронных игр и лиш­ней информации: только живые игры, ру­коделие, книги, беседы.

- Что бы вы сказали людям, кото­рые сейчас находятся на перепутье, в поисках себя и любимого дела?

- Нет какого-то универсального сове­та. Я следую буддийскому мировоззрению, в нем нахожу ответы на все свои вопросы. Одно из главных поучений – это поучение о карме, которое означает, что мы сами создаем свою реальность. Мы должны брать ответственность за свои жизни на себя. Ни правительство, ни ро­дители, ни общество - никто не виноват в наших невзгодах. Абсолютно всё в наших руках: начать менять жизнь, ведь развиваться можно из любой точки мира, из любой точки нашего состояния. Было бы желание.

- Спасибо за интервью.

Беседовала Анна РАДНАЕВА