Общество 22 июл 2020 518

​Бурятский бронебойщик остановил атаку «тигров»

© фото: Сергей Доржиев

Отважный бурятский ис­требитель танков Аюша Нимаев был представлен к высшей награде страны - боевому ордену Ле­нина.

В 17 лет стал председателем сельсовета. В 20 лет ушел на войну. К 23 годам на­граждён тремя боевыми награ­дами. В 24 года сложил голо­ву у озера Веленце в Венгрии. Мгновения, спрессованные в года, проверки на прочность, смелые решения и поступки настоящего мужчины, который не пасовал перед трудностями и не искал легких путей в жиз­ни. Жизнь до обидного пронзи­тельно короткая, как выстрел из противотанкового ружья, которым он мастерски владел, и поразительно яркая, как ос­лепительная вспышка молнии в его родном Кункуре.

ЖИЛ В ПОЛНУЮ СИЛУ

Это все о нем - храбром фронтовом бронебойщике из степной Аги, славном сыне земли бурятской Аюше Нима­еве. Он прожил всего 24 года, но зато как! В полную силу, без оглядки, предельно честно. Успел сделать столько, что на десятерых хватит. Солдат-ос­вободитель Нимаев - из катего­рии людей, о которых говорят - герои не умирают, они уходят вечность…

Война, разгоревшаяся в 1941-м, безжалостным катком прошлась по судьбе Аюши Ни­маева и его близких, разделив их жизнь на «до» и «после». До войны, великой и страшной, была в общем-то размеренная жизнь в степном агинском при­волье. Если бы он написал авто­биографию, то она уместилась в пол-листа. Родился в 1921 году в Кункурской степи, когда в Забайкалье громыхала граж­данская война. Всего в семье скотоводов Нимы Доржиева и Дулмы Худактуевой было чет­веро сыновей и одна дочь.

- С раннего детства старший сын Аюша проявлял упорство в достижении целей, чувство от­ветственности и врожденную пунктуальность, - рассказывает племянница героя этого повествования Сэдэлма Аюшиева. - Хозяйство у Нимы Доржие­ва было достаточно большое - более 100 голов крупного рогатого скота, овцы, лошади. Поэтому смышленый и трудолюбивый Аюша сразу после окончания начальной школы решил остаться дома и помо­гать родителям по хозяйству.

По рассказам его родствен­ников, в детстве и юности ему, талантливому парню, все дава­лось легко. Он хорошо рисовал, виртуозно танцевал, проникно­венно пел народные песни на летних праздниках-нааданах. Гармонично развитый Аюша проявлял поразительные спо­собности в шахматах, метко стрелял из лука. Как вспоми­нал его брат Дондок, будущий легендарный фронтовик из Кункура был прирожденным наездником. Образцово дер­жался в седле, обучал скакунов к конным скачкам, смело укрощая самых строптивых аргама­ков.

- Аюша ловко догонял на­меченного коня, набрасывал на его шею петлю и проворно закручивал веревку, заставлял лошадь смириться, и в этом ему не было равных, - говорил Дондок Нимаев. - Мой брат был крепким, занимался наци­ональной борьбой и никогда не проигрывал в борцовских поединках.

Не по годам рассудитель­ного и решительного сына кункурского скотовода Нимы Доржиева в 17 лет избрали председателем сельского со­вета. Времена тогда были смут­ные: над сельчанами зловеще нависал дамоклов меч репрессий. Но, несмотря на трудности лихолетья, молодой председа­тель сельсовета изо всех сил старался изменить жизнь зем­ляков к лучшему.

Осенью 1940 года его при­звали в армию. По воспомина­ниям фронтовика Сада Намжи­лова, Аюша служил у озера Ханка в 115-м кавалерийском полку. Скорее всего, после службы, обучаясь и совершен­ствуясь, пошел бы в гору по военной или партийной линии. Но все планы спутала война.

НЕ ПОКИНУЛ ПОЛЕ БОЯ

На передовую он попал в январе 1942 года. Из фронтово­го документа следует, что пона­чалу гвардии младший сержант Нимаев воевал сабельником, командиром отделения в 19-м гвардейском кавалерийском полку 7-й гвардейской Красно­знаменной кавалерийской ди­визии (16-я Армия, Западный фронт). Свою первую награду - медаль «За отвагу» - получил в октябре 1942 года за подвиг, совершенный под Калугой в ходе ожесточенных боев у реки Жиздра в направлении города Сухиничи. Вторая на­града - орден Красной Звезды - украсила пропахшую дымом пожарищ гимнастерку гвар­дейца в сентябре 1944-го. По­сле двух ранений, полученных 14 мая и 30 августа 1942 года, и после лечения в госпиталях Аюша в звании младшего лейтенанта служил командиром взвода противотанковых ру­жей (ПТР) первого эскадрона в составе 223-го кавалерийско­го полка 63-й кавалерийской Корсунской Краснознаменной дивизии 5-го гвардейского кавалерийского корпуса (2-й Украинский фронт).

Как отмечено в представле­нии к ордену Красной Звезды, подписанном командиром пол­ка Михаилом Ганжиным, 23 ав­густа 1944 года в бою за город Роман (на территории Румы­нии – авт.) Аюша Нимаев «был ранен, но, не покидая поля боя, продолжал командовать взводом и первым ворвался на окраину города».

Затем в боях за село Поя­на-Сэратэ «личным примером стойкости и храбрости во- одушевлял бойцов на наступа­тельный порыв, лично из ружья ПТР подавил две огневые точки противника», далее в бою за се­ление и перевал Ойтов «лично возглавил группу бойцов, дей­ствовавших десантом на танке...».

ТРЕТЬЯ НАГРАДА

Вскоре были еще трудные и решительные бои, за кото­рые командир 223-го полка Александр Олейник предста­вил младшего лейтенанта Ни­маева, отличившегося с 24 по 25 октября 1944 года под вен­герским городом Надькалло, к третьей награде - ордену Ле­нина. Тогда бурятский бронебойщик лично подбил три тан­ка, а затем «со своим взводом ворвался на окраину города и завязал уличный бой». Одна­ко награда была понижена до ордена Отечественной войны первой степени «заключени­ем старших начальников», а именно командира 63-й кав­дивизии генерал-майора Пав­ла Крутовского и командира 5-го гвардейского кавкорпу­са генерал-лейтенанта Сергея Горшкова.

Ну а главный бой герои­ческого истребителя танков Нимаева, который, как и все бронебойщики, говорил, что дуло длинное, а жизнь корот­кая, был 21 января 1945 года у венгерского озера Веленце. По воспоминаниям бывшего командира 223-го кавполка Александра Олейника, который рассказал о последних часах жизни и подвиге Аюши Доржи­евича, в тот день взводу Нимаева было приказано оборонять участок шоссе, тянувшийся на Будапешт. Когда сумерки сгу­стились, комвзвода Нимаев заметил пять танков, которые двигались на позицию, подготовленную взводом ПТР. Первая атака немцев захлебнулась. За­тем началась вторая: на шоссе устремились четыре немецких танка. Первый «тигр» загорелся, напоровшись на мину. Вскоре второй немецкий танк подбил боевой товарищ Аюши - Садык Нуралиев, которого прошила пулеметная очередь. Враг насе­дал, а ряды наших редели. Аюше удалось поджечь еще одну бро­нированную махину, вместо ко­торой из-за дома выползли еще два танка. Вскоре у орудия оста­лись лишь Нимаев и тяжело ра­ненный заряжающий Мухин. Когда к орудию устремились вражеские автоматчики, Аюша, «собрав последние силы, под­нялся, бросил на врагов проти­вотанковую гранату и, истекая кровью, упал в почерневший от копоти снег». Неизвестно, был ли посмертно за этот подвиг представлен к награде броне­бойщик Аюша Нимаев, но пока награда не найдена. Согласно донесению о безвозвратных потерях, первичное место за­хоронения Аюши Нимева - село Каполнашаньек, Варм, Фейер (Венгрия).

Мама Аюши Нимаева Дулма Худактуева, получив похорон­ку, не поверила в то, что он погиб на войне, и до конца дней своих ждала любимого сына. Благо, что на фронте он успел сфотографироваться в воен­ной форме и отправить сни­мок любимой девушке. Фото­графия Аюши хранится в доме у его родных братьев. Родствен­ники героического кункурца ежегодно 9 мая встречаются и вспоминают своего легендар­ного брата, который навсегда остался 24-летним.

ИЗ НАГРАДНОГО ЛИСТА (МЕДАЛЬ «ЗА ОТВАГУ») НА МЛАДШЕГО СЕРЖАНТА АЮШУ НИМАЕВА:

 « В боях с немецкими оккупантами с 11 августа по 3 сентября 1942 года у д. Гретня … показал мужество и отвагу... со своим отделением пробрался в деревню Гретня и, очистив деревню от немецких оккупантов, сам лично уничтожил огнем из автомата до 15 солдат и офицеров…».  

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Сергей Доржиев