Общество 23 окт 2020 333

​Первый из первых

© фото: Фото из открытых источников

Столь звучное и знаменательное словосочетание взято из речи сенатора Баира Жамсуева, с которым он выступил 26 сентября в Агинском на открытии памятника Петру Бадмаеву.

Дело в том, что в связи с открытием столь долгожданного и ожидаемого всем бурятским народом памятника, я намеревался писать статью, ибо у многих бурят, в том числе и у меня, возникли некоторое вопросы. Ответы на них должны были завершить проявившуюся логическую цепь. Создание и установка памятника на территории Агинского национального музея имени Гомбожаба Цыбикова - это совокупность исторических процессов, которые напрямую связаны с Петром Бадмаевым и исходят от его личности.

Исходя из этих процессов, оказавших сильнейшее воздействие на развитие всего бурятского народа, следовало бы переименовать вышеназванный музей в Агинский национальный музей имени Петра Бадмаева и Гомбожаба Цыбикова, памятники которым стоят у входа в хранилище народной памяти. Таково завершение логической цепи, возникшей в мыслях у многих и многих бурят. И оно совершенно верное.

Именно об этих процессах и такой исторической логике я и хотел писать, но сенатор опередил меня, раскрыв в своей речи совокупность этих процессов и почти завершив логическую цепь. Теперь мне интересно знать: сохранили ли присутствующие в памяти эту речь и какие действия должны произойти в ближайшее время после этой речи?

За всяким словом должно быть дело.

Народ или этнос - всегда объём. Людей, культуры, истории, экономики, достижений - всего того, что относится к человеческой деятельности, в которой непрерывно идёт конкуренция. Убавление или прибавление этого объёма зависит от каждого его члена, не говоря о группах компактного проживания. Прибавилось одному, прибавилось всем, убавление, естественно, соответствующее. Сила и сплочённость людских сообществ, их авторитет в многонациональной стране и на международной арене, их развитие и конкурентоспособность в таком понимании и значении слова народ. Нет объёма - нет народа…

26 сентября прибавилось всему бурятского народу, всем бурятам, живущим в субъектах Российской Федерации, Монголии, Китае, других странах. Значение бурятского народа возросло памятником Петру Бадмаеву, обозначив первого из первых, который встал именно там, где и должен был стоять - у входа в хранилище народной памяти.

Излишне, наверное, писать о биографии и значении Петра Бадмаева для всего бурятского народа и восточной окраины России. Кстати, именно о значении этой великой личности для всех просвещённых и образованных бурят, а значит, и для всего народа, особо подчеркнул в своей речи на открытии памятника сенатор Баир Жамсуев, и тем самым облегчил мою задачу для написания столь специфической и, надеюсь, нужной статьи.

Сегодня любой желающий может узнать о биографии и значении Петра Бадмаева из многих источников, бытующих в сети, периодике, книгах.

В связи с памятником и отчётливо проявившейся с ним логической закономерностью, уместно было бы поставить несколько вопросов.

Известно, что Пётр Бадмаев был крестником царя Александра III и приближённым царской семьи Николая II, оставаясь свободным в своих мнениях, которые излагал царствующим особам и правительству. Обладая широчайшими возможностями, он создал в Монголии (в Урге) целую школу для бурят, где изучали китайский, маньчжурский и монгольский языки для поступления в Санкт-Петербургский университет.

Состоялись бы многие известные на сегодняшний день бурятские просветители, учёные, политические и общественные деятели без целеполагания Петра Бадмаева и его стипендий, без его активного менеджмента? Современность проявляет деятельность личностей прошлого наиболее рельефно и точно. Не заметить это невозможно…

Гомбожаб Цыбиков учился в Томском университете и готовился стать медиком. Путешественником и востоковедом он стал, благодаря Петру Бадмаеву, который уговорил его оставить Томск и стать востоковедом. Так Гомбожаб Цыбиков оказался в Урге, где стал учиться в школе Петра Бадмаева, после окончания которой поступил на Восточное отделение Санкт-Петербургского университета в 1895 году. Более того, он учился на стипендию Петра Бадмаева. Впоследствии, даже несмотря на то, что Гомбожаб Цыбиков и некоторые другие буряты вынуждены были отказаться от стипендии, для получения которой правительство вынуждало Бадмаева обращать своих стипендиатов в православие, они продолжали получать помощь и поддержку Петра Бадмаева.

Какой была бы судьба Гомбожаба Цыбикова без Петра Бадмаева, кто бы совершил великое открытие Тибета для просвещённого мира, прославив бурятский народ? Как бы и чьим бы именем назывался сегодня Агинский национальный музей, не будь столь мощной личности, как Пётр Бадмаев? Каковыми вообще могли бы быть судьбы многих просвещённых бурят того времени без Петра Бадмаева. Первого из первых, как справедливо назвал его 26 сентября 2020 года сенатор Баир Жамсуев.

Разве совокупность исторических процессов бурятского народа, берущих начало от Петра Бадмаева, памятник которому поставлен напротив памятника Гомбожабу Цыбикову, не говорит о том, что музей должен носить их имена? Агинский национальный музей имени Петра Бадмаева и Гомбожаба Цыбикова. Ведь теперь они уже вдвоём встречают и приветствуют всех, кто идёт в хранилище народной памяти агинских бурят.

Разве не таким переименованием музея, от которого только прибавится всему бурятскому народу, должна завершиться цепь исторической логики?

Виктор БАЛДОРЖИЕВ, Забайкальский край

Фото: Фото из открытых источников

Читайте также