Общество 13 ноя 2020 1275

Фотоохота пуще неволи

Более полувека сельский педагог, общественник и журналист Дмитрий Андронов не расстаётся с фотоаппаратом

Наш сегодняшний собеседник известен во многих ипостасях – это летописец района и истинный патриот своей малой родины, который в своих работах ежедневно раскрывает красоту родного края.

Дмитрий Андронов занимает активную жизненную позицию, являясь человеком неравнодушным и творческим. Но его главное увлечение - фотография. Фотосъемкой занимается полвека: к этому искусству приобщился еще в детстве в родной Бичуре. Тогда же началось его увлечение птицами. В этом году он стал призером IV Всероссийского конкурса журналистов и блогеров «Окно в природу» памяти Василия Пескова.

ПО КОМСОМОЛЬСКОЙ ПУТЁВКЕ

- Дмитрий Анатольевич, расскажите о себе, откуда вы родом?

- Я - бичурянин. Мой отец Анатолий Семёнович Андронов - фронтовик, в Красной Армии служил с 1939-го по 1946 год авиационным механиком, награжден двумя медалями «За боевые заслуги» и медалью «За отвагу». Служил в 99-м отдельном разведывательном авиационном Забайкальском полку. В мирное время трудился председателем колхоза, руководил кирпичным заводом.

- Ваше увлечение фотографией, кажется, связано с тем, что ваш отец с войны привез немецкий фотоаппарат Rollei‘ex. И вы хотели поступить на отделение журналистики Иркутского госуниверситета. Как получилось на самом деле, и как прошли студенческие годы?

- Да, было такое. Когда они стояли после войны в Риге, отец купил этот трофейный фотоаппарат в лавке. И я его потом разобрал на «увеличилки» - линзы фирмы Цейс. В десятом классе загорелся журналистикой. Но для поступления на журфак надо было обязательно иметь два года стажа, и я поступил на факультет механизации сельхозинститута. Конечно, приходилось и подрабатывать. Мы таскали муку. На железнодорожной станции разгружали лампочки и венгерские джемы. Чего только не было! Спрашиваете насчет спорта? В институте занимался у ныне известного историка Владимира Александровича Фомина, на лыжах бегал. Но в соревнованиях не любил участвовать - только для себя спортом занимался. К слову, в студенческие годы я познакомился со своей будущей супругой Тамарой Григорьевной, 1974-м мы поженились. Так и идем по жизни вместе.

- Как сложилась ваша жизнь после окончания вуза?

- В то время секретарем комитета комсомола института была Галя Галсанова. Она предложила мне по комсомольской путевке (в советское время существовала система обязательного трудоустройства выпускников вузов - распределение - авт.) поработать в системе профтехобразования. И меня отправили в Малый Куналей. В этом бичурском селе я отработал 13 лет. Преподавал, занимался подготовкой механизаторов для сельского хозяйства. Трудился старшим мастером, некоторое время директорствовал. В то время были хорошие профтехучилища, оснащенные современной техникой - комбайнами, тракторами. Наши воспитанники находились на полном государственном обеспечении, у них были хорошие условия для проживания. Жалко, что эта система канула в Лету.

«ФОТОГРАФИРУЮ С 13 ЛЕТ»

- После Малого Куналея вы вернулись в родные пенаты… И продолжили фотографировать?

- Я потом понял: надо возвращаться в Бичуру, поскольку родители были в возрасте, им требовалась помощь. Перебрался поближе к ним, построил дом. Как в 13 лет впервые взял в руки фотоаппарат (родители подарили мне «Зоркий-4»), так и не расстаюсь с ним.

- Говорят, для того, чтобы хорошо запечатлеть мгновения жизни, вы зачастую экспериментировали?

- И такое тоже было. Когда я учился в городе, мой однокурсник, хороший токарь, выточил на заводе трубу с резьбой наподобие объектива для моего фотоаппарата «Зенит». И эта труба передвигалась, меняя фокусное расстояние.

- Несколько лет назад вы приобрели объектив, который давно хотели купить - с фокусным расстоянием 600 мм. И на одной из фотографий вы изображены с этим объективом?

- Да, это объектив Canon EF 600 mm, который я купил в 2011 году в Иркутске. Сейчас нужна хорошая техника. В нетронутых уголках, как, например, на Хубсугуле, птица не боится и подпускает поближе. Но сейчас везде звери и птицы пуганые: подойдешь на 200 метров, и птица улетает. Поэтому такой объектив необходим. Да, сегодня фототехника дорогая: приходится в кредиты залезать. Но, как говорят, охота пуще неволи.

- Чего только ни делают фотохудожники ради одной фотографии - заядлый фотограф дикой природы Луи-Мари Преа четыре года часами сидел в реке ради одного подводного снимка бобра!

- Так оно и получается. К примеру, на то, чтобы снять черного журавля, ушло несколько лет. Местные жители рассказывали мне, что эта птица появляется, но очень редко. Много лет я ждал встречи с черным журавлем. И дождался: сфотографировал её в западной части района, близ Окино-Ключей, где есть соленые озера.

НЕЛЬЗЯ БЕЗ ОРНИТОЛОГИИ

- Фотограф-натуралист должен знать повадки зверей и птиц, то есть, без орнитологии не обойтись?

- Конечно. У меня есть много книг по этой теме - скачал их в Интернете. Стараюсь купить любую новинку по орнитологии, которая появляется в продаже. Всегда советуюсь со своими знакомыми-орнитологами. Они мне помогают, например, доктор биологических наук, профессор Цыдып Заятуевич Доржиев, Виктор Васильевич Попов, Игорь Владимирович Фефелов.

- В своей книге «Мои встречи с птицами» вы пишете, что малую, да удалую птичку - ремеза - вы искали два года.

- Я нашел ремеза в 2012 году, когда осматривал кустарники на одной из глухих проток Хилка. А если говорить о книге «Мои встречи с птицами», то, действительно, аналитический материал для нее, свои наблюдения я собирал всю жизнь, а фотографии этого издания - цифрового периода. В 2004 году у меня появилась цифровая камера, тогда я шагнул на новый уровень в фотоискусстве: стало больше возможностей.

- Техника техникой, но, уверен, что без души запечатлевать мгновения жизни никак нельзя. Не каждому дано делать по-настоящему хорошие снимки.

- Техника не является самоцелью, это - средство. Она нужна для выполнения определенной задачи. Так, чтобы запечатлеть ремеза, потребовался 600-й объектив: ремез - птичка мелкая. У меня фототехники немного, но все необходимое есть.

- А дронами, квадрокоптерами вы тоже пользуетесь?

- Нет, я на дрон смотрю только со стороны: боюсь уронить. Его запускают мой старший сын Олег и внуки Роман и Стас. Кстати, если увидим с помощью дрона дым или очаг возгорания, звоним главному лесничему или пожарным. Олег и Стас с воздуха практически все села района засняли – все они очень красивые. Мы издали альманах «Тропою чудес», готовим третий выпуск. Я собирал материал, Олег со Стасом фотографировали природные объекты с воздуха. Второй выпуск профинансировал младший сын Александр. Этот альманах мы подготовили по негласному социальному заказу: давно идет речь о необходимости развития туризма в районе. Но, чтобы туризм развивался, нужно создать лицензированную турфирму. Без инвестиций, привлечение которых - прерогатива властей, развивать туризм невозможно.

- Вы фотографируете не только птиц, но и людей, объекты природы…

- Да. К примеру, на сайте Бичура.ру размещена виртуальная фотовыставка, посвященная 75-летию Победы, на которой представлены свыше 100 фотографий ветеранов, участников войны.

ДЛЯ ПОТОМКОВ

- Недавно в школьном музее, которым вы руководите, открылся новый зал, расскажите об этом.

- В нашем музее краеведческий зал переполнился. Чтобы сохранить экспонаты для потомков, было решено открыть на месте освободившегося помещения слесарной мастерской новый зал. Среди уникальных предметов старины в музее есть старинная солдатская фляжка (объемом 5,5 чарки) образца 1891 года, изготовленная в Санкт-Петербурге из цельного куска осины, со вставными донышками из клёна, конный плуг, различная домашняя утварь.

- Слышал, что планируете издать книги - по истории Бичуры и третий выпуск книги «Мои встречи с птицами». Нет желания выпустить книгу под условным названием «Мои встречи с интересными людьми»?

- Интересная идея! Я встречал много необыкновенных людей.

Много о чем мы беседовали с Дмитрием Андроновым. Об экологии, удушающих села свалках. Бичурский общественник и активист говорил о том, что, если не защищать уникальную реликтовую абрикосовую рощу («вокруг неё свободно ходит скот!»), расположенную у райцентра, то она может в будущем исчезнуть. Его душа болит об исчезающих животных и птицах: черный журавль, например, не появляется в районе шесть лет, семь лет не прилетает сюда гусь-сухонос. Действительно, спасая природу, мы спасаем самих себя.

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фото из открытых источников

Читайте также