Общество 18 ноя 2020 300

​Тенденции недели: О наследии Доржи Банзарова

© фото: пресс-служба Казанского федерального университета

Не так давно здание Казанского университета украсила мемориальная доска памяти Доржи Банзарова. Открытие барельефа первого бурятского ученого на стене одного из старейших ВУЗов России вызвало немалый резонанс в социальных сетях Бурятии. Идеолог и организатор этой акции, Николай Цыремпилов, пожалуй, добился главного: бурятская общественность начала активно обсуждать наследие Доржи Банзарова, и в этой дискуссии пытается выйти за рамки обыденного мышления.  

Время осознания

Барельеф памяти Доржи Банзарова установили на стене здания Научной библиотеки имени Николая Лобачевского, одного из многих легендарных выпускников Казанского университета. Акция была приурочена к грядущему 200-летию со дня рождения первого бурятского ученого.

На торжественное открытие памятной доски были приглашены депутаты Государственной Думы Марат Бариев и Алдар Дамдинов, ректор  Бурятского государственного университета Николай Мошкин, проректор по внешним связям КФУ Тимирхан Алишев и проректор по общим вопросам КФУ Ришат Гузейров. Кроме того, к торжеству присоединились бурятский режиссер Олег Юмов, представители Института международных отношений КФУ и бурятской диаспоры города Казани.

– Для нас, бурят, проживающих на казанской земле, открытие мемориальной доски Доржи Банзарову, крупному востоковеду и выпускнику Казанского университета, большая честь, - отметила Сэсэгма Бубеева, руководитель Национально-культурной автономии бурят города Казани, - так совпало, что  это знаменательное событие состоялось еще и в День бурятского языка. Такие совпадения не случайны. Мы хотим выразить огромную признательность Николаю Цыремпилову, человеку, который уже много лет изучает наследие Доржи Банзарова, и открывает нам новые грани для осознания жизни и личности первого бурятского ученого.

Инородец будущего

Проблема понимания и осознания наследия Доржи Банзарова заключается в том, что после смерти его имя было окутано множеством мифов и легенд.

- При жизни Доржи Банзарова в российском обществе к нему относились как к живому свидетельству мощной преображающей роли русской цивилизации, - рассказывает Николай Цыремилов, профессор, доктор исторических наук,- мол, Россия способна просвещать даже вот таких «полудиких туземцев». Звучит это в духе махрового расизма, но надо понимать, что для того времени и для того общества это было нормой. Позднее более прогрессивные сибирские областники создали вокруг имени Банзарова следующую мифологему: он стал прообразом «инородца» будущего, его образованность, тяга к русской и европейской культуре виделись как платформа для развития новой сибирской идентичности. Бурятские националисты начала XX века воспринимали Банзарова совсем по-другому. Для них он тоже был символом, но скорее символом борьбы за собственную идентичность. Они подчеркивали, что Банзаров, получив образование, все же не отказался от буддийской веры и бурятской культуры.

В советское же время личность Банзарова эксплуатировалась особенно интенсивно. Он позиционировался как прогрессивно мыслящий социал-демократ, борец за права угнетаемого бурятского народа и жертва царского произвола. Так получилось, что за всеми этими конструктами нам редко удавалось увидеть живого человека с нелегкой и необычной судьбой, яркой и короткой жизнью. Поэтому сегодня, накануне его 200-летия, мне хочется подтолкнуть всех нас к тому, чтобы его наследие воспринималось вне каких-то идеологических рамок. Нужна новая попытка понять личность Банзарова и оценить его значение не только для бурятского народа, но и для развития России как многонационального государства.

Бурятский Ломоносов

- Что в символическом и историческом смысле означает акция по установке памятной доски Доржи Банзарова на стене Казанского университета? Я бы сказал, что здесь есть несколько смысловых слоев, - продолжает свой рассказ Николай Цыремпилов. - Все зависит от того, как каждый из нас воспринимает Банзарова. Для меня как научного работника, так же как и для моих коллег, это дань уважения человеку, который раньше других наших земляков присоединился к глобальному феномену науки и сделал свой немаловажный вклад в ее развитие. Мы очень гордимся им так, как многие ученые России гордятся Михайло Ломоносовым. Но если взять в учет пока еще недооцененную роль Банзарова в формировании бурятской нации, то это важное событие и для всего бурятского народа.

Доржи Банзаров, конечно, не был строителем нашей нации, но когда в начале XX века этот процесс начался, то его фигура стала объединяющей как для  добайкальских, так и забайкальских бурят, которых до того разделял не только Байкал, но и разница в диалектах и религии. Доржи Банзаров был представителем забайкальских родов, но при этом важную часть своей жизни прожил в среде иркутских бурят и воспринимался ими как свой. Если хотите, Банзаров был первым человеком, который вышел за пределы своей родовой идентичности и стал воспринимать бурят как один народ.

Для того чтобы понять самих себя, нужно выйти за пределы национального мышления. Профессиональным ученым это сделать легче, потому что в основе научного метода лежит критическое мышление и объективность. У большинства же восприятие «своего» и «чужого» часто искажается. Так, кому-то кажется, что буряты самые-самые, какие-то исключительные. Иным же напротив представляется, что в истории бурят нет ничего особенного, что мы просто маленький народец на периферии развития человечества. В этой связи многие полагают, что Банзаров это просто первый бурятский ученый, у каждого народа такой ученый есть.

Но, если попытаться взглянуть на этот вопрос в широком контексте, становится понятно, что Банзаров больше чем первый бурят, профессионально занимавшийся научными исследованиями. В середине XIX века профессиональных ученых неевропейского происхождения были единицы, причем не только в России, но во всем мире. Первые индийские и китайские ученые появляются только в XX веке. Я в данном случае имею в виду науку как феномен, возникший в Европе в Новое время и ставший глобальным явлением. В этом смысле не нужно бояться говорить о Банзарове как о фигуре мирового значения, что знаменует важные сдвиги, происходившие в научном мире. Сегодня мы уже привыкли к тому, что наука это международное явление, и ученые это, пожалуй, самая глобальная профессиональная группа, разделяющая единые базовые принципы в своей деятельности. Но первые шаги науки в этом направлении начинаются как раз в те годы, когда Банзаров начал свою научную деятельность, и в этом смысле он в числе первопроходцев.

Автор: Болот ШИРИБАЗАРОВ

Фото: пресс-служба Казанского федерального университета

Читайте также