Общество 20 янв 2021 1505

Иркутские хори-буряты

Об иркутских хори в свете новейшей версии этнической истории хори-бурят

В прошлом году доктор исторических наук Булат Зориктуев опубликовал статью: «Наян Нава и проблема этногенеза бурятской племенной общности хори». В качестве прародины хори-бурят он указал местность Цайдам на территории Китая.

Здесь, пришедшие из Монголии монголоязычные роды и с Алтая - тюркоязычные роды, образовали новую общность – хори. Отсюда хоринцы перекочевали в верховье Лены на западной стороне Байкала и укоренились на несколько веков. На это указывает богатый этнографический материал, собранный им у качугских и ольхонских бурят. Так, на Верхней Лене находится местность Ягшал. Её эжином (духом-хозяином) является Хорёодой Ехэ Yбгэн (Великий старец Хоридой), а его супругой — Хобширой Ехэ Хатан (Великая госпожа Хобширой). Так, Верхоленье, Ольхон, западный берег Байкала становятся новой родиной хори, где они и продолжают жить до сих пор.

Зориктуев описал свою версию начального этапа этногенеза хори до XIII в. Затем наступает «тёмный период», из которого племя выходит на свет лишь с историей о Бальжан хатан. Но почему они ушли из Прибайкалья, где были в течение двух-трёх веков? И почему снова вернулись именно в Кудару, Ольхон, западный берег Байкала и Верхоленье?

Возвращение

Итак, в XVI в. хори откочёвывают из Восточной Монголии в Забайкалье. В «Повествовании о Бальжан хатан» это происходит в 1604 г. Хори заняли земли по правому берегу Селенги в её низовьях и по её правому притоку - реке Уде, а также продвинулись на остров Ольхон и Приольхонье. Низовья Селенги - это Кудара, где можно укрыться на островах в дельте. Так же недоступны были для монгольской погони Ольхон и горные хребты на западном берегу. Прибайкалье в целом не входило в состав монгольских ханств, а местные племена лишь изредка выплачивали дань монголам. При этом имея собственных данников среди эвенков и тюрков.  

Кроме безопасности, другим действенным аргументом была генетическая память о родине. Как свидетельствуют монгольские средневековые источники и предания самих хоринцев, многие этапы этнической истории народов, сыгравших основную роль в их формировании, были связаны именно с Байкальским регионом (Румянцев 1962; 237-238). Так «старые» баргуты в Китае называют хори кударинскими бурятами (худариин буряад). Об этом указывал Булат Зориктуев: «…около Байкала, ещё задолго до ухода предков старых баргутов за Аргунь, независимо друг от друга существовали два этнических подразделения – баргут и хори…», а последние жили в Кударе.

Казаки и маньчжуры

В это время с запада и севера надвигалась новая угроза – казаки. В войне булагатов, эхиритов, ашабагатов, хонгодоров, готолов, икинатов против русских в XVII в Прибайкалье хоринцы не участвовали. «Хоринцы же держатся достаточно обособленно, стараются избегать военных конфликтов…»  (Павлинская 2008; 141). Под натиском казачьих отрядов они покинули Ольхон и Приольхонье и перекочевали в Забайкалье. Здесь экспансия молодой Российской империи натолкнулась на сопротивление маньчжурского Китая. Маньчжуры действовали через вассальных монгольских князей, прикрепив к ним советников.

Вследствие этого всю вторую половину XVII века население Забайкалья постоянно перемещалось в Монголию и обратно. Туда - от русского ясака, оттуда -  из-за войны всех против всех. Иногда уводили насильно. Как доносил нерчинский воевода Павел Шульгин: «И мунгальские Дайкон-тайши, собравшиеся многими людьми, тех брацких людей взяли от Нерчинского острога к себе неволею…» Это произошло в 1668 г. когда Дайкон-тайша увёл в свои владения свыше тысячи хоринцев, часть из них смогла вернуться только в 1675 г.

«…начиная с 1665 г., хоринцы постоянно метались между Россией и Монголией, четыре раза меняя свои кочевья. И всё же большая их часть осталась в Забайкалье, которое они к тому времени воспринимали уже своей «породной землёй». Побег 1688 г., совершённый вместе с нерчинскими тунгусами (онкотами), был последним, а возвращение окончательно определило их исторический выбор» (Павлинская 2008; 191).

И всё же, это была не последняя масштабная перекочёвка в Монголию и Китай. В XX в. через кордон вместе с другими бурятскими родами часть хоринцев ушла в Шэнэхэн, Дорнод, Хэнтэй, Ургу и уже никогда не вернётся. Это неустанный бег в потоке времени, кочевье по кругу в пространстве Центральной Азии, сквозь горнило истории. Приобретения (примкнувшие хамниганы, другие бурятские роды, русские), потери (новые баргуты, карымы) и рассеяние в этом движении были неизбежны. Сегодня есть несколько основных групп хори, почти забытыми из которых являются иркутские. Это галзуты, шаряты, хуасай, гушиты и худэй в Прибайкалье и в Забайкалье - в Кударе и Баргузине.  

Георгий Имихеев (г. Иркутск) о шарятах Качуга:

«В Верхоленье наши предки пришли из Забайкалья незадолго до прихода русских, через Ольхон и Сарму и поселились на реке Куленге (Хулунхун). Ранее здесь проживали эвенки, от которых остались названия Куленга, Тальма, Иней, Эдичор. Эта долина оказалась благодатным местом с пастбищами, охотничьими угодьями и рыбной ловлей. Основателем деревень Тулкэн, Холучево, Зулман, Тешиново, Ехэ нога, Хара нога, Баха был Теши Хухулэев. Сам Хухулэй был третьим сыном Шарята Хоредоева. До переселения на Куленгу он жил с сородичами на побережье Байкала. О своём происхождении мы говорим: «Хуhан модон сэргэтэйбди, Сагаан шубуун гарбалтайбди!» - «Берёза наша коновязь, От Белой птицы мы родились!». Мы говорим «Сагаан шубуун», а забайкальские хори - «Хун шубуун». 

В 1930 году буряты шарятского рода на Куленге составляли 21 двор. Последние жители улуса Холучево выехали в 1975 году. Прямыми потомками Теши Хухулэева является семья Имихеевых, ныне живущих в Иркутске и Ангарске. Фамилия Имихеев произошла от имени прадеда Эмхэ, у которого было 4 сына: Василий, Далбан, Именэй, Хабудай. Все они были замечательными плотниками и столярами. Когда дед Василий женился в 1915 году на дочери зажиточного бурята Мирона Прокопьева, то братья в счёт калыма построили 2 пятистенных дома в улусе Сутай недалеко от посёлка Качуг.

Улусы Тальма, Хутэргэн, Талай по речке Тальма занял род хуацаев, позднее он принял христианство и смешался с русскими. В 1930 году буряты шарятского рода на Куленге составляли 21 двор. Последние жители улуса Холучево выехали в 1975 году».

Александр Андреев (г. Улан-Удэ) о шарятах Унги:

«В унгинской версии легенды о лебедице и Хоридое упоминается только сын Шарайд и дочь Хангин. Потомки дочери обосновались на острове посреди Ангары, образовав впоследствии село Хадахан. Потомки Шарайда поселились в местности, где расположены деревни Куйта и Шараты. В отписках казаков XVII в., более поздних документах род шарайд упоминается среди других бурятских родов Унгинской долины. Род фиксируется и в местах, расположенных намного западнее долины Унги - по реке Ока среди нижнеудинских бурят. В XIX в. потомки Шарайда на реке Унга составили административный род в Балаганской степной думе с улусами Верхняя Куйта (Дээдэ Хуйд) и Верхние Тангуты (Дээдэ Тангад). По этому принципу род подразделялся на хуhи шарайд и тангаhы шарайд. К этому времени род локализовался по речкам Куйтинка и Тангутка, левыми притоками Унги.

Мои предки происходят из Верхней Куйты. В семейных преданиях говорится, что род пришёл сюда из Западной Монголии. По словам дедушки, «шарайд яhан сагаан шубуунhаа таhаран». Мы являемся унгинскими хори и ведём своё происхождение от Хоридоя и Матери Лебеди, почитаемой нами священной птицы. А насчитывается нас порядка тысячи человек в Нукутском районе Иркутской области, Бурятии и других регионах».

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ