Общество 17 мар 2021 839

Детский «Ледяной поход»

Как дети и подростки из Усть-Орды бежали с лесоповала через зимний Байкал

В народной песне «По диким степям Забайкалья» бродяга переправляется через Байкал на рыбацкой лодке. Памятник ему стоит теперь на Ольхоне. Но беглецы с риском для жизни переходили море и зимой по льду. Байкал и тогда, и сегодня исправно забирает свои жертвы. Даже когда информация о трещинах и торосах со спутников поступает в реальном времени, путешествие по застывшему морю считается экстремальным.

Белый Ледяной поход

В истории Гражданской войны величайшим подвигом в Белом движении называют Великий Сибирский Ледяной поход. Войска Каппеля с боями, в тяжелейших условиях сибирской зимы отступали от Барнаула до Читы: «И 11 февраля первой по льду Байкала, на который отказались выходить местные проводники, пошла Ижевская дивизия. В течение нескольких дней февраля 1920 года все каппелевцы перешли Байкал, который наравне с переходом по реке Кан стал одним из самых сложных отрезков пути Великого Сибирского похода — в среднем части преодолевали скользкий как стекло лёд Байкала за 12 часов. Многие лошади пали. Орудия и снаряжение тащили руками. Всего Байкал перешло 30-35 тысяч человек» (Википедия).

В сегодняшнем материале мы расскажем о другом исключительном случае из военного времени. В феврале 1943 года группа детей и подростков из Усть-Орды бежала с лесозаготовок в Танхое. Для Аграфены Алсаевны Ангараевой (1929 – 2019) из с. Харануты Эхирит-Булагатского района Иркутской области этот страшный переход запомнился на всю её жизнь.

Аграфена Ангараева в 1953 г.

Гиблое место

Ей тогда было всего 13 лет. На лесоповал она попала случайно. Каждый колхоз должен был по разнарядке отправить несколько человек. Она была сирота и, наверное, за неё некому было заступиться. В Танхой их доставили на товарняках. Это было сырое и гиблое место на южном берегу Байкала. Не случайно здесь, в соседнем Выдрино, в 50-х будет построена лесоперевалочная база. А рабочими руками её будет обеспечивать печально знаменитая зона – ИК №4, где отбывал заключение и ушёл из этой жизни великий буддийский йогин Бидия Дандарон.

Бурятские подростки жили впроголодь в холодных землянках. Иногда бывшие в лагере мужчины добывали косуль, и тогда им доставалось по кусочку мяса. А лесоповал есть лесоповал. Здесь и взрослому не просто. Дети и подростки пилили вручную дрова, собирали ветки, таскали воду. Деревенские ребята были привычны к тяжёлому физическому труду, даже играли в свободное время. Но всё равно изматывал постоянный голод. Они заболевали от истощения, стужи, сырости и непосильного труда. Стало понятно, что до лета доживут не многие.

Тогда они решились на отчаянный шаг - бегство. К нему готовились загодя. Руководил беглецами взрослый мужчина. Аграфена Алсаевна запомнила только его имя, и то, что он был высоким и добрым человеком. Звали его Модон. В переводе с бурятского языка это дерево. Буряты верят, что у каждого дерева есть его дух - эжин. А модууша, это человек, который мог чувствовать его. Кто он был - человек, понимавший душу деревьев? Списанный после ранения фронтовик или оставшийся в тылу по брони? Тогда его однозначно заклеймили бы дезертиром, но вряд ли так считали и считают теперь спасённые им дети и дети этих детей…

Побег сквозь льды

Обувь, расползавшиеся от сырости бурятские унты, обмотали мешковиной и тряпками. Сделали факелы, пропитав их смолой. Через Байкал проходили не по прямой, а наискосок. С юго-востока на северо-запад. Чтобы от Танхоя выйти к Голоустной. Это вдвое – втрое удлиняло опасный путь сквозь льды, но другого выхода не было. Чтобы не провалиться в трещины, шли гуськом, строго след в след. Обходили торосы и пропарины – тонкий лёд, истончённый струями подводных термальных источников.

Ночь, казавшаяся бесконечной. Ледяная пустыня замёрзшего Байкала. Слабые, колеблющиеся огоньки догорающих факелов. На гладком льду и открытом просторе ветер разгоняется с такой пронизывающей силой, что не спасает никакая одежда.

Вдруг детские души уходят в пятки от внезапного треска и грохота рвущихся льдов. Словно взрываются бомбы, а спустя несколько секунд нереальные, космические звуки перемещаются и улетают куда-то вдаль и тают во мраке. Только не разверзлась бы под ними чёрная бездна и не поглотила их…

По таёжным тропам

Всё обошлось. На рассвете они вышли к Голоустному. Здесь их приютили местные жители – буряты. Аграфена Алсаевна с подругами отдохнула у одинокой солдатки. Утром они пошли в сторону Усть-Орды. Шли максимально скрытно, опасаясь погони, милиции, да и вообще непредсказуемых встреч со случайными людьми. Оборванные, бредущие дети вызвали бы пристальное внимание. В случае поимки их ждала колония. В те суровые времена подростков даже за побег из ФЗУ (фабрично- заводское училище) отправляли прямиком в тюрьму в Бозое.

Ночами беглецы грелись и спали у костров. Ближе к Харанутам, её деревне, бывшие с Аграфеной Ангараевой товарищи по несчастью (тем, кому ещё нужно было идти дальше в Баяндай), стали проситься к ней домой переночевать. Но в сиротском доме нечего было есть, а скорее всего, наученная горьким опытом она боялась чужих глаз и потому тихонько отстала от группы.

Всего беглецы прошли более 300 км. От лесоповала до Танхоя по зимнему Байкалу, по лесным тропам и просёлочным дорогам на иркутской стороне. Они выдержали всё и дошли до дома. Аграфена Алсаевна Ангараева прожила девяносто лет, родила и вырастила девять детей. Но всю жизнь тяжёлые воспоминания о лесоповале, ужас, страх и боль, испытанные при бегстве через Байкал, бередили её душу…

Байкальская мистика

Историю бегства своей мамы рассказал сын Аграфены Алсаевны - Олег Николаевич Дашанов. Однажды и с ним самим произошла удивительная история на Байкале. Несколько лет назад вместе с друзьями он ехал около Чивыркуйского залива, когда вдруг дальнейший путь преградила широкая трещина. Она уходила далеко в обе стороны, и её невозможно было объехать.

Выйдя из машин, путники задумались: «Что делать?» У кого-то была бутылка водки, и тогда Олег Николаевич вместе с другом Дабой Дашиевичем Тогочиевым, как старшие в группе мужчины, стали «брызгать». Достали стаканы и налив туда водку, покапали. Это ритуал подношения даров божествам и духам. Обращались они к Байгал Далайн Ехэ Баабай и Байгальжин Ехэ Төөдэй – Великим Отцу и Матушке Байкала с просьбой открыть дорогу. И произошло чудо! На их глазах льды вдруг медленно сошлись, и они поспешили тронуться в путь!

Что это было? Мистика или реальное явление природы? Перепады температур, ветер и солнце, избыточное давление и сжатие льдов, движения земной коры Байкальской рифтовой зоны создают во льдах торосы, наплески, гроты, становые щели и сквозные трещины. Море живёт своей непредсказуемой и непостижимой для обычного человека жизнью. Потому-то байкальские рыбаки и зверобои перед каждым выходом в море молятся его Хозяевам – Хозяевам Священного Байкала.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ​

Фото: Александр Махачкеев