Общество 19 авг 2021 3693

В кругу писателей Бурятии

Галина Гуруевна Цыренова стала свидетелем бурных событий в литературной жизни в пору её наивысшего расцвета

Ветерана труда, заслуженного работника культуры Республики Бурятия, проработавшую в журнале «Байгал» 17 лет корректором, машинисткой, 37 лет в редакции газеты «Буряад үнэн» корректором, секретарём приёмной, инспектором по кадровой работе, Галину Гуруевну Цыренову можно назвать человеком редкого везения. Ей посчастливилось работать бок о бок и общаться с классиками нашей литературы, чьи имена стали легендой и вписаны золотыми буквами в историю национальной литературы.

Недавно Галине Гуруевне исполнилось 80 лет, она родом из села Куорка Кижингинского района. Свидетель бурных событий в литературной жизни в пору её наивысшего расцвета она впервые дала эксклюзивное интервью нашей газете.

По завету дяди – Хоца Намсараева

- Галина Гуруевна, как вы пришли работать в журнал «Байгал»?

- Один из основоположников бурятской советской литературы, известный романист Хоца Намсараевич Намсараев был старшим братом моего отца Гурэ Цыреновича. С малых лет я приезжала в гости к дяде. Помню, однажды во время обеда произошёл курьёзный случай. Разлили суп в красивых пиалах со среднеазиатскими тёмно-синими узорами. Мне - в пиале поменьше. «Я хочу в такой же большой пиале, как у вас», - сказала я. Дядя сказал тёте Бальжид (жене): «Налей ей в большой пиале». Дядя всегда поддерживал меня, и когда мне было всего 16 лет, устроил работать в редакцию журнала «Байгал». «Дочь моего самого младшего брата. Жёстко научи её работе», - наказал он Цэдэну Галсановичу Галсанову, редактору журнала.

Мы с Владимиром Гунзыновым (тоже племянник Хоца Намсараевича, сын другого брата Гунзэна, впоследствии ставший известным деятелем культуры) жили у дяди. Он строго контролировал нас. Вечером после работы спрашивает:

- Чьи сегодня набрала материалы?

- Рассказ Барадия Мунгонова, маленькую пьесу Даши-Рабдана Батожабая.

- А о чём говорится в них? Если я затруднялась отвечать, он говорил: «Надо вникать в смысл произведений. А не, как робот, просто набирать. Если в отца своего Гүрэ, будешь с крепким стержнем. Тебе надо учиться дальше».

- И жили вы в творческой атмосфере…

- Дом дяди всегда был открыт гостям. Иногда приходили по одному-двое, иногда шумной компанией. С некоторыми он любил общаться наедине. Например, с учёным-лингвистом Цыбиком Бобоевичем Цыдендамбаевым, редактором объединённой газеты «Буряад үнэн» и «Правда Бурятии» Цыреном Очировичем Очировым. Часто приходили писатели Чимит Цыдендамбаев (он жил по соседству), Аполлон Шадаев, Дольён Мадасон, Филипп Балдаев, Цырен-Дулма Дондокова (обычно с мужем Ц.Б. Цыдендамбаевым), относительно молодые - Николай Дамдинов, Дамба Жалсараев, Солбон Ангабаев, Алексей Бадаев, Цырен Галанов, Цыденжап Жимбиев, деятели культуры и искусства - директор театра оперы и балета Гомбо Бельгаев, известный танцор Цыден Бадмаев…

Володя Гунзынов в роли мальчика на побегушках только успевал бегать в магазин за коньяком. Иногда воздух будто накалялся от оживлённых разговоров, споров и смеха.

- Помнится, Владимир Цыренович рассказывал, какую «штурмовую» уборку делали вы после гостей.

- Да, вечером веселье и смех, а утром тётя Бальжид будила ни свет, ни заря, и мы тщательно мыли весь дом, начиная с окон. Тётя была необыкновенная чистюля. С мужем они жили в ладу. За обедом Хоца Намсараевич пропустит одну-две маленькие рюмки коньяка, захочет третью, жена как отрежет: «Хватит!». Дядя подмигивал нам и слушался. И наоборот. Тётя Бальжид создавала все условия для комфортного труда дяди и не позволяла себе каких-либо капризов. Я ни разу не слышала, чтобы они обсуждали или мелочно сплетничали о ком-либо. С высоты своих лет хочу сказать, что семья была образцом высокой нравственности и добродетели.

- Та же атмосфера царила и в журнале «Байгал»…

- Да, самое счастливое время в моей трудовой биографии. Писатели разговаривали как будто одними афоризмами. Постоянно сыпались шутки. Я жалею, что не старалась запоминать их высказывания. Надо было записывать. После Цэдэна Галсановича Галсанова редактором некоторое время работал Чимит-Рыгзен Намжилович Намжилов. Потом пришёл талантливый, энергичный, очень хороший руководитель Африкан Андреевич Бальбуров. Год или два работал Николай Гармаевич Дамдинов, после него Сергей Сультимович Цырендоржиев - уже надолго. Трудности в наборе, конечно, были. У многих почерк нельзя было разобрать с первого раза - как мокрая курица пробежалась. Но я была усердная, усидчивая. Сижу, как паучок, терпеливо, кропотливо работаю. И начинала различать и понимать любой трудный текст. Гунга Гомбоевич Чимитов был ответственным секретарем. Доброжелательный и чуткий. Чуть позже пришла работать корректором Лхамасу Батуевна Батожабай. Частенько отлучалась из-за супруга Даши-Рабдана Одбоевича Батожабая, который иногда попадал в неблагожелательные ситуации. Я заменяла её, когда нужно - она меня.

- Здесь вы удостоились многих наград.

- Работая, окончила вечернюю школу, а затем заочно - Бурятский государственный пединститут. Да, писатели высоко оценили мой труд. В 1968 году награждена Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Бурятской АССР, в 1973-м - Почётной грамотой Госкомитета Совета Министров РСФСР по делам издательства, полиграфии и ЦК профсоюза работников культуры, знаком «Победитель социалистического соревнования», Почётной грамотой Союза журналистов СССР.

«Буряад үнэн» - честь и совесть Бурятии

- Затем вы перешли на работу в «Буряад үнэн»?

- Пришла работать в то время, когда редактором был Ревомир Баярович Гармаев. Работала при Цыдыпе Балдановиче Цырендоржиеве.

К своим обязанностям я относилась добросовестно. Не просто сидела, сторожа дверь редактора и ведя документацию. Старалась быть настоящим помощником, встречала и провожала гостей, где могла, подсказывала, то есть, как любят нынче говорить, была представительским лицом.

Радовалась приходу Ардана Лопсоновича Ангархаева, поддерживала его. Наш коллектив превратился в единую, сплочённую силу. Были реформированы правительственные газеты, появились новые издания. Состоялись чествования лучших людей Бурятии.

Невозможно было находиться в тени. Каждый день совещания, планёрки, участились командировки… Жизнь бурлила и кипела, как озеро-море Байкал во время шторма. Работали иногда ночами. Газета «Буряад үнэн»-«Дүхэриг» в 2002 году была признана лучшей национальной газетой России, а в 2008-м внесена в Золотой фонд прессы России. В 2002 году газета «Бурятия» удостоилась Гран-при в фестивале «Вся Россия». Со всем коллективом я радовалась и гордилась нашим успехам.

- Галина Гуруевна, есть такая мудрая поговорка: «Возвращаться на круги своя»… На заре вашей юности вы получили благословение от вашего дяди - Хоца Намсараевича. И, наверняка, сейчас заново осмысливаете этот редкий и судьбоносный случай в вашей жизни.

- Да, в эти дни я мысленно возвращаюсь к своим истокам. С трепетом и любовью вспоминаю дорогих моих родителей Гүрэ Цыреновича, Бүүбэй Намсараевну. Особое место в моей памяти занимает Хоца Намсараевич. Именно благодаря ему состоялась моя жизнь, какая она есть. Благодаря ему я оказалась в интереснейшем, животворящем кругу писателей, журналистов. Жаль, у меня нет дара писать. А так, как вчера помню вдохновенные лица и рассказы талантливых писателей, таких как Дондок Улзытуев, Георгий Дашабылов, Гарма-Доди Дамбаев, Лопсон Тапхаев… Не счесть их всех.

Я благодарна своей судьбе и счастлива, что сумела внести свою лепту в публикации и издания произведений бурятских писателей. Многие из них благодарили меня, свет их признательности и сегодня греет меня, мою душу.

Песня юной Галины Цыреновой

К 100-летию газеты «Бу ряад үнэн» я веду рубрику «Юмор в «Буряад Один из таких юмористи ческих эпизодов связан с Г.Г. Цыреновой.

В 1960-х годах по инициативе бюро пропаганды художественной литературы проводились творческие встречи с жителями районов республики. В клубе с. Энхэ-Тала Кяхтинского района было полно народу. На сцене в президиуме за столом сидели известные писатели Г.Г. Чими тов, С.Д. Ангабаев, Ц-Б.Б. Бадмаев, В.К. Петонов, Ч.Д. Гомбоин, З.Д. Гомбожабай.

Гунга Чимитов рассказывал о своих баснях, затем мастерски испол нял их в ролях. Композитор Базыр Цырендашиев по ведал о том, как сочиняет музыку к стихам. Чингис Гомбоин со свойственной ему экспрессией, размахивая руками, читал свои стихи. После того как выступили все писатели, предоставили слово корректору журнала «Байгал» юной Галине Цыреновой. Высокая, стройная девушка в артистическом дэгэле стихотворными строками приветствовала присутствующих.

И вот, когда она собралась исполнить песню, увидела в зале знакомого, но неприятного ей человека. Он преследовал её ухаживаниями. Растерявшись, хотела было уйти со сцены, но стоявший около занавеса Базыр Цырендашиев стал отчаянно гримасничать и жестикулировать, давая ей понять - «Пой!». Увидя нерешительность Галины, Базыр Очирович ещё выразительнее расширил глаза, а в придачу показал ей… кулак.

Галине ничего не оставалось, как петь. Набрав в лёгкие воздуха, она звенящим девичьим голосом исполнила старинную народную песню. Не ту приветственную, которую хотела исполнить, а ту, которая соответствовала обстановке.

Увидев сыпучую яму на дороге,

Почему конь не обойдёт её,

Узнав о том, что не люблю я,

Почему не уйдёт он восвояси.

Увидев яму коварную в пути,

Почему конь не переступит её,

Зная, что совсем не люблю,

Почему не удалится восвояси.

(Подстрочный перевод)

Зал взорвался эмоциональными аплодисментами. Базыр Очирович ликовал, поднимая руки. Обнимала Галину Сержуня Борисовна Ангабаева, бухгалтер Союза писателей Бурятии.

- С тех пор прошло 60 лет. Но этот эпизод я воскресила в памяти, как вчерашнее событие. Оказывается, это возможно, - сказала Галина Гуруевна, удивляясь этому явлению.

Галина БАЗАРЖАПОВА-ДАШЕЕВА, редактор газеты «Буряад үнэн»-«Дүхэриг» с 1997 по 2011 год, народный поэт Бурятии

Фото: Фото предоставила Галина Цыренова

Читайте также