Общество 12 ноя 2021 957

К 100-летию «Буряад үнэн»: «Завтра снова ринемся в бой»

О подвигах журналистов-унэновцев - языком документов

Изучать многочисленные наградные листы и другие фронтовые документы - значит, прикасаться к самой истории далекой и близкой, чудовищной и великой войны. Лучше всего о ней можно узнать из рассказов самих фронтовиков и из наградных листов. На этот раз внимательно читаю и перечитываю наградные листы на фронтовиков-унэновцев, то есть журналистов газеты «Буряад-Монголой үнэн» («Буряад үнэн»), сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Изучая рассекреченные фронтовые документы, словно шаг за шагом продвигаешься по той необъятной, невероятной, невыносимо разрушительной войне, на которой солдаты Победы, в том числе наши коллеги из «Үнэн», намертво вгрызались в землю, шли сквозь свинцовые вихри, хоронили друзей. За время чтения представлений к наградам словно перемещаешься в прошлое и пытаешься вести незримый диалог с бойцами, представляешь, какими они были на войне и в жизни.

 Трижды отважный

Вот наградные листы на фронтовика, до войны переводчика «Буряад-Монголой үнэн», одного из самых отважных воинов Бурятии Намдыка (Намдага) Цыбенова, который 18 октября сорок первого сменил перьевую ручку на пулемет. В сорок третьем он за семь месяцев войны кровью и потом заслужил три (!) медали «За отвагу». В марте 1943 года начальник сортировочно-эвакуационного госпиталя (СЭГ) № 1857, санврач первого ранга подполковник медицинской службы Александр Бильдзюк синим карандашом размашисто расписался в правом нижнем углу документа (пулеметчик Цыбенов после ранения лежал в госпитале) и поставил резолюцию - «За отвагу». В кратком изложении личного боевого подвига красноармейца со слов бойца сначала написано: «Я был первым номером станкового пулемета. Ранило во время обороны, когда немец наступал на деревню Жеребцово». А в конце также со слов на редкость отважного и удивительно скромного бойца из Бурят-Монголии добавлено: «личных боевых подвигов не совершил». А вот уже строка в наградном списке из приказа № 27 107-го стрелкового полка 55-й стрелковой дивизии (Центральный фронт) от 6 августа 1943 года. На передовой «пулеметчик 1 пулеметной роты 1 стрелкового батальона красноармеец Цыбенов Намдык Цыбенович в боях с немецкими захватчиками проявил себя мужественным и отважным воином», «во время наступления огневая пулеметная точка непрерывно обстреливала наши боевые порядки… товарищ Цыбенов метким огнем из своего пулемета подавил ее и уничтожил пулеметный расчет врага».

Вчитываюсь в третий наградной лист, на котором командир 107-го стрелкового полка Федор Смекалин каллиграфическим почерком расписался фиолетовыми чернилами на представлении к награде. «Цыбенов… во время наступления на населенный пункт Рейментаровка, несмотря на ожесточенный огонь противника, выдвинулся вперед боевых порядков, огнем из своего пулемета подавил две огневые точки врага, чем способствовал подразделению батальона выбить противника из укреплений и занять населенный пункт». И наконец, 6 октября 1943 года Намдык Цыбенов командиром 107 стрелкового полка Фёдором Смекалиным (за то, что, по сути, оставшись одним против сотни немецких солдат и офицеров и танков, не дрогнул и уничтожил врагов), был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако решением вышестоящего командования (на наградном листе стоит подпись генерала армии Константина Рокоссовского, и, скорее всего, последнее слово было за ним) удостоен высшей награды Родины - боевого ордена Ленина.

Не за награды сражались

Один из самых храбрых воинов-журналистов Галан Данзанов был награжден тремя боевыми орденами. Свой главный подвиг старший лейтенант, командир батареи 45-миллиметровых пушек 412-го стрелкового полка первой стрелковой Брестской дивизии совершил в начале января 1945 года. «При переправе через Вислу…батарея дралась мужественно и храбро, когда в одном расчете не осталось ни одного человека, товарищ Данзанов стал сам к орудию и стал бить по противнику, подавляя огневые точки, тем самым обеспечив переправу стрелкового подразделения через Вислу». За этот подвиг будущий журналист «Үнэн» был представлен к ордену Красного Знамени. Однако, и это довольно редкий случай, награда была повышена, и наш земляк, тяжело раненный 29 июля 1944 года, был награжден полководческим орденом - Александра Невского. Вторично к ордену Красного Знамени Галана Данзановича представили 12 мая 1945 года. Было за что. На подступах к Берлину батарея Данзанова «уничтожила 7 огневых точек, выбила противника из населенного пункта Клайнов и дала возможность нашей пехоте продвигаться вперед». Увы, на этот раз награда была занижена, и офицер-артиллерист Данзанов получил орден Красной Звезды.

 Двух боевых орденов был удостоен Жамбал Жамбуев (до войны - переводчик «Үнэн»). 19 сентября 1944 года командир 9-го гвардейского воздушно-десантного полка Федор Пустовгар представил командира роты автоматчиков младшего лейтенанта Жамбуева к ордену Александра Невского. На самом деле бурятский офицер-десантник проявил в районе румынского города Яссы личную отвагу и мужество: «решительно действуя, навязал противнику бой, вызвав у него панику неожиданным и дерзким налетом». Однако вместо ордена Александра Невского заключением командира 104-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Александра Петрушевского ему вручили орден Отечественной войны II степени. После войны с 1946 по 1951 год Жамбал Жамбуевич трудился в редакции «Үнэн» в должности заведующего отдела сельского хозяйства и промышленности.

 Смелым и отчаянным был на войне еще один представитель славной унэновской плеяды фронтовиков - Цырендаши (Сергей) Будаев. Образец отваги командир взвода 6-й роты 144-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии Будаев проявил в декабре 1943 года: показал себя как «волевой командир» в районе села Замошица Псковской области. Будущий журналист и ученый «сам лично в траншейном бою уничтожил до 4 немцев». За тот подвиг старший лейтенант Будаев был награжден орденом Красной Звезды. Впрочем, он и другие воины Бурятии, в том числе журналисты «Үнэн», сражались, глядя смерти в глаза, не за награды, а за каждую пядь родной матушки-земли, за каждый дом, за каждую деревеньку. За детей и внуков. «Не зря воевали!» - говорили фронтовики-журналисты, смахивая скупую мужскую слезу под «сто граммов фронтовых», в День Победы.

Из наградного листа (на орден Отечественной войны II степени) на гвардии капитана, замредактора газеты «Боевая Красноармейская» 78-й гвардейской стрелковой дивизии, кавалера трех боевых орденов Цырена Очирова:

«…25.08.44 ггода в местечке Фольварк товарищ Очиров поймал на чердаке дома крупного немецкого шпиона…».

 Из наградного листа (на медаль «За отвагу») на летчика 339-го бомбардировочного авиаполка гвардии младшего лейтенанта Цыден-Еши Дамбиева (до и после войны трудился собственным корреспондентом, ответсеком газеты «Буряад-Монголой үнэн», «Буряад үнэн»):

«…Совершил 13 боевых вылетов… Летал на цели: Пиллау, Кенигсберг Данциг, Берлин. В воздухе чувствует себя смело, уверенно…».

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Читайте также