Общество 29 мар 2022 3775

Фантомные боли

Эксперты говорят о неизбежности очередного дефолта.  

© фото: pixabay

При слове «дефолт» у многих россиян все еще срабатывает условный рефлекс, побуждающий их запасаться мукой, сахаром, солью и спичками. Считающие себя особо продвинутыми еще и доллары покупают. Вот только рефлекс этот, по мнению экспертов, в условиях нового времени ничто иное как «фантомные боли». Потому что сегодня уже нет того, что было тогда. И тогда не было того, что есть сегодня.

Тогда.

Для начала, пожалуй, следует вспомнить о том, что случилось тогда, 17 августа 1998 года.

- Я тогда только окончил университет, - вспоминает известный в Бурятии независимый финансовый консультант и частный инвестор Александр Доржиев, - кто попроще - покупали муку, соль и свечки, продвинутые - доллары. Знакомый бизнесмен забил телевизорами целую комнату в своей квартире. С тех пор у большинства наших соотечественников и выработался условный рефлекс, при слове "дефолт" срочно хватать все свои рубли и, пока они не "сгорели", избавиться от них, обменяв на что-то другое.

В 1998 году наше государство, построив пирамиду из долгов, когда старые займы по государственным облигациям (ГКО) погашались с помощью новых по все более высоким ставкам, в итоге не выдержало долговой нагрузки и объявило дефолт, отказ платить по долгам. (Для примера, что-то подобное и сегодня нередко наблюдается в сфере бизнеса, когда одни кредиты предпринимателя закрываются другими до тех пор, пока не наступает банкротство).

Российскими облигациями владели в основном отечественные банки и иностранцы, которые пришли в Россию за доходностью 50-100% годовых. «Пирамида» начала рушиться в октябре 1997 года, когда в странах Юго-Восточной Азии разгорелся экономический кризис. Инвесторы начали выводить средства из всех рисковых активов, из российских облигаций в том числе. Иностранцы бросились на выход, продавая все местные активы за рубли и покупая доллары. Рубль, естественно, рухнул. Курс доллара подскочил с 6 до 30 рублей. Началась паника.

Сегодня.

Однако тот урок пошёл правительству на пользу. Долгов с тех пор у России очень мало.

- Наша страна уже более 20 лет считается одним из самых надежных заёмщиков в мире. Благодаря высоким ценам на природные ресурсы и жесткой бюджетной политике мы имеем очень низкий внешний долг, меньше, чем объем резервов, - отмечает доктор экономических наук, бывший мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев, - и все это, как я считаю, благодаря тому, что были созданы резервные фонды, сначала Стабилизационный, затем Резервный, а потом Фонд национального благосостояния. Я из тех, кто считает, что эти фонды сыграли решающую роль в спасении российской экономики.

Сегодня россиян беспокоит вопрос: «что будет, если страны Запада не разморозят золотовалютные резервы нашей страны?». Мои знакомые часто спрашивают меня о том, почему наша страна хранит свои резервы на территориях своих потенциальных противников? А по той же причине, по какой наши потенциальные противники хранят свои средства у нас, и средства немалые, в виде вложений и инвестиций.

Если говорить очень просто, все мы в одной лодке, и Россия, и страны ЕЭС, и даже США. Следовательно, экономические санкции против России машинально бьют по тем, кто их вводит. Но у нас в этой истории, в отличие от истории 1998 года, есть одно неоспоримое преимущество. Зависимость России от импорта потребительских товаров в 2021 году выросла до 40%, насколько я знаю. Однако основная доля этого импорта приходится на непродовольственные товары. В плане продовольствия мы вполне самодостаточны.

Речи об изъятии наших резервов пока нет. Они просто заморозили транзакции, лишили нас возможности пользоваться этими средствами. У России, насколько я знаю, в том случае, если резервы наши все же присвоят, есть возможности дать сдачи. И этот ответный экономический удар от нас будет куда сильнее, чем их удар по нам. Один из таких ответов, решение продавать нефть и газ за рубли, мы уже наблюдаем.

Завтра.

- Внешних долгов у России на 119 миллиардов долларов, до 4 апреля нужно выплатить 2,1 миллиарда, - продолжает тему Геннадий Айдаев, - резервов у России 643 миллиарда долларов, из них свободно от арестов 340 миллиарда, то есть, в 2 раза больше, чем долг.

- Кстати, по всем преддефолтным долгам наше государство довольно быстро рассчиталось полностью, со всеми процентами, - рассказывает независимый финансовый консультант Александр Доржиев, - я еще в ноябре прошлого года говорил, что вероятность дефолта в России крайне низка. Банкротство заёмщика, у которого денег в наличии много, а долгов мало - вещь трудновыполнимая.

Тем не менее, события последних дней приводят к невероятным последствиям. И российские компании, и правительство осуществляли займы за рубежом, выпуская валютные облигации. Сейчас подходят сроки выплат, а санкции США и Европы закрыли для России международные расчёты. Деньги-то есть, но выплатить их невозможно. В ближайшие 3 месяца все российские заёмщики должны выплатить по облигациям $9 млрд. США сделали исключение и разрешили своим инвесторам получать долларовые платежи по гособлигациям РФ до 25 мая. Однако захочет ли Россия платить после заморозки активов нашего Центробанка на $300 млрд?

Правительство России предполагает выплачивать долги иностранцам рублями на специальные счета. Мировые рейтинговые агентства понизили рейтинг России до преддефолтного уровня. В общем, сейчас дефолт практически неминуем. Но дефолт нынешний, в отличие от предыдущего, произойдёт не из-за отсутствия денег у заёмщика, а из-за нежелания кредиторов получить деньги. Следовательно, проблемы только у зарубежных держателей наших облигаций. На простых гражданах он не отразится никак. 

Автор: Болот ШИРИБАЗАРОВ

Фото: pixabay