Общество 19 сен 2022 1287

​К юбилею Тамчинского дацана: За шахматной доской со Львом Толстым

В 1835 году произошел редчайший для Российской империи того времени прецедент — четверо бурятских мальчиков в возрасте 13-14 лет, выпускники Троицкосавской русско-монгольской войсковой казачьей школы, в числе которых был будущий первый бурятский ученый Доржи Банзаров, отправились на учебу в 1-ю Казанскую гимназию. Они поехали туда в сопровождении своего наставника, молодого 27-летнего ламы Бултумурского дацана Галсана Никитуева. Через несколько лет на смену Никитуеву в Казань прибыл писарь хамбо-ламы, гецул Тамчинского дацана Галсан Гомбоев.

В Казани Гомбоев проявил себя как талантливый преподаватель и переводчик монгольского языка в трех учебных заведениях города: 1-й гимназии, университете и духовной академии. Основатель первой в Европе кафедры монгольского языка О. М. Ковалевский был очень доволен его работой и даже представил к награждению медалью «За отличное усердие и полезную деятельность».

Весной 1847 года, возвращаясь из отпуска в Казань, Гомбоев подвергся нападению грабителей в Сызраньском уезде. Ямщик был убит, а его, раненого, полуживого, подобрали местные жители. По прибытии в Казань он был помещен в клинику университета. В это же время там находился на лечении студент второго курса юридического факультета молодой, еще никому неизвестный граф Лев Толстой, оставивший в дневнике запись о необходимости «… отыграть потерянное ламе в шахматы».

Буддийский монах и будущий великий русский писатель проводили время, азартно сражаясь в шахматы, причем, по-видимому, чаще всего эти поединки оканчивались не в пользу графа. При этом они вели долгие беседы, в основном о философии буддизма – религии, с которой Лев Толстой еще не был знаком и которая оставила глубокий след в его душе. И не из этих ли бесед берет свои истоки, появившееся впоследствии знаменитое толстовское «непротивление злу насилием»?

Автор: Сержуня Базаржапова,

фрагмент статьи «Тамчинский дацан: под защитой Балдан Лхамо», журнал «Байкал» №4, 2022 г.