Общество 22 сен 2022 552

«Да будет радость и процветание!»: к 170-летию со дня рождения Драгоценного Хамбо ламы Даши-Доржо Итигэлова

Габжа лама Янгажинского дацана Итигэлов Даши-Доржо избран Хамбо ламой в Верхнеудинске 24 марта 1911 года в доме Читинского военного губернатора при большом количестве бурятских лам и нойонов, пишет газета «Бурятия».

Губернатор вручил утвержденную царем грамоту от 19 февраля 1911 года и в своей торжественной поздравительной речи пожелал ему радости и благополучия.

После сего утверждения в должности Пандито Хамбо лама вернулся в свой Янгажинский дацан и вскоре, 5 апреля 1911 года, прибыл в Хулэнский дацан, где большое число прихожан, почтенная группа нойонов и сановников имели встречу-аудиенцию с ним. В этот же день, 5 апреля, в Хулэнском дацане, пригласив на трон Пандито Хамбо ламу, подняв алтарь, все помолились.

В самом малом возрасте Итигэлов в течение пяти лет пас овец Ринчина и Надмита, детей Батобатора из Иволги - Ошор Булака, получая 4-7 рублей. Отличался большим озорством и игривостью.

Когда ему исполнилось 14-16 лет, страстно желая получить образование, он сбежал из дома в дальние края, оказавшись в Хоринском дацане, начал изучение тибетской грамоты и литературы. Получив звание хуварака и приняв монашеский обет, он около 20 лет обучался там, достигнув степеней габжи и гэбши. Получив полное образование, и вернувшись в родной Оронгой, в Янгажинский дацан, стал преподавателем духовной школы, обучая и обеспечивая образование многих хувараков, являясь гэсхы цогчин дугана, был утвержден в его штат. Получив в 1904 году подтверждение дипломом, как ширетуй Янгажинского дацана, более шести лет пребывал в этой должности. В 1911 году вступил на должность Пандито Хамбо ламы.

Прежний Янгажинский дацан

Вновь восстановленный Янгажинский дацан

4 февраля 1913 года отправился в Санкт-Петербург вместе с учеником Гатапа Бадмаева, корреспондентом-секретарем Бадмой Тудуповым, несколькими ламами и сановниками для участия в памятных празднествах, посвященных 300-летию царствования Дома Романовых. 13 февраля прибыл в Санкт-Петербург, 14 февраля имели очень хорошую, теплую встречу со стороны директора и чиновников департамента религий, 16 февраля - с министром внутренних дел, 17 февраля - с обер-профессором, 18 февраля - с заместителем министра. 19 февраля провел молебен в новом буддийском дацане. На этой службе был посланник Монголии Ханда Ван с делегацией, два таргута. Пандито Хамбо лама Итигэлов вместе с соратниками, учеными, находившимися там, совершили молебен.

22 февраля Хамбо лама Итигэлов присутствовал в царском дворце на торжествах, посвященных празднованию 300-летия, где горячо приветствовал светлый образ его Величества и удостоился почетной высокой трапезы. 24 февраля по высочайшему приглашению несколько митрополитов, лам, министров, друзей, важных и высоких дам, вместе со всеми высокочтимыми пробыли у трона более 3 часов и удостоились обеда. На этом обеде всего присутствовало 1200 высоких чиновников, лам и дам. Затем 19 марта великому царю от имени буддистов Забайкалья были преподнесены в подарок буддийские реликвии - блюдо, кувшин, семь золотых драгоценностей, предметы из белого серебра, хадак. Подарки были преподнесены также царице-матери, великой императрице, цесаревичу, четырем детям, всего 8 комплектов подарков. На встрече с его Величеством вместе с Хамбо ламой присутствовали ширетуй Цугольского дацана, ученик Гатап Бадмаев, чиновники - Гомбо Бадмажапов, Сокто Бадмажапов. Приняв подарки, великий царь поблагодарил делегацию: «Всем бурятам-буддистам передайте мою радость и благодарность, я всегда с особой нежностью благословляю бурят!» - так повелевал государь.

Пандито Хамбо лама Даши-Доржо Итигэлов

Вскоре после того, как благополучно вернулись из Санкт-Петербурга, в 1914 году войска Германии начали большую войну. В Верхнеудинске 1 марта 1914 года по предложению Хамбо Итигэлова все буряты, проживающие к западу от Байкала, в количестве 14 образованных людей, восточные буряты-буддисты в лице высокого Хамбо Иролтуева и Пандито Хамбо ламы Итигэлова, ширетуи 14 дацанов, от остальных дацанов соржо ламы и образованные люди, а также нойоны, тайши, волостные старосты, авторитетные должностные люди в количестве более 120 чиновников-начальников объединились вместе. Начиная с 1 марта 1914 года, в течение шести дней, заседали и постановили срочно собрать со всего бурятского населения 130 тысяч рублей и отправить в западные области, где началась война.

Подношения верующих, провизию для казаков, одежду для раненых в местах их лечения, а также их семьям, 30 кроватей для лазаретов, собрать 30 тысяч рублей непосредственно для лазаретов, эти пожертвования и огромные суммы собранных денег должна доставить по назначению делегация во главе с председателем комитета - Хамбо ламой Итигэловым и его друзьями: ширетуем Иройского дацана Лайдабом, секретарем-корреспондентом Бадмой Тудуповым, Дымчиком, старостой Базароном, ламой Цугольского дацана Данжиновым Еши. Для выполнения постановления собрания был составлен специальный Устав, 24 рекомендации которого были исполнены. В конце лета, образовав ревизионную комиссию, произвели проверку. По постановлению ее с осени 1914 года под руководством председателя комитета Пандито Хамбо ламы Итигэлова были организованы поездки по всем приходам дацанов Восточной Бурятии. Сам Хамбо вместе с правомочным Дамби Кишектуевым отправляется в длительные поездки для сбора денежных пожертвований. Хулунский дацан, поддержав комиссию на месте, пополнив денежные суммы, отправил их туда, где идут военные действия, для раненых солдат в лазаретах - одежду, обувь, рукавицы, варежки, кисеты, табак, папиросы, ягоду, сахар. Все это было отправлено с таким расчетом, чтобы получили их до начала Пасхи.

С 1914 года Пандито Хамбо лама Итигэлов, не зная страха, проявлял большую самоотверженность и старание, за это Хамбо много раз получал благодарность с западных областей, где шла война.

12 марта 1917 года царь был свергнут с престола, власть в государстве ослабла, эти и другие причины послужили уходу Итигэлова с должности Пандито Хамбо ламы. В сентябре 1917 года он вернулся в свой Янгажинский дацан. В течение семи лет он был Пандито Хамбо, в то время, когда он был Пандито Хамбо, у цонголов шел спор между теми, кто хотел обновить землю своего дацан, и теми, кто хотел оставить по-старому. В этой связи Хамбо, прибыв в Цонгольский дацан, попросил выкопать землю в здании старого дацана и, высыпав при людях в бумажные мешки землю, запечатал сургучем и отправил в высшие правовые организации для изучения и заключения инженерами. Вскоре пришел ответ с подтверждением строительства дацана на новом месте. Спор цонголов прекратился, на новом месте поставили дацан из кирпича, после того, как воздвигли его, пошла речь о том, что «Хамбо был перерожденцем прошлого Великого Хамбо». В самом деле, вспоминается светлый образ перерожденца Бодхисаттвы, способного, одаренного, драгоценного Пандито Хамбо ламы. Хотя человек и не вечен, имя его оставило вечную память.

Отрывок из книги «Родословная иволгинских бурят» (перевод со старомонгольского: гулва Харанутского рода Селенгинской Думы Будажап Будаев; перевод на русский язык Д.Д. Санжиной.)

Автор: Подготовила Оюнтуя АЛЫМБАЕВА

Фото: БТСР