Общество 24 янв 2023 996

Деревенское детство, или что делал телёнок в доме

В Бурятию пришли настоящие крещенские морозы. Их люди переносят в основном без ущерба своему здоровью, если нет пронизывающего ветра. Но каково же домашней живности в такую погоду?

© фото: Светланы Намсараевой

Однажды в пору моего раннего детства наша Манька разродилась после Нового года. Обычно в сёлах за этим следят, чтобы время отела пришлось на весну, и теленок набирался сил и все лето рос на травке. Но у нас случилось то, что случилось.

Родители срочно обустроили в прихожей деревянный закуток для коровьего малыша, и вся наша семья была начеку в ожидании отела Маньки. Чуть ли не ежечасно мы наведывались в хлев, чтобы не упустить этот важный момент. Но у нашей коровы был свой план: она отелилась ночью. Под утро отец застал Маньку, вылизывающую своим шершавым языком крохотного теленка. Помню, как отец занес на руках завернутого в старую телогрейку дрожащего детеныша. Всех нас в тот момент охватило волнение. Коровья «лялька» с подведенными глазками и огромными ресничками с испугом разглядывала нас, пока отец не уложил ее на соломенную подстилку. В это время, требуя вернуть ей новорожденного, во дворе истошно ревела ее мать, пока силком не увели в хлев, чтобы не застудила вымя. 

Потом начались наши будни. Это целая история, как теленка, которого мы назвали Ночкой, приучали к обычному детскому горшку. Как только она начинала пускать струю или выкладывать свои горошки или лепешки, мы подбегали с горшком. И не дай бог сделать нам лишнее движение за этим ее действием! Маленькая да удаленькая, Ночка могла резко дернуться или брыкнуть задними ножками - от неожиданности мы сами роняли горшок.

У детей была обязанность кормить малышку. Для этого мама давала нам наполненную молозивом бутылку с соской, и мы приучали телёнка к пище. При этом контролировали, чтобы Ночка не захлебнулась, высасывая содержимое бутылки. Через неделю она перешла уже на парное молоко, на котором росла, как на дрожжах. А после того, как Ночка достаточно окрепла, и на улице спали морозы, ее вернули во двор к матери. Но перед этим надели на теленка теплый жилет с застежками на спине. Для этого использовали старую куртку с отпоротыми рукавами. 

Первой пищей теленка было молозиво. Эта жидкость у коровы начинает появляться незадолго до ее родов и выделяется несколько дней после появления малыша на свет. Молозиво гораздо гуще и жирнее молока, у него кремовый или желтоватый цвет. Рождение телят всегда было связано с приготовлением особых блюд на молозиве. Из него мама готовила вкуснейшие лепешки или оладьи, и еще бурятское блюдо - уураг. Для его приготовления молозиво процеживалось через марлю, к нему добавлялись пшеничная мука грубого помола и соль. Все это перемешивалось, а потом - на сковородку и в духовку. Через несколько минут масса пышно поднималась и покрывалась корочкой. Уураг можно есть со сливочным или топленым маслом, макать в сахар.

Думаю, такая картина с новорожденными телятами в доме была привычной картиной деревенского быта в СССР. Если взрослую собаку при любых обстоятельствах в дом никто и ни за что не пускал, то к новорожденным телятам или ягнятам отношение было иное. В условиях хоть и утеплённого хлева обеспечить для них необходимую температуру было сложно. Поэтому в каждом доме отгораживался угол, где они пережидали сильные морозы, а хозяева терпели неудобства и ждали, пока те не окрепнут. 

В давние времена крестьянки относились к процессу появления телят с трепетом, как к собственным родам. Когда подходил срок, и корова начинала телиться, они распахивали ворота и двери, распускали длинные волосы, развязывали пояса и тесемки, расстегивали пуговицы на одежде. После того как на свет появлялся малыш-телёнок, его мыли, одновременно исполняя народные песни, затем проводили окропление святой водой, окуривали травами и подавали угощение. Маленького телёнка заносили в избу, где происходило его знакомство с русской печью.

Много веков буряты-скотоводы жили по степному закону, разводя пять видов скота: коз, баранов, лошадей, верблюдов и коров. Их считают пятью драгоценностями. Существовали заговоры или песни, направленные на сохранение приплода скота. Они поются для овцы, коровы, козы, кобылицы и верблюдицы с тем, чтобы «уговорить» их принять собственного новорожденного детеныша либо чужого, мать которого погибла. Забота о новорожденной скотине - в крови у кочевников. Ведь это будущие кормильцы семьи и помощники в хозяйстве.

Автор: Светлана НАМСАРАЕВА

Фото: Светланы Намсараевой