Общество 25 июл 2023 2659

«Тайны Великой степи». Этнографическая экспедиция ИД «Буряад Yнэн». Восточная Монголия

На восток Монголии доводилось приехать только раз. В 2014 году в составе редакции журнала «Минии Буряад» мы добрались до Дадал сомона, что находится на северо-востоке Хэнтийского аймака. Тогда казалось, что это и есть конец конца географии. Возвращались мы под проливным дождем, бездорожью, наугад и наощупь. Тогда выяснилось, что почва в монгольских степях иная, влагу с разбегу не впитывает, и машину при малейшей попытке прибавить скорости, разворачивало на 180 градусов. Путь домой казался героическим, и каждый мысленно сказал себе: никогда больше. Но послевкусие оказалось сильнее первых впечатлений и желание увидеть всемирно известную равнину Дорнодского аймака, а особенно соплеменников, живущих в этой знаменитой бескрайней степи, только прибавило мотивации.  

Я чабан!

Приближалось лето и зуд путешествий начинал усиливаться. Особенно когда ты «на протяжении руки» от мечты побывать во всех точках бескрайней Монголии. Звоню своему давнему другу Амраа, с которым мы на связи со времен концерта с участием певцов России, Монголии и Китая.

«Хочу поехать к тебе на родину, в Дорнод. Буду пасти овец», — говорю ему.

В ответ секундное замешательство. Общаемся мы на родном, но тут предательски выпадает из памяти слово «ягненок». Попытка задать вопрос: «насколько малы или велики сейчас ягнята» закончилась словоформой «как называется ребенок овцы»? Он долго и искренно смеялся и заключил: «Очень серьезный чабан собирается в дорогу». «Хурьган». Наконец-то всплыло в моей девичьей памяти искомое слово. Мы дружно посмеялись над моими перспективами, и он пообещал помочь.

Не прошло и получаса, Амраа, он же солист знаменитой группы «Нюанс», перезвонил и сообщил, что «перспективного чабана» ждут в Сагаан Овоо на стоянке у именитого скотовода Пурбо. Начались сборы в дорогу. Расстояние нешуточное — 715 километров в одну сторону. Палатка, надувной матрас, тренога для костра, котелок, газовая плитка (на случай дождя), спальники, продукты и прочие принадлежности для длинной дороги и ночевками в степи. Экипаж из двух человек: я и мой супруг. Человек военный, в отличие от меня, сотканной из эмоций, к делу относится серьезно, учитывает все мелочи, способные спровоцировать неожиданности в пути. Кот, тоже член семьи, после многочисленных совещаний экипажа, остается дома.

«Мало ли, коршун унесет», - сказала моя сестра и это стало крайним аргументом. Целее будет. Ранним субботним утром мы стартуем из столицы кочевников под проливным дождем. Из динамика машины незабвенный Виктор Цой: если есть в кармане пачка сигарет… 

Зачем нам «гугл», когда и так все понятно

«Обнулевываем» счетчик километража на площади Сухэбатора. Дождь льет нещадно, настроение при этом мажорное - впереди путешествие! Уже на выезде из Улан-Батора первый казус - дорога раздваивается и мы устремляемся на восток, ... но не тот. Благо километров через десять смутное сомнение заставляет остановиться и свериться с «гуглом». Возвращаемся, ворча: «Тов зам» написано же. «Тов зам» - центральная дорога. Оказалось, надо было взять чуть восточнее востока.

Дальше путь становится уже более понятным. Гигантский памятник - музей Чингиз хану указывает на верно избранный путь. Останавливаемся. Оказалось, взоры «Потрясателя Вселенной» устремлены на восток, в сторону, где он родился и вырос. Там, на северо-востоке Монголии, в местечке Дэлюун Болдог на берегу реки Хэрлэн (Керулен) прошли детство и юность Человека тысячелетия. Где-то там, в Хэнтийском аймаке, есть озеро Хар усын Хох нуур, до которого мы пока мечтаем добраться. Там, на его берегу Тэмуджина возвели в статус Хана Великой степи.

До аймачного центра Хэнтийского аймака Ундэрхан чуть больше трех сотен километров. В 2013 году по настоянию монгольской общественности Ундэрхан было решено переименовать в Чингиз хот, что вполне логично. С небольшим привалом на обед, а у нас как у настоящих путешественников все с собой, прибываем к въезду в столицу аймака. Арка оформлена, как и подобает родине Хана, торжественно, пафосно, масштабно. Со времен, когда мы бывали здесь во время фестиваля «Алтаргана-2014», все очень сильно поменялось. Асфальтовое покрытие дороги, придорожная инфраструктура, в небольших парках по обе стороны растут деревья, знаменитые «Цайны газар» с хушурами получше, чем в ресторанах. 

Въезжаем в Чингиз хот. По обе стороны диковинные скульптуры, исполненные узнаваемым монгольским почерком. Подумалось, что идеи исходят из наскальных рисунков. Настолько они необычны и загадочны. Даем пару почетных кругов по столице Хэнтэйского аймака согласно девизу экспедиции: с чувством, с толком, с расстановкой. До недавних времен все командировки были в режиме «сломя голову». Да так, что опосля не совсем помнишь, что это было. Пополнив запасы в «Хунсний дэлгур» напротив Центрального стадиона (нам еще сюда предстоит вернуться) направляемся на поиски места для ночлега. Первый встречный на вопрос «где бы тут у реки пристроиться на ночлег» махнул рукой на восток. Переезжаем через реку Хэрлэн, разлившуюся до размеров озера, после недолгих споров, определяемся с местом. Я стремилась присоседиться к чабанской юрте с барашками вокруг, полковник был непоколебим: не беспокоить людей и животных, ближе к гражданской инфраструктуре. Пришлось согласиться - впереди еще сотни километров вместе. Приближалась первая ночь в степи…

Автор: Норжима ЦЫБИКОВА