Общество 8 май 2020 2746

​​Подвиг и любовь сержанта Самданова: уроженец небольшого бурятского улуса стал героическим сапёром

Цырен Самданов с семьей и родственниками

Фото предоставлено Верой Тармаевой

Война на востоке. Последний и решительный штурм. Забытый подвиг на сопке у Хайлара. Сержант Самданов и его боевые друзья-саперы шли впереди пехоты, расчищая путь танкам, готовя понтонные переправы через реки.

Но так было не всегда. До и после войны герой этого повествования не думал о войне: его профессия была сугубо мирная.

СЛУЖИЛ НА ВОСТОКЕ

Шел солдат на войну, оглядываясь на долину Чикоя, - это было почти восемь десятилетий назад - там поутру пробуждалась степь. Вдали оставалась укрывшаяся от цивилизации его колыбель-родина, хрупкая, хрустальная, за которую он, не раздумывая, отдал бы самое дорогое, что у него есть, - жизнь. Там, в маленьком улусе Усть-Эдуй прошло детство Цырена (Цырендылыка). Когда был маленьким, во всем помогал родителям-крестьянам по хозяйству. А обретя крылья, как и многие его сверстники, махнул в город. За мечтой и рабочей профессией. Поступил в фабрично-заводское училище, чтобы стать строителем. И непременно стал бы, если не война, исковеркавшая людские судьбы…

С 6 июля 1942 года он в Красной Армии. Служил на востоке. В начале, судя по записям в военном билете, до марта 1943 года - курсантом на командира саперного батальона в 1157-м отдельном десантном батальоне. Рвался ли Цырен на западные фронты, где шли кровопролитные сражения? Конечно, рвался. Писал рапорты, чтобы его отправили на передовую. Но все тщетно. Отказывали, поскольку, как свидетельствовал маршал Советского Союза, главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Александр Василевский, летом 1941 года власти Японии приняли меры к ускорению подготовки по вторжению в Советский Союз, «даже в самые трудные для нас месяцы на советско-германском фронте мы были вынуждены держать на дальневосточной границе 30-40 дивизий». Так что красноармеец Самданов в десантном батальоне продолжал настойчиво учиться военному делу, осваивал профессию взрывника. В марте 1943 года ему присвоили звание сержанта и назначили командиром саперного отделения 296-го инженерно-саперного батальона 68-й инженерно-саперной бригады. В справедливости изречения, что сапер ошибается лишь один раз и что саперы - «чернорабочие войны», Цырен убедился в августе 45-го, когда началась война с милитаристской Японией. Тогда в ходе Хингано-Мугденской наступательной операции (началась в ночь на 9 августа) 36-я армия под руководством Героя Советского Союза генерал-полковника Александра Лучинского из Даурии двинулась на Хайлар.

Цырен Самданов у развернутого Красного Знамени части

Фото предоставлено Верой Тармаевой

ГАРНИЗОН ПРОТИВНИКА

В колонне наступавших впереди пехоты шел и сержант Самданов, который вместе с боевыми товарищами делал проходы через минные поля, строил переправы. И вот впереди Хайларский укрепрайон, который представлял сооруженный на сопках мощный военный объект с подземной крепостью и системой инженерных сооружений, включая множество двухэтажных шестиамбразурных долговременных огневых точек. За овладение основными узлами Хайларского укрепрайона советские войска несли большие потери. 14 августа командующий армией генерал-лейтенант Лучинский создал оперативную группу по уничтожению укрепленного района. Саперам, в том числе командирам отделений сержантам Самданову, забайкальцу Якову Ильину и уроженцу Кустанайской области Казахстана ефрейтору Петру Меркину, поручили подорвать три дота, из которых вели огонь пулеметчики-камикадзе. Бой со смертниками был короткий, но погибло несколько саперов. Наверное, это был самый важный бой Цырена.

- Отец мало что рассказывал о войне, - вспоминает дочь фронтовика Цырена Самданова Вера Тармаева. - Говорил, что был сапером.

Видимо, бурятский сапер родился в рубашке, поскольку ни разу не ошибся на фронте и остался живым в боях у Хайлара. А мне повезло, что я отыскал наградной лист на сержанта Самданова. В кратком изложении его боевого подвига - всего четыре предложения. Скорее всего, 14 августа, «действуя в составе блокировочной группы, сержант Самданов под ураганным пулеметным и минометным огнем противника, пренебрегая жизнью, первым подполз к доту, забросал его амбразуру гранатами и, подтащив 100 килограммов взрывчатки, подорвал сооружение и уничтожил гарнизон противника». За этот несомненно героический поступок 15 сентября 1945 года командир 296-го саперного батальона капитан Удальцов представил Цырена Самданова к званию Героя Советского Союза. Далее представление пошло по вышестоящим инстанциям. 17 сентября командир 68-й инженерно-саперной бригады, гвардии полковник Попов наложил резолюцию - «достоин звания Героя». Затем, 25 сентября свое заключение вынесли члены Военного Совета 36-й армии (генерал-полковник Лучинский и генерал-майор Шмаленко) – достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Однако 14 октября неизвестно по какой причине Военный Совет Забайкальского фронта (командующий фронтом - маршал Советского Союза Родион Малиновский) - вынес решение - понизить награду до ордена Славы III степени (№ 7589).

ПАМЯТЬ ОБ ОТЦЕ, ДЕДЕ

- Папа говорил, что на пятерых саперов, в том числе и на него, оправляли представление на Героя, но ему вернули, объясняя, что не было фотографии, - рассказывает Вера Тармаева. - Командир сказал отцу, мол, орден Славы - это высокая награда и его сфотографируют на фоне развернутого Красного Знамени части. Отец был доволен орденом и говорил, главное – вернулся домой живой, здоровый.

К слову, такого понижения я ранее не встречал, ведь солдатам и сержантам вместо Золотой Звезды обычно давали ордена Красного Знамени или Отечественной войны I степени (крайне редко - II степени). Боевым друзьям Цырена - Якову Ильину и Петру Меркину тоже вместо Героя дали «Славу III степени». Остается гадать, почему.

- Я поразилась, прочитав описание подвига моего дяди, скромного и тихого человека, - говорит племянница Цырена Самданова - Дулмацу Санжиева. - Мы так и жили, не зная, что он был представлен к званию Героя Советского Союза. Оказывается, он был вот таким героическим человеком. Эта новость в юбилейный год Победы объединила всех нас, двоюродных сестер.

Цырен Бальжинович демобилизовался из армии в 1947 году. Окончил Красноярский финансово-кредитный техникум. Сменив боевое оружие и саперную лопату на счеты, трудился в банках Заиграево, Тунки, Кяхты, и 28 лет – в Баргузине в должности инспектора Баргузинского отделения Бурятской республиканской конторы «Стройбанка» СССР. После войны встретил на жизненном пути свою вторую половинку: в 1950 году женился на Намсылме (Надежде) Тогочеевне Будареевой из Дунда-Кирети. До середины 80-х годов он жил в своем доме в Баргузине, где его уважали как отличного специалиста и просто хорошего человека. Он, выходец из Бичурского района, всей душой полюбил Баргузин. И, по словами его близких, фронтовик, несмотря на последствия войны (нога опухла) не хотел переезжать в город, где ему как ветерану дали квартиру. В Улан-Удэ проживал по улице Тулаева. Был на седьмом небе от счастья, когда держал на руках своего старшего внука Юрия.

По словам зятя фронтовика Виктора Тармаева, Цырен Бальжинович много работал, надев черные нарукавники, был замечательным мужем, отцом, дедом, всегда помогал им и материально, и морально. Перед уходом из жизни в 1988 году тесть попросил Виктора Тармаева исполнить его последнюю просьбу - свозить в Баргузин. Благодарный зять выполнил желание героя.

- Папа и мама крепко любили друг друга, никогда не ругались. В моем сердце отец остался очень скромным, удивительно порядочным, щепетильным, аккуратным человеком – всегда у него была начищена обувь, ни один день он не ходил без галстука, - рассказывает Вера Тармаева. - Никогда никого не подводил, никуда не опаздывал. Любил порядок во всем.

Внук Цырена Бальжиновича Юрий бережно хранит память о своем деде. И когда ему сообщили, что нашлось дедовское представление на звание Героя Советского Союза, Юрий, обрадовавшись, воскликнул: «Круто, дед!».

Баясхалан ДАБАИН

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Читайте также