Общество 26 июн 2020 2177

​Подвиг женщин Бурятии: в годы войны они держали тыл на своих плечах

Марии Трофимовне 89 лет, из них 43 года трудового стажа. Много лет проработала в дорожной от­расли, прошла путь от техника до руко­водящих должностей, сообщает газета "Бурятия".

- Наша семья, - начинает рассказ наша собеседница, - это Фирсовы из Иркилика и Паршуковы из Нестерово Прибайкальского района. Они занима­лись хлеборобством, скотоводством, производили известь, в зимнее время - деготь, заготавливали лес для стро­ительства жилья, мебели. Все делали вручную. Наши мамы, бабушки хоро­шо умели принимать роды, ухаживать за детьми, вести хозяйство, печь хлеб, прясть, вязать, шить. Семьи тогда были большие, детей рожали, в среднем, каж­дые 1,5 года.

Породнись две семьи в 1929 году, когда Фёкла Паршукова и Трофим Фир­сов вступили в брак и поселились в Ир­килике. В колхозе они работали весь световой день, без выходных. Роди­лась Мария Трофимовна там же. Ког­да пришла война, ей было десять лет, а самой младшей сестре - полгода. Отца призвали на фронт в августе 1941 года. Первые 3-4 месяца он писал семье со станции Мальта Иркутской области, где проходил военную подготовку. В по­следней весточке из Новосибирска со­общил, что едет на фронт.

- Позже маме пришло извещение из медсанбатальона, что отец умер от ран 15 февраля 1942 года и похоронен в Алексеевке Корочанского района Кур­ской области (ныне Белгородская). Ему было 39 лет, - рассказывает Мария Тро­фимовна.

ВЫЖИВАЛИ, КАК МОГЛИ

В каждой многодетной семье было свое хозяйство: корова с теленком, сви­нья с поросятами, цыплята, собака, кош­ка, участок с баней, стайками и сараем. Часть участка была занята покосом, а часть - посевом овощей, картофеля для себя.

- Самым тяжелым годом запомнился 1943-й. Тракторов не хватало, за трак­тористов - девочки. Землю обрабаты­вали плохо и мало, отсюда неурожай и голод. У нас началась дизентерия, а кроме бесалола никаких лекарств не было. Умирали и взрослые, и дети. В на­шей семье - младшие Гена и Галя. Из-за плохо отапливаемого дома свирепство­вала пневмония. Дрова привезти мож­но было только на себе, лес недалеко от села, - вспоминает о тех горестных го­дах ветеран тыла и труда. - Наши мамы, бабушки, и мы, дети, босые, плохо оде­тые, полуголодные, трудились, пололи хлеба, картофель. Занимались уборкой урожая, все вручную, весь сентябрь. Бедные женщины носили мешки с зер­ном весом по 50 кг и более, впрягались по трое и пахали сохой землю, потому что лошадей забрали на фронт. На всё были установлены нормы. С одной ко­ровы - шкура и 6,1 кг топленого масла в год. Сами питались лишь обезжирен­ным молоком. Выжили благодаря друж­бе наших матерей, взаимовыручке. О хитрости, воровстве понятия не было, никогда двери и калитки не замыкали. Приходили друг к другу, угощали по­следним, а если ничего не было, то и водой. Помню, поговорка была: «Был у друга, пил воды слаще меду».

Мария Трофимовна рассказывает, что в каждом доме стояла большая рус­ская печь, на углу которой, выходящим на кухню, был очаг, в котором жгли по­лешки в темное время дня. Зимой при таком свете женщины пряли шерсть, вязали варежки, носки для фронта, пели задушевные песни и плакали.

- Ежегодно до марта питались запа­сом урожая с прошлого года. С марта детям приходилось бросать учебу и идти в поле собирать колоски, мерзлую картошку. Пятый класс в 1944-м я не окончила. В 1945-м мама отвезла меня к своей сестре Фросе, которая устрои­ла меня в 3-ю женскую среднюю школу, где я закончила 5-7 классы. В 1947 году она устроила меня в Кяхтинский сель­хозтехникум, который я окончила по специальности «землеустроитель». Еф­росинья Ивановна Соколова, тетя Фро­ся, работала в общепите поваром, за­впроизводством, награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Жила в центре Улан-Удэ на улице Банзарова. Моя вто­рая мама невероятной души и доброты женщина, - продолжает рассказ Мария Трофимовна.

МАТЕРИНСКАЯ ДОЛЯ

С бабушкой по отцу Марией Проко­пьевной они жили рядом в Иркилике. Она знала лечебные травы, заговоры от болезней, лечила вывихи и переломы не только людям, но и животным. Работала в колхозе и имела свое хозяйство. Родная мать отца Анна умерла, когда ему было 14 лет, оставив шестерых де­тей. Дед Никита Сергеевич Фирсов же­нился на Марии Прокопьевне, которая тоже овдовела и имела дочь. В этом браке родилось еще пятеро, и того 12. Когда началась война, младшему сыну было четыре года.

- На фронт она отправила троих сы­новей и дочь - моего отца Трофима и его брата Василия, который тоже погиб. Дмитрий и Вера, выносившая раненых с полей сражений, вернулись, - говорит она.

Бабушка со стороны матери - ветеран войны и труда Домна Матвеевна Паршу­кова. В браке с Иваном Ивановичем Пар­шуковым родила 15 детей, из которых выжили пятеро сыновей и четыре доче­ри. Один, Иван, будучи взрослым, умер еще до войны. От них у нее 46 внуков, 26 мальчиков, из которых 9 - участники Великой Отечественной войны. На войну Домна Матвеевна отправила сыно­вей Марка, Лаврентия и Георгия. Млад­ший Василий остался в тылу, работал ветврачом в Прибайкальском районе. Марк и Георгий вернулись после ране­ния инвалидами в родное Нестерово к женам и детям. Марк долго не прожил - умер в мае 1944 года, его старший сын Иван также сражался на фронте. Георгий переехал в село Турунтаево, работал заведующим сберкассой, после выхода на пенсию переехал в Ильинку. Лаврентий Паршуков после войны вер­нулся к жене в Улан-Удэ. Он награжден орденами Красной Звезды, Отечествен­ной войны II степени, двумя медалями «За боевые заслуги», медалью «За по­беду над Германией». К сожалению, на его долю выдалось много горя: 3-летняя дочь умерла до войны, сын десятилет­ним утонул в Селенге в 1940-м. После смерти жены в 1967 году 25 лет прожил один, до 75 работал на приборострои­тельном заводе.

- Дети братьев и сестер моей мамы также ушли на фронт. Сыновья тети Ека­терины Ильиной - Михаил и Прокопий вернулись ранеными. Четырех сыновей из пяти проводила другая мамина се­стра Евдокия Чукреева: Николай и Васи­лий погибли в бою, Илья по возращении устроился на работу в Турунтаево, но прожил недолго. Михаил работал в МВД, дослужился до полковника, имел мно­жество наград. Еще двое внуков Дом- ны Матвеевны от сына Ивана и дочери Ефросиньи вернулись и умерли от ран в возрасте 38-39 лет. Сейчас в нашей большой семье не осталось участников войны и ветеранов тыла, в живых толь­ко я и еще пятеро детей войны, - гово­рит Мария Трофимовна. - Когда закон­чилась война, была радость, особенно у тех, у кого вернулись сыновья, отцы, мужья. А у кого не вернулись? Бедные дети, женщины. Ведь сиротам, вдовам не было никаких привилегий, колхоз­ницам ни пенсии, никакой помощи на детей. Помню, через несколько лет мы выхлопотали маме пенсию 12 рублей. Она всю жизнь проработала в колхозе, труженица тыла, дожила до 9 внуков и 2 правнуков. Вечная память всем погиб­шим и всем умершим от ран, от голода и холода и в тылу и на фронте. Царствие им небесное. Спасибо нашим мамам, ба­бушкам-страдалицам, неутомимым тру­женицам, сумевшим поднять и воспи­тать нас. Женщины, рожая много детей, своим непосильных трудом в то время обеспечили армию достойными сыно­вьями-солдатами и всем необходимым. Это подвиг, который следует увековечить.

Автор: Беседовал Антон ИРШУТОВ