Общество 2 сен 2020 664

В фокусе Аларь и Баргузин

В прошедший летний отпуск я поездил по Алари в Усть-Орде и Баргузину и хочу поделиться с вами, дорогие читатели, своими наблюдениями

В прошедший летний отпуск я поездил по Алари в Усть-Орде и Баргузину и хочу поделиться с вами, дорогие читатели, своими наблюдениями...

В Алари

В целом впечатления от Алари самые благоприятные. На сельских улицах и в полях много техники, на пастбищах - скота, в небольших де­ревнях вольно пасутся свиньи. В де­ревне Куйта пастух берёт с каждой головы по 300 рублей в месяц, а ста­до в 200 голов. В итоге он зарабаты­вает около 60 тысяч в месяц с мая по октябрь. Часть скота пасётся сам по себе на утугах, в пределах поскоти­ны - изгороди, которой обнесена де­ревня. В среднем до 70 тыс. в месяц зарабатывают те, кто доит десяток и более коров на реализации моло­ка, сметаны, творога и сыра. С ними аларцы ездят в Черемхово, Усолье и Ангарск. Баяндаевцы и эхиритцы торгуют в Иркутске.

А за пределами деревень золо­тятся нивы с пшеницей, ярко желте­ет рапс и отдаёт изумрудом зелёнка. Был конец июля и, например, в Аля­тах уже убирали урожай. Мощные трактора, комбайны и грузовики сновали под жарким солнцем.

На мой беглый взгляд, процентов 70 пахотных земель в Алари обрабатывается. Остальное используется под пастбища и сенокосы. При СССР обрабатывалось до 100% пашни, а пастбищ и сенокосов катастрофи­чески не хватало. Выкашивался, буквально, каждый клочок травы в полях. Это безземелье вынуждало аларских бурят к миграции в города, в республику и на севера ещё с 50-х годов прошлого века.

Ныне Россия четыре года подряд остаётся крупнейшим экспортёром пшеницы в мире. Свою значимую долю в экспорте имеет Иркутская область, а в ней её житница - Аларь. Кроме того, аларские фермеры поставляют рапс в Китай, для про­изводства растительного масла. А поскольку агропром на подъёме, ра­стёт и стоимость сельхозугодий.

Идёт процесс приватизации и консолидации земель такими агро­холдингами как «Белореченское». Быстро наращивают мускулы и мест­ные фермеры, которые становятся подлинными хозяевами в своих сёлах и деревнях. В период станов­ления социализма их именовали ещё «кулаками» и изжили как класс. Но вот пали идеологические путы, и жизнь расставила всё по своим местам. Наверху вновь оказались самые сильные и активные хозяева, наиболее эффективно интегриро­вавшиеся в товарный рынок.

Прогресс и люди

В целом это закономерный про­цесс интенсификации сельского хозяйства и вытеснения ЛПХ. Произ­водительность труда стремительно растёт. Техника заменяет людей. Трактора и комбайны начинены электроникой и их можно доверить только людям с высшим образова­нием. Между тем, в России экспери­ментируют уже с техникой без лю­дей, оснащённой видеокамерами, программным обеспечением и дис­танционным контролем. Агрохол­динг «Белореченское», по сути, так и работает. Весной на деревенское поле выезжает трактор, который за раз пашет, боронует, сеет и культи­вирует. Вновь техника появляется осенью для уборки урожая. Сельча­не привлекаются только в качестве объездчиков полей, отгоняют скот от потравы. За сдачу в аренду паев они получают натурой – зерном и живут подсобным хозяйством. Однако ис­ключение населения из производ­ственного процесса ведёт к её от­току в города, особенно молодёжи. В 2000 году в районе было 26493 человека, а в 2018 году уже 20330. Это общая тенденция. По Джиде со­общали, что там с 2011 по 2019 года количество медицинских полисов сократилось на 20%. В Баргузине, в Улюкчиканской школе ещё года три назад было более ста учеников, а в этом году уже 74 ученика. А это одни из наиболее точных показателей убыли населения.

Баргузин

Баргузин встретил нас большой водой. Уже далеко до Улюна она подобралась к самой дороге. На мел­ководье расплодились комары. Они словно голливудские зомби и вам­пиры облепляют окна машин. Вода залила и пастбища, и покосы. В Бар­гузине затоплено 3 тыс. га сельхозу­годий, в Курумкане до 2 тыс. га. Где взять сено? Зима уже на подходе. Фермеры и владельцы ЛПХ, дающие большую часть продукции, надеются на поддержку минсельхозпрода ре­спублики.

Но, несмотря на бедствие, сель­чане встречали нас богатым угоще­нием: свежей отварной бараниной и свининой, блюдами из рыбы – ка­рась, хариус, сазан и щука, солёны­ми грибами, вареньем и овощами, саламатом, арсой и тогооной архи. Я не случайно перечислил эти яства. Ведь что на столе, то в закромах и на прилавке. А во многих районах республики сельчане пьют пасте­ризованное молоко, соответственно нет и своих молочных продуктов. Причины две: а) не держат скотину; б) она есть, но на заимках.

В Баргузине же такого нет, а из­лишки идут на рынок, хотя и весьма ограниченный. Их продукция реа- лизуется в пос. Баргузин и Усть- Баргузин. Часть продукции уходит на Байкал: в Горячинск, Гремячинск, Турку и Максимиху, в которых сло­жилась развитая туристическая ин­фраструктура с гостиницами, кафе и столовыми. Туристы есть не только в пик сезона, и их нужно кормить. А до Улан-Удэ мясомолочная продукция из Баргузинской долины, практиче­ски, не доходит. Слишком далеко и в город изредка прорываются лишь оптовики.

Диктует свои правила игры ре­льеф. Большинство сёл здесь лепит­ся с одной стороны к неприступным горам, а с другой - ограничены боло­тами, озёрами и протоками Баргузи­на. Но в долине есть возвышенности с пастбищами и куйтуны – пахотные земли, где стоят фермерские заим­ки.

Семейная ферма

Одну из них построил Владимир Хажеев из Улюна. Он занимается производством молока и мяса, заку­пом и реализацией этой продукции. В Баргузине, Устье и на побережье у него своя постоянная клиентская база, которой Владимир гаранти­рованно доставляет свой товар. В 2016 году он выигрывал грант от минсельхозпрода республики и сей­час думает о дальнейшем развитии своего хозяйства. А перспективы и будущее у него есть. Его надёжная опора в жизни и в хозяйстве не только жена Туяна, но и сын Алек­сей, который отслужил в армии и хо­чет работать на отцовской ферме.

Это не единичный пример в Улюне. Кроме Хажеева, здесь есть и ещё несколько таких же активных и предприимчивых фермеров. Есть молодые улюнцы, вернувшиеся из города, чтобы заняться сельским хозяйством на родине. И это не­смотря на отсутствие ёмкого рынка сбыта.

В этом плане Аларь, находящаяся под боком миллионной агломера­ции Шелехово – Иркутск – Усолье – Ангарск – Черемхово, находится в гораздо более выигрышном поло­жении. Однако, там и конкуренция выше, в первую очередь, с агропро­мышленными гигантами.

Тем не менее, Аларь и Баргузин многое роднит, а главное, это чело­веческие – родственные и друже­ские связи. Так, главой поселения Аларь уже два года работает Эржена Габеева, родом из Арзгуна. Там же владеет магазином улюнец Бато Эр­дынеев. Таких примеров немало и поэтому во время взаимных визитов в Аларь и Баргузин нас всегда будут встречать с мясом, рыбой, салама­том, арсой и тогооной архи.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ​

Фото: Александр Махачкеев

Читайте также