Общество 18 ноя 2020 168

Берестяной кудесник: Валерий Цыбиков развивает в Бурятии берестяное ремесло

В доме по улице Стартовой Улан-Удэ, наполненном теплом и особенным березовым светом, меня гостеприимно встречает, окуривая жилище благовонием, друг юности, уроженец закаменского села Нурта Валерий Цыбиков.

Маленькими глотками пью вкусный чай с молоком. Подернутая временем черно-белая фотография невольно переносит меня в страну, которой больше нет. Москва. 1976-й год. Как молоды мы были, «московские» буряты, впитывавшие в себя всё, как губка, в вузах Первопрестольной. В студенческие годы я частенько наведывался в гости к студенту Тимирязевской сельхозакадемии Валере Цыбикову. Он подрабатывал дворником и жил в служебной квартире на Маяковке. Знал я тогда, что он - мастер спорта по вольной борьбе. Но не ведал, что пройдет время, и он станет мастером на все руки, а его недюжинный талант засверкает новыми гранями.

НОУ-ХАУ ДАРХАНА

- Я ведь несколько лет назад экс-министру спорта Владиславу Бумбошкину предлагал, мол, давай для спортсменов-легкоатлетов буду делать берестяные стельки, которые не впитывают влагу и сохраняют тепло, - на правах хозяина дома берет нить разговора в свои руки Валерий Цыбиков. - В бытность Петра Великого и легендарного полководца Суворова стельки из бересты использовались для защиты солдат от грибка стопы, при этом в дальних походах такие стельки снимают усталость. И всегда береста заряжает человека положительной энергией. Березу называют теплым деревом.

Валерий признался, что вплотную начал заниматься берестой в начале девяностых, когда ему перевалило за сорок. Азы мастерства ему передал отец, участник Великой Отечественной войны, известный в горной Закамне столяр-плотник, удостоенный звания «Лучший строитель Бурят-Монгольской АССР 1956 года» Даши Намсараевич Цыбиков. Берестяных дел мастер показал мне плотницкие инструменты, в частности, зубчатый стальной резец, который его отец в качестве трофея привез после войны с милитаристской Японией.

- Отец говорил, что берестяной туесок - природный термос. Раньше, когда термосов и в помине не было, буряты хранили в берестяных туесках молоко, сметану. Мой друг из Селенгинского района, берестянщик Валерий Галсанов, когда пас коров, однажды второпях забыл туесок со сметаной в поле. Через два или три месяца вернулся на прежнее место, нашел туесок. Открыл - стояла жара несусветная - сметана в нем осталась такого же цвета и вкуса. В берестяной посуде ничего не портится: береста убивает микробы. Даже во времена Чингисхана делали берестяное корыто, в котором мясо не портилось.

- Помимо туесков, погремушек, у тебя же есть собственные разработки, не так ли?

- Одно из моих ноу-хау предназначено для туристов и рыбаков. К крышке от туеска, как видишь, приспособил пластмассовую крышечку от пакета для сока: сюда можно положить соль и чай. Очень удобно - много соли никогда не рассыплешь на мох, камни или в песок.

- Знаю, что отец напутствовал тебя передавать знания и опыт молодым.

- Отец завещал: «Учи больше детей». Это я и делаю. Все, что знаю и умею, передаю детям. В 37-й школе кружок вел. Потом в БИПКРО преподавал. Своему ученику Александру Яковлеву из Нового Загана Мухоршибирского района - у него руки золотые - туесок подарил со словами: «Сделай самовар». Представляешь, через пять лет он привез мне сделанный своими руками берестяной самовар, который хранится в новой школе в Хойто-Бэе. Там я работаю с августа этого года: преподаю школьникам декоративно-прикладное искусство по направлению «Резьба по бересте». В 2018 году мой ученик Сокто Дашиев из Тохорюкты стал лучшим берестянщиком России на международном фестивале «Праздник топора» в Томске.

ПОТОМОК ЧЕМПИОНОВ

Разговор с потомственным народным мастером продолжается в домашнем «микромузее», где хранятся уникальные фотографии и грамоты.

- Так ведь это же олимпийский чемпион Шамиль Сабиров! Помню ту незабываемую поездку с олимпиоником в Закамну.

- Точно он. На этом фото дарственная надпись: «С олимпийским приветом Шамиль Сабиров». Ему во время встречи в центре краеведения и туризма я подарил погремушку с названием «Квадратный ринг». А это фотография моего нагаса (дяди) Жамцын Даваажав, серебряного призера Олимпийских игр. Знаменитый монгольский борец, дархан аварга Дарийн Дамдин - тоже мой родственник. Поэтому не случайно, что я стал мастером спорта по вольной борьбе. Гены!

- Дальше - больше. Меня точно обухом по голове: поражаюсь новым граням твоего всеобъемлющего таланта, Валерий. Оказывается, ты еще совершаешь восхождения на горные вершины!

- Да, в 2012 году я поднимался на Мунку-Саридак. Тогда был самым возрастным участником восхождения на высшую точку Восточной Сибири. 3491 метр! И там, у вершины, возле костра меня посетило вдохновение: в горах родились стихи, посвященные бурятскому альпинисту Сергею Балданову. Он погиб на Памире при восхождении на Пик Победы: он не дошел до вершины всего 236 метров.

- Твоими музыкальными бубенчиками ансамбль «Будамшуу» гастролирует по всему миру.

- Этот ансамбль исполняет танец «Погремушки», с которым завоевал Гран-при на всероссийском конкурсе «Синеокая Анапа».

- «Валерий Дашиевич - один из немногих поэтов, которые, подобно Сергею Есенину, воспевают белую березу», - так высказалась о твоем творчестве член Союза писателей России Надежда Гармаева. Среди твоих работ есть портрет Есенина?

- Я служил в воспетом Сергеем Есениным березовом крае России - в трех километрах от села Константиново Рязанской области. Портрет «последнего поэта деревни» я выжег на бересте. А что касается поэзии, то в 2018 году вышла моя книга «Зуудэнэй орон» («Край мечты»), в которую вошли мои стихи и слова к песням. Слова песни «Захаамин» написал я, музыку - Вера Шобосоева. Также я написал слова гимна Ононского района.

ФОНТАН ИДЕЙ

- Говорят, что ты вместе с учениками выполнил важную работу. Какую именно? Чем занят сейчас, а что - в планах?

- Действительно, работа была архиважная: мы активно участвовали в строительстве дугана Зелёной Тары Иволгинского дацана. Тогда впервые в буддийском строительстве украсили внутреннее убранство храма берестой. Сейчас делаю сундук из кедра - для дочери. Стараюсь продолжать совершенствоваться, работаю над новыми идеями.

- Какие из последних новинок, считаешь, заинтересуют людей?

- Раньше я кедровыми опилками топил печку. Потом пришла идея - измельчать кедровые опилки и набивать ими подушки. Еще берестяные ободки для волос делаю: они забирают отрицательную энергию, береста снимает головные боли.

- Слышал, что ты занимаешься стрельбой из национального лука. Давно ли прикипел к этому виду спорта?

- Уже пять лет я стреляю из бурятского лука, сейчас покажу этот лук. Вот он - национальный лук, сделанный из березы.

- Кто автор этого настоящего произведения искусства?

- Лук сделал мой ученик по бересте и по совместительству мой тренер по стрельбе из лука Дамба Улзетуев. Он подарил его на моё 60-летие. Подарок семь лет лежал, а потом я взял его и начал стрелять. Раньше буряты такие деревянные луки делали: они не перегревались и не промокали в дождь и снег.

Мастер по бересте, поэт, педагог, заслуженный работник культуры РБ Валерий Цыбиков показал мне шлифовальный станок (он его изготовил собственноручно, приспособив мотор из старой стиральной машины), на котором при мне отшлифовал туесок - свой подарок для меня. Воистину, как написал его друг, монгольский поэт Хэнтэйн Батхуу, «нет им цены - дархана рукам золотым». А затем маэстро по бересте, который сейчас приобщает к спорту внуков (младший внук Базар стал лучшим футболистом детского сада!), поделился со мной планами на будущее. Неугомонный, ищущий, фонтанирующий идеями, человек многогранного творчества Валерий Цыбиков задумал создать музей берестяных изделий Бурятии. На все сто уверен, что у народного мастера, который живет и дышит берестяным ремеслом, это непременно получится.

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Аркадий Батомункуев

Читайте также