Общество 1 фев 2021 460

​В Бурятии в селе Ехэ-Цаган установили мемориальную доску в честь девушки-снайпера

© фото: Фото Инги Шорниковой

«Погода как на заказ», - говорит племянник теперь уже легендарно­го снайпера Цырен-Дулмы Доржие­вой - Юрий Лубсанов.

Едем в село Ехэ-Цаган, откуда родом отважная фронтовичка, которая 75 лет назад шагнула в вечность и навсегда осталась 21-летней. Пытаюсь мысленно прокрутить от Зун-Тамчи до Верхней Силезии путь Цырен-Дул­мы, жизнь которой была до обидного короткой и ослепительно яркой, как вспышка молнии в Тамчинской долине.

В голову приходят слова Виктора Цоя - «смерть стоит того, чтобы жить». Молоденькая бурятка весной 1945-го отдала самое ценное, что у неё было - жизнь, чтобы ее земляки и родствен­ники жили. Чтобы мы жили. И помнили, какой ценой досталось Победа.

Шагнула в бессмертие

Над Ехэ-Цаганом, где до войны буду­щий снайпер Доржиева бегала босиком по степной росистой траве - голубой небесный шатер. «Ах, как же вы долго, наша тётя Цырен-Дулма, возвращалась домой!» - не об этом ли думают, стоя у сельского памятника воинам-осво­бодителям, Юрий Лубсанов и его сын Эдуард перед тем, как с мемориальной плиты снимут белую накидку?

- На памятнике воинам-землякам, приближавшим Победу, высечено 94 имени, - говорит Юрий Доржиевич. - Среди них - четыре имени наших близ­ких родственников. Двое вернулись домой после войны - Даши-Доржо Дор­жиев и Ринчин-Доржо Лубсанов, а двое остались на полях сражений - Даши-Ни­ма Лубсанов и наша тетя Цырен-Дулма, которая ушла на фронт под фамилией Лубсанова, а в армии стала Доржиевой. Она - единственная из женщин из наше­го села ушла в бессмертие.

«Ушла в бессмертие», - как-то задум­чиво, с особой теплотой произнес эти слова племянник героической девуш­ки из Ехэ-Цагана. А потом было все как положено - волнительное ожидание открытия памятной доски, скупая муж­ская слеза, капелькой осеннего дождя нечаянно оброненная на гранит. И алые гвоздики, быть может, цвета звездочки на пилотке или пролитой крови в том самом последнем бою за полтора меся­ца до Победы.

Мысли о памяти и о вечном роятся и превращаются в стихи, написанные главой Селенгинского района Станис­лавом Гармаевым и прочитанные им сразу после открытия мемориальной доски памяти «совсем еще девчонки» из маленького степного села. Душа её была светла, а помыслы чисты. «Спаси­бо вам, отцы и деды, спасибо Родине моей за все великие победы во имя жизни и детей…». Спасибо Цырен-Дул­ме за то, что она сделала для нас. Сло­ва, идущие из глубины души. От сердца. Чтобы помнили.

Служили девчонки-сибирячки

- Мы даже не знали, как и что было на войне, - говорит Юрий Лубсанов. - Мама как-то рассказывала, что в Ехэ-Цаган приезжали после войны две девушки, говорили, что вместе с нашей тетей учи­лись в снайперской школе в Подольске, воевали в Таманской дивизии, что она погибла. Девушки-снайперы привезли маленькую фотографию, где они сидят втроем (в середине - Цырен-Дулма). В прошлом году, когда мы съездили в Ир­кутск к ее однополчанке Галине Рома­новне Шипулиной, она рассказала, что Цырен-Дулма была одной из лучших курсанток школы, с отличием окончила ее. Была молчаливой, наверное, пото­му, что плохо говорила по-русски. Она «охотилась» в одной паре с еще одной буряткой - веселой и жизнерадостной Валентиной Макзоловой.

По словам Юрия Доржиевича, он и его близкие узнали о том, их тетя была посмертно награждена орденом Оте­чественной войны II степени благода­ря проекту «Герои без звёзд» газеты «Бурятия» ИД «Буряад унэн» и поиско­во-исследовательской работе автора этих строк. После публикации очерка о Цырен-Дулме Лубсановне замести­тель Председателя Народного Хурала РБ Цырен-Даши Доржиев вручил копию наградного листа ее родственникам. Затем была незабываемая встреча с Га­линой Романовной Шипулиной. Далее - кропотливая работа по увековечению памяти о снайпере Доржиевой, за что огромное человеческое спасибо адми­нистрации МО «Селенгинский район» и лично руководителю муниципалитета Станиславу Гармаеву и, конечно, близ­ким и родственникам Цырен-Дулмы Доржиевой и главе большой и дружной семьи Лубсановых - Юрию Доржиевичу и его супруге Ольге Андреевне.

Ехэ-Цаган. 75 лет после войны. Эхом отдается в моем сердце тот роковой выстрел с войны, которой больше нет. А с чудом сохранившейся, изрядно потрепанной временем фотографии размером со спичечный коробок смо­трит на нас из победной весны 45-го девушка из Тамчинской долины. Завтра она ринется в бой, не зная, что ей отме­рено свыше всего 21 год. Об истории этой фотографии рассказала однопол­чанка Цырен-Дулмы Галина Романовна Шипулина. У них в снайперской школе был фотограф. Но, понятное дело, офи­циально фотографироваться будущим истребителям фашистов запрещалось, и потому находчивые девчонки пошли на хитрость: припрятывали сахар, кото­рым рассчитывались в фотоателье.

Цветы алеют на граните. Минута молчания в память о фронтовиках, при­ближавших Победу. Хорошо, что помнят отважного снайпера Цырен-Дулму Дор­жиеву и других воинов-победителей. Пока мы живы, будем помнить. Пока помним, будем жить.

Из воспоминаний снайпера истребительной роты автоматчи­ков 726-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии младшего сержанта Галины Романовны Шипулиной (Коротких):

- Ваша тетя была скромной девушкой и очень меткой, стреляла лучше всех в нашем выпуске. Была лучшей из 60 человек последнего набора снайперской школы… Мы встречались нечасто (были в разных отделениях) на стрельбах, на­пример, или в столовой. А до фронта добирались вместе - в пути были целый месяц...

Из наградного листа на младшего сержанта Цырен-Дулмы Доржиевой:

 «… Национальность - бурят-монголка… Партийность - член ВЛКСМ с 1942 года… В Отечественной войне - с 20.02.1945 года… В Красной Армии - с 28.03.1944 года… Призвана Селенгинским РВК Бу­рят-Монгольской АССР… За время пребывания в роте показала себя дисциплинированной, смелой и преданной защитницей своей Роди­ны. Выполняя боевую задачу командования по уничтожению фашистских захват­чиков, повседневно находясь в обороне, она открыла свой боевой счет. 26 марта 1945 года будучи на «охоте» товарищ Доржиева метким снайперским огнем уничтожила пять немецких солдат, продолжая выполнять свою боевую задачу, была убита пулей фашистского снайпера. За мужество и подвиги достойна правитель­ственной награды - ордена Отечественной войны I степени (посмертно)...»

О чем речь
Цырен-Дулма Лубсановна Доржиева (1924-1945) родилась в местности Зун-Тамча Тамчинского сельсовета Бурят-Монголь¬ской АССР (ныне село Ехэ-Цаган Селенгинского района). Млад¬ший сержант Доржиева сражалась в должности снайпера роты автоматчиков 714-го стрелкового полка 395-й стрелковой Крас¬нознаменной ордена Суворова Таманской дивизии (24-й стрел¬ковый корпус). Погибла смертью храбрых 26 марта 1945 года в Нижней Силезии (ныне территория Польши).
9 марта 1945 года командиром полка, полковником Тихомировым была пред¬ставлена к ордену Отечественной войны I степени, но в итоге 15 апреля 1945- го решением вышестоящего командования - командира Таманской дивизии, гвардии полковника Афанасьева, командира 24-го стрелкового корпуса, гене¬рал-майора Онуприенко, награждена орденом Отечественной войны II степе¬ни (посмертно). Первичное место захоронения - Германия, Верхняя Силезия, г. Прибус (ныне Польша), Красноармейское кладбище, могила № 12.

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фото Инги Шорниковой

Читайте также