Общество 6 фев 2021 699

​Война и любовь ефрейтора Гариной

© фото: Фото предоставлено Надеждой Эрдынеевой

Обаятельная и отважная девушка из Рязанской области и бесстрашный уроженец синеокой Еравны шли к войне и костру любви, разгоревшемуся на фронте, своими путями.

Каждый из влюбленных знал, что на передовой любовь совсем другая: можешь любить человека сейчас, а через несколько часов все может закончиться фанерной звездой на могиле. И все-таки, их военно-полевой роман, несмотря на кровопролитные события и маячившую кругом костлявую смерть, вспыхнул. Случилась любовь, опаленная огнем войны.

ОРДЕН СЛАВЫ

Об удивительной истории любви и подвигов - рассказ дочери супругов-фронтовиков Надежды Эрдынеевой.

- Моя мама Дина Ильинична Гарина родилась 18 декабря 1924 года в городе Скопин, - рассказывает Надежда Цыбиковна. - После окончания школы поступила в горный техникум. Училась на маркшейдера. В ноябре 1942 года, тогда маме не было 18 лет, со своей подружкой села в поезд и поехала на фронт. По дороге на передовую под Великими Луками их эшелон на бреющем полете стали бомбить вражеские бомбардировщики. Снаряд угодил в вагон, и ее подруга, ехавшая на верхней полке, сразу погибла. На фронте мама попала под Сталинград - сначала ее хотели определить санитаркой, но она отказалась, и ее направили в зенитный полк. На фронте командовала артиллерийским расчетом. А орден ей дали за сбитый немецкий самолет.

Судя по найденным в открытых источниках документам, ефрейтор Дина Гарина служила наводчиком 10-го зенитного пулеметного полка (Западный фронт ПВО), награждена орденом Славы III степени и знаком «Отличный пулемётчик». К слову, на сегодня насчитываются только две женщины из Бурятии, удостоенные ордена солдатского бесстрашия, заслужить который было трудно, тем более женщине. А знак «Отличный пулемётчик» давали на войне далеко не всем мужчинам. Из женщин нашей республики, по моим данным, «за умелое владение личным оружием, его грамотное применение» таким знаком награждена только Дина Гарина.

ПОДВИГИ ПОЛИТРУКА

Вторую половинку Дины звали Цыбик. Будущий фронтовик-орденоносец появился на свет за 5000 километров от Рязанской области. Рос в бурятской деревне, не помышляя о том, что пройдет время, и шагнет он в свинцовую метель, и там, в жуткой круговерти, встретит свою любовь.

- Мой папа Цыбик Намсараевич Эрдынеев родился 1 августа 1912 года в селе Телемба Еравнинского района, - рассказывает Надежда Эрдынеева. - Школу окончил в Чите. В 1939 году поступил в военно-юридическую академию в Москве. Там окончил два курса, и началась война. Отца направили в военно-политическое училище, расположенное в Ташкенте. По его окончании в 1942 году папа попал на фронт. Его назначили политруком роты. О войне он и мама сильно не рассказывали. Отец говорил только, что два раза был ранен. И еще был разговор, что после того, как он принял на себя командование ротой, его должны были наградить орденом Красного Знамени и присвоить звание майора.

Как следует из фронтовых документов, сначала Цыбик Эрдынеев с октября 1942 года служил политруком 3-й роты 65-го гвардейского стрелкового полка 22-й гвардейской стрелковой дивизии (Северо-Западный фронт). Принимал участие в боях под Старой Руссой. После выбытия из строя командира в июле 1942 года взял на себя командование ротой, трое суток вел своих бойцов в атаки, в результате которых уничтожили до 50 немецких солдат и офицеров. В одном из боев его ранило в обе ноги. После излечения в госпитале его направили политруком роты 20-го гвардейского стрелкового полка 7-й гвардейской стрелковой дивизии. В декабре 1942 года политрук Эрдынеев в бою в районе села Залучье Ленинградской области, находясь впереди боевых порядков роты, «личным примером увлекая бойцов на подвиги», был «тяжело ранен через шею в грудь»: осколок остался в легких. После госпиталя в звании гвардии капитана служил заместителем командира 1-го батальона по политической части в 10-м зенитном пулеметном полку. В январе 1945 года командиром полка Рудневым представлен к ордену Отечественной войны I степени, но награжден этим орденом II степени.

В 10-м зенитном полку, куда политрука из Бурят-Монголии перевели после тяжелого ранения, служили и девушки. Там-то в 1943 году и стали биться в унисон сердца Цыбика и Дины: их линии судеб война соединила в одну.

И СНОВА В БОЙ

- Папа смеясь, шутил, что он, обычный бурят, привез в Сибирь «рязанскую мадонну», - вспоминает дочь фронтовиков. - Мои родители войну закончили в Кенигсберге. Там в 1946 году и родилась моя старшая сестра Зоя. Отца после войны оставляли военным прокурором Риги, но он отказался из-за проблем со здоровьем. Я родилась в 1948 году в Кырене: папа после войны работал там прокурором, а затем - в Бичуре, далее директором маслозавода - в Петропавловке Джидинского района, где родился наш брат Тимур. Папа ушел на пенсию в Улан-Удэ с должности начальника отдела личного страхования Госстраха.

Дина Гарина, приехав в Бурятию после Победы вместе с мужем, всю жизнь работала в торговле. Сначала оформляла кредиты в Центральном универмаге, а потом перешла в «Юбилейный», где трудилась завскладом. Цыбик Намсараевич и Дина Ильинична душа в душу прожили около полувека. Фронтовика Цыбика Эрдынеева не стало в 1993 году (его похоронили с осколком в лёгких), а его супруга трагически ушла из жизни во время пожара в 2009-м: к сожалению, не успела выбраться из охваченной пламенем квартиры.

- Папа в моем сердце остался порядочным, добросовестным, честным человеком. Ему несколько раз давали квартиру от Госстраха, но он все отказывался - то в пользу уборщицы, то еще кого-то. А квартиру на Жердева мы получили при помощи мамы. Она пошла к первому секретарю обкома партии Анатолию Белякову. Сказала, мол, они оба фронтовики, живут в неблагоустроенном доме. И нам дали квартиру в феврале 1976 года. Мои родители жили хорошо, дружно, - рассказывает Надежда Цыбиковна. - Папа был добрый. Его весь 43-й квартал знал. Он часто шутил. А мама была строгая. У нее был сильный характер. Папа, показывая на маму, говорил: «С такими, как твоя мать, мы и выиграли войну: они ничего не боялись». Мама за отцом два года ухаживала, когда он лежал без памяти.

Ордена Цыбика Намсараевича, увы, не сохранились: их на «Саянах» украли мелкие воришки. Зато сохранился потускневший орден Славы (№ 734079) Дины Ильиничны. С трепетом держу его в руках. Металл холодный, но душу греет. Особым теплом. Пытаюсь представить, как на войне зарождались глубокие искренние чувства гвардии капитана из Еравны и «рязанской мадонны» - девушки-артиллериста из Скопина. Кругом грохотали орудия и дрожала земля. Политрук Эрдынеев поднимал в атаку бойцов и шел первым в бой. А девушка-красавица, артиллерист Гарина наводила орудие на вражеский самолет. Полыхала война. В адском пламени войны сгорали жизни. Но в их сердцах оставалось место для искренних чувств. Любовь, неистовая и верная, отчаянная и чистая, случалась и на войне: «И снова в бой мы уходили и со слезами расставались».

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фото предоставлено Надеждой Эрдынеевой

Читайте также