Общество 2 май 2021 209

Сага о цыплятах-1

Как 50 лет назад в Бурятию прилетели 65 тысяч суточных птенцов-«нелегалов» из Риги

ОТ РЕДАКЦИИ: К 100-летию Республики Бурятия наша газета открывает новую рубрику, посвященную всем, кто жил и работал в советские времена. Плановой экономики давно нет, но это не значит, что люди жили и работали зря. Наоборот, во многом это было время надежд, а иногда - настоящих чудес в человеческих и производственных отношениях. Уважаемые читатели, приглашаем и вас делиться своими воспоминаниями и мыслями об ушедшем веке и жизни республики в те времена. Вашему вниманию - первая публикация новой рубрики.

Я, Константин Иннокентьевич Белых, был одним из многих участников становления Сотниковской птицефабрики, которая от низких производственных показателей выросла до самых передовых по России - третье место в РСФСР (1971 год).

А вот что навело меня на мысль написать эту статью в вашу газету, которую я уважаю за объективность информации и грамотность обработки и подачи материалов.

ПО-САГАНОВСКИ

1971 год. На активе передовиков сельского хозяйства секретарь РК КПСС высказал одобрение о работе Сотниковской птицефабрики. На что один из директоров хозяйств заявил: «На готовых кормах и дурак станет героем». Что меня задело до глубины души. Хочу привести пример делового подхода к работе. В 1973 году, когда я работал директором Улан-Удэнской птицефабрики, столкнулся с проблемой комбикорма. По разнарядке из Москвы его мы покупали на Улан-Удэнском мелькомбинате. Но мелькомбинат отказывался производить комбикорм для цыплят из-за того, что себестоимость производства была выше цены продажи.

Для решения этого вопроса я обошел кабинеты многих начальников. Никто не взялся решать эту дилемму. Тогда я обратился к первому зампредседателя Совета Министров БурАССР В.Б. Саганову.

Он внимательно выслушал и сказал: «Ясно. Будем решать. Во вторник к 10 часам собери специалистов мелькомбината».

В назначенный день специалисты мелькомбината в кабинете у директора. Все в тревоге ждали нагоняя со стороны Саганова. Он умел это делать. Приехав без опоздания, вежливо поздоровался и, увидев притихшую аудиторию, шутя сказал: «Что, грозу ждете?», и улыбнулся. Затем расспросил о трудностях в работе, домашних заботах, проблеме с жильем. Беседа была спокойной и доброжелательной. Перейдя к делу, спросил: «Много ли работников мелькомбината ждут квартиры?». Все зашумели и сказали, что нуждаются десятки, а получают единицы. Тогда он сказал: «Хорошо! Давайте дружить с птицефабрикой. У них хорошая прибыль, которая безвозмездно для республики уходит в Москву. Вот на эту прибыль мы построим два крупнопанельных благоустроенных дома: один - для птицефабрики, другой для мелькомбината, и вы получите квартиры. Я решу вопрос с финансами в Москве». Все зааплодировали.

Так было решено два важных вопроса - с кормлением цыплят и с жильем.

Все исполнилось так, как он сказал: комбикорм стали покупать в полном объеме. Построили два дома. Птицефабрика и мелькомбинат получили по 40 квартир. Вот так решают проблемные вопросы деловые люди.

Я вспомнил этот эпизод, потому что дело не столько в кормах, а сколько в ответственном подходе к решению проблем.

Наглядный пример: Улан-Удэнская птицефабрика до нашего времени процветает, а Сотниковская - лучше оснащенная технически - канула в небытие.

ТРУДНОЕ РОЖДЕНИЕ

Прошло более 50 лет, как вступила в строй Сотниковская птицефабрика. Мне, как непосредственному участнику тех событий, хочется рассказать, как это происходило - очень и очень непросто.

Немного предыстории. 1967 год. Работает Улан-Удэнская птицефабрика. Идет к завершению строительство Сотниковской птицефабрики. Главным зоотехником принимают меня, выпускника (1960 год) зоотехнического факультета Бурятского зооветинститута. Первым делом я знакомлюсь с доступной мне литературой по промышленному птицеводству. Тогда руководство республики и «Птицепром» уделяли большое внимание повышению квалификации молодых специалистов. Езжу по городам и весям: семинары, курсы, передовые хозяйства. Набираюсь опыта и знаний.

Строительство птицефабрики идёт своим ходом. Сдаётся первая очередь. Начинается освоение. Но как это было гладко на бумаге (в проекте), и как оказалось на самом деле: одни «овраги». Проект был рассчитан на напольное содержание птицы. Крупнопанельные здания с деревянным коробом для помёта внутри здания. На коробах монтируются желоба для механической раздачи кормов, желоба-транспортёры для сбора яиц из гнёзд, где должны откладывать яйца куры-несушки, и желоба-поилки. Всё это монтировалось на деревянных рейках диаметром 5 см. Продумано-логично.

Помёт собирается от кур-несушек в коробах за всё время их содержания в птичнике. Корм раздаётся транспортёром, яйца собираются по ленточным транспортёрам внутри гнёзд и доставляется к рабочему месту оператора.

Поение из железных желобов. Вот тут и начинаются «овраги». Помёт накапливается в коробах, где птица содержится 10 месяцев. Как убирать помёт, чтобы принять новые партии кур-несушек? Это демонтаж всего оборудования и выталкивание бульдозером помёта на улицу. Затем снова нужно монтировать всё с начала. Оборудование ломается, деревянные короба приходят в негодность. Было бы проще, если бы помёт был сухим, как по проекту. Железные поилки, как их не отлаживай, прогибаются, и вода бежит в короба. Помёт превращается в жижу, разлагается. В помещении воздух перенасыщен ядовитыми газами.

Корм, как ни регулируй желоба, смешивается с помётом. Яйцесбор - кошмар для оператора. Чтобы поместить яйца в тару с транспортёра, требуется 2-3 часа. Кроме того, движение транспортёра внутри гнёзд отпугивало кур-несушек заходить в домики для откладки яиц. Они откладывали яйца прямо на рейках короба. Настил из реек покрывался яйцами «как снегом». Для сбора яиц операторы забирались на помётные короба и вручную в вёдра собирали яйца. Рейки не выдерживали веса человека. В коробах образовывались дыры, в которые свободно проваливались куры и тонули в жидком помёте. Достать их из короба было невозможно. Трупы разлагались, ухудшая воздух в птичнике.

«ЛИЧНЫЙ ВОПРОС» И ОНДАТРЫ

Что делать? Выход был один: не достроив фабрику, приступить к её реконструкции, переходя на клеточное содержание птицы. К этому времени промышленность освоила выпуск клеточного оборудования. Не буду описывать, насколько это сложно. Кроме монтажа клеточных батарей, необходимо было реконструировать отопление, вентиляцию, уборку помёта и многое другое.

Для меня лично встал ребром вопрос, как содержать кур русской белой породы в клетках. Они были рассчитаны на содержание птицы весом не более 2-х кг. У русской породы живой вес 3-4 кг. И вместо 6 голов кур-несушек пришлось садить только 3-4 головы. Но это полбеды. Крупные куры, выведенные для напольного содержания, совершенно не приспособлены к содержанию в клетках. Куры-несушки заболевали. В итоге - большой падеж, низкая продуктивность (130-140 яиц в год), тогда как передовые птицефабрики получали по 230-260 яиц на куру-несушку. Надо было искать выход.

В то время племенное яйцо строго регламентировалось Москвой и определялось птицефабрикам строго по разнарядке. Бурятию недооценивали и по разнарядке продолжали выделять племенное яйцо русской породы.

Однажды пришла разнарядка на племенные яйца с племенного завода им. Фабрициуса из Латвии. Это было передовое хозяйство с углублённой племенной работой по выведению современных линий яйценосных пород для содержания в клетках. Как раз кстати для нас и очень-очень хорошо. Я сам поехал в Латвию за этим «хорошо», прихватив с собой шкурки ондатры. В то время эти шкурки, а особенно шапки из них, были очень модные. Простите, но тогда это считалось подарком. Прибыв на племенной завод и подружившись с главным зоотехником (через шкурки), я получил возможность досконально ознакомиться с этим хозяйством: с технологией, нюансами племенной работы, кормлением и т.д.

Константин БЕЛЫХ, заслуженный зоотехник БурАССР

Фото: Фото предоставлено Константином Белых