Общество 3 сен 2021 790

​Непобеждённый «Джордж»

© фото: Фото предоставила Анна Донирова

Доржи Гармаевич Тыхеев родился в 1921 году в селе Усть-Заза Еравнинского района. Окончил Гундинскую семилетнюю школу. Фронтовой разведчик. Кавалер пяти боевых орденов – Славы II и III степеней, Отечественной войны II степени, двух орденов Красной Звезды. Награжден медалью «За отвагу».

В синеокой Еравне на берегах норовистой речки Заза почти столетие назад раздался первый крик будущего героя войны. А после Великой Победы вчерашний бравый гвардии младший сержант Доржи Тыхеев трудился учителем физкультуры в Гундинской семилетней школе, в краю, где прислушивался к «крикам чаек над Гундой печальной». Быть может, в этих надрывных стонах озерных птиц слышались ему голоса боевых товарищей, «с кровавых не пришедшие полей».

У УГРЮМ-РЕКИ

На просторах севера Еравны, у Угрюм-реки, в тайге, которая была для Доржи родным домом, почти полтора века назад бушевали настоящие страсти, похлеще шекспировских. В те давние времена юноше Сультиму, единственному сыну скотовода-бедняка Норбо, приглянулась красавица Пагма, дочь состоятельного скотовода Доржиева. Пагме тоже пришелся по душе Сультим. Да вот незадача: девушку, вопреки ее воле, выдали замуж за нелюбимого. Тут-то и взбунтовалось сердце влюбленного юноши. Он не смирился с превратностями судьбы и стал отстаивать свое право на любовь. Сультим увез любимую подальше от тех, кому бросил вызов. Поначалу смелый и отчаянный поступок таежного «бунтаря» расценили неслыханной дерзостью. Но со временем все с этим свыклись - страсти поутихли. И в семье Сультима воцарилась любовь, большая и светлая, положившая начало новым жизнями. И подвигам.

Доржи родился седьмым ребенком в семье Сультима. Через несколько лет после этого в их дом черным вороном влетела беда. Отец семейства, как утверждают старожилы, заразился от проходивших в тех местах белогвардейцев сыпным тифом и покинул этот мир в возрасте 37 лет. Так, маленький Доржи оказался в бездетной семье Тыхеевых. Будущий фронтовой разведчик пошел в родного отца, о дерзости и смелости которого ходили легенды. Рос необычайно подвижным, неугомонным, гораздым на решительные поступки. К удивлению родственников передвигался по-кошачьи - тихо и бесшумно.

Норовистый, как таежная река Заза, характер Доржи отчетливо проявился в подростковом возрасте. Учась в Гундинской семилетке, он однажды просто взял и исчез, словно в воду канул. Учителя не на шутку всполошились и сбились с ног в поисках пропавшего сорванца. Вскоре выяснилось, что мальчишка с неуемной энергией самостоятельно добрался до Улан-Удэ и поступил в фабрично-заводское училище на машзаводе (ныне Улан-Удэнский авиазавод). Его приемная мама Цырма Тыхеева все-таки нашла сына в городе и привезла домой.

Вернувшись в родное село Шахта, Доржи, скорее всего, в 1937 году окончил Гундинскую неполную среднюю школу, а в 1940-м ушел в армию.

НА ФРОНТЕ

Согласно фронтовым документам, 22 января 1942 года Доржи Тыхеев попал в самое пекло войны - на передовую. 1 февраля 1942-го он получил первое ранение (за годы войны был трижды ранен). Очевидно, на фронте он сам изъявил желание пойти в разведчики: по рассказам бывалых фронтовиков, во фронтовую разведку шли добровольно. Именно здесь молодой боец из Еравны нашел практическое применение своим недюжинным способностям и охотничье-стрелковым навыкам.

Свою первую награду - медаль «За отвагу» - он получил в августе 1943 года: отличился в бою на Курской дуге. В марте 1944-го разведчик-автоматчик 52-й гвардейской отдельной разведывательной роты (ОРР) 56-й гвардейской стрелковой Рижско-Берлинской орденов Ленина, Суворова и Кутузова дивизии совершил подвиг, за который был представлен к своему первому боевому ордену – Славы III степени. Тогда Доржи «показал искусство смелости и решительности»: когда гитлеровцы попытались освободить захваченного «языка», «товарищ Тыхеев отбросил противника и уничтожил трех солдат», а через несколько дней после этого «забросал гранатами пулемет противника и дал возможность группе захватить пленного».

- Не помню, чтобы дядя рассказывал о войне, - говорит племянница героя, заслуженный врач Бурятской АССР Анна Донирова. - Но я на всю жизнь запомнила момент: дядя по пути с Западного фронта на Восточный два дня жил в доме моей мамы Дымбрыл Норбоевны Сультимовой. Утром я подошла к кровати и увидела на его спине три очень глубоких рубца, которые шли наискосок между лопаток. Дядя на вопрос мамы по поводу этих рубцов ответил, мол, пустяки это: «немецкий офицер кинжалом меня поранил, когда я брал «языка».

ГЕНИЙ РАЗВЕДКИ

Возможно, эти ранения получены в мае или июле 1944 года, когда он, будучи командиром отделения разведроты, уничтожил десять фрицев, пленил одного фашиста, а в ходе другого рейда в тыл врага - закидал землянку немцев гранатами, взял в плен двух «языков» и добыл ценные документы. Кстати, в июле 1944 года один из самых отважных сибирских разведчиков, по наградному листу, был ранен, но с поля боя не ушел.

- В госпитале дядю «китайцем» называли, - продолжает рассказ о героическом родственнике Анна Донирова. - Кто-то из раненых сообщил, что в соседней палате лежит другой «китаец». Оказалось, что это был его родной брат Нима. К несчастью, судя по донесению о потерях, старший сержант Нима Гынденов скончался из-за сепсиса в эвакогоспитале № 1386 12 декабря 1943 года. Печальное известие настолько потрясло разведчика, что он, не долечившись, сбежал из госпиталя и отправился в свою часть, чтобы яростно мстить за погибшего брата.

Гвардии старшего сержанта Тыхеева можно смело причислить к славной плеяде гениев фронтовой разведки: за год на передовой - с 1 августа 1943-го по август 1944-го - он награжден шестью боевыми наградами, пять из которых - ордена. Причем, пяти орденов он удостоен за восемь месяцев: поразительная «скорострельность» подвигов! Как следует из наградных листов, на лицевом счету разведчика было, по меньшей мере, «до 60 истребленных гитлеровцев и 11 взятых «языков». Можно диву даться, как он остался живым, выбираясь из таких передряг. В июле 1944 года, попав в одну из чрезвычайных фронтовых ситуаций, он чудом остался жив, но, как отмечено, в наградном листе, получил ранение, скорее всего, тяжелое. После этого, вероятно, вплоть до весны 1945- го, лечился в госпитале. Иначе как объяснить факт, что после августа 1944 года на редкость храбрый разведчик, награждавшийся один раз в полтора месяца, вдруг перестал получать награды. О том, что боец Тыхеев после июля 1944-го долго лечился в госпитале, косвенно свидетельствует то, что с осени того года командиром отделения 56-й особой гвардейской разведроты стал Дмитрий Комарицын (впоследствии – полный кавалер ордена Славы).

ВЕРНУЛСЯ ГЕРОЕМ

В мае 1945 года Доржи Тыхеев вернулся домой героем: на его пожелтевшей гимнастерке сияли четыре боевых ордена и медаль «За отвагу».

- На границе Хоринского и Еравнинского районов дядю встречали, как подобает встречать настоящих героев, - вспоминает Анна Донирова. - А в клубе села Шахты устроили торжественную встречу.

Поначалу его послевоенная жизнь складывалась как нельзя лучше. В 1946 году 25-летний гвардеец-фронтовик устроился учителем физкультуры в Гундинскую школу. По рассказам родственников, молодой, выше среднего роста, с яркими выразительными глазами учитель не мог не нравиться девушкам, которым, знакомясь, представлялся не иначе как Джордж (именно так ошибочно писали его имя штабисты).

Появившийся на свет с «ружьем в руке», прирожденный охотник Доржи после войны, само собой, ходил в тайгу на зверя, тем более, что с Восточного фронта пришел с именным оружием. Как-то после удачной охоты он возвратился на коне, навьюченном добытым сохатым. Раздал мясо односельчанам. Все бы ничего, но у фронтовика не было лицензии на добычу зверя, и на него кто-то настрочил донос, мол, бродит по тайге «браконьер». Сотрудники хотели было его схватить, да куда там: бывалый фронтовой разведчик передвигался быстрее ветра, тише воды и ниже травы. Какое-то время он жил на отдаленной заимке. Узнав об этом, оперативники со всех сторон обложили таежный домик, надеясь, что мышь не проскочит. Но не тут-то было: Тыхеев словно сквозь землю провалился. Доржи ни в коем случае не хотел сдаваться и быть пойманным: для него, как молнии и путы, были несовместимы такие понятия, как «заслуженный боевой разведчик» и «беглый браконьер».

Людская молва гласит о том, что солдат Победы добрался до поселка Шерловая гора Забайкальского края и устроился на шахту. Поговаривают, что в 50-е годы Доржи Тыхеев, якобы, погиб в результате несчастного случая на шахте. Но пока достоверных сведений об этом нет. Дальнейшая судьба гвардейца окутана завесой тайны. Впрочем, до сих пор неизвестны и подробности его фронтовой жизни начиная со второй половины 1944 года.

Недавно автору этих строк удалось выяснить, что Доржи Гармаевич так и не получил орден Славы II степени: он значится в списке фронтовиков, не получивших награды. Так что родственники героя не теряют надежды, что в скором времени получат удостоверение к этой награде за подписью Президента Владимира Путина, что память о героическом бурятском разведчике будет увековечена. 

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фото предоставила Анна Донирова