Власть 21 янв 2022 427

Анатолий Кушнарёв о развитии Бурятии: «Экономика, экология и туризм не могут развиваться отдельно»

О том, как сейчас работают национальные парки, с какими проблемами сталкивается туристическая отрасль и как все это влияет на развитие нашей республики, в эксклюзивном интервью газете «Бурятия» рассказал председатель комитета Народного Хурала Бурятии по экономике, природопользованию и экологии.

- Анатолий Григорьевич, недавно вся Россия и наша республика отметили 105-летие образования национальных парков в нашей стране. С какими проблемами сталкиваются сегодня заповедные места, и как их деятельность отражается на жизни местных жителей?

- У нас прошел круглый стол, на котором рассмотрели наиболее важные вопросы развития охраняемых природных территорий. Собрались все руководители федеральных и региональных национальных парков и обсудили, как и в каком направлении должны они развиваться. Приятно отметить, что заповедное дело в России началось именно с нашей республики, когда  организовали  Баргузинский заповедник. Понравилось, что участники, обозначив сегодняшнее состояние, озвучили новые предложения по сохранению и развитию нашей природы.

Мое мнение - федеральные заповедники находятся на территории Бурятии, там работают наши жители, кроме того, все заповедники соседствуют с населенными пунктами, поэтому мы не должны оставаться в стороне при обсуждении важных вопросов. Я выступил с предложением, чтобы Народный Хурал Бурятии впервые заслушал доклады о деятельности охраняемых природных территорий федерального и регионального уровней  в рамках «правительственного часа» на очередной сессии парламента.

Мы встречаемся с нашими жителями  и знаем об определенном недовольстве людей конкретными запретами, которые существуют на этих территориях. Получается, что парки находятся на нашей земле, где многими десятилетиями живут наши люди, и при этом они не могут осуществлять практически никакой деятельности. Возникает конфликт интересов и нередки ситуации, когда можно сказать, что инспекторы становятся чуть ли не «врагами народа».

Я уверен, нацпарки и заповедники должны налаживать контакты с местным населением. Мы обязаны сохранить природные богатства и биоразнообразие, при этом люди должны жить нормально, не менять свой устоявшийся жизненный уклад. Конкретный пример: Тункинский район, который полностью совпадает с территорией национального парка, где практически нельзя заниматься никакой деятельностью. Так быть не должно. Нужно создавать нормальные условия для жизни и развития наших территорий, небольших населенных пунктов.

Еще пример - три небольших населенных пункта - Курбулик, Монахово и Катунь. Там живет более 100 человек, всю жизнь ловили рыбу, ходили в лес за ягодой, грибами, а теперь ничего этого нельзя делать, и, конечно, возникают конфликты. Нужно в таких местах решать и социальные проблемы, должны быть школы, медицинские и социальные учреждения, чтобы люди продолжали жить на своих исконных землях.

 Нацпаркам нужно активизировать разъяснительную работу с людьми, вести системное экологическое просвещение населения. Кроме этого, нужно проработать дополнительные льготы для тех, кто проживает рядом или на территориях нацпарков, чтобы они не чувствовали себя там чужими.

- Развитие туризма в республике. Что нужно сделать власти, чтобы эта отрасль экономики стала передовой, а туризм - более организованным?

- Туризм и будет развиваться как раз на особо охраняемых природных территориях (ООПТ), ведь туризм бывает разным: и охотничий, и познавательный, можно и рыбу ловить, есть множество направлений. Должны быть стоянки с твердым покрытием для машин, места для отдыха, туалеты, смотровые площадки.

Думаю, что в скором времени «дикий» туризм уйдет в историю, поэтому нужно создавать соответствующую инфраструктуру. Сам был свидетелем, когда туристы из Екатеринбурга, катаясь на льду Чивыркуйского залива, не могли поверить, что видно дно озера, а там десятки метров глубины. Зимний туризм имеет перспективы. 

О застарелых проблемах. Прежде всего - отсутствие туалетов и других элементарных удобств. По трассам у нас образуется «жёлтый снег», я так это называю. Мусор. Нет баков, отдельных мест для складирования отходов. Недавно ездил на Котокель, и прямо на отвороте на озеро лежит перевернутый бак, весь мусор рядом, ветром разносит. Кто за это отвечает? Я не раз обращался в минтуризма, минтранс. Нужно создавать условия, чтобы была культура туризма, иначе мы все потеряем.

Еще один факт, который обрисовывает проблему, о которой никто пока не задумывается. Я беседовал с туристами, они приехали к нам второй раз, заказали хорошую гостиницу на берегу Байкала, в Максимихе, где открывался прекрасный вид на озеро. Приехали, и - никакого вида на Байкал уже нет! Прямо перед берегом построили еще одну гостиницу, и все, ничего не видно. Это говорит о необходимости комплексно подходить к развитию турбаз, их строительству.

- Как складывается ситуация с вхождением Бурятии в федеральную программу «Чистый воздух», ведь это касается сотен тысяч людей? Готовы ли мы к этому?

- После того как у нас побывал Юрий Трутнев и появилась надежда, что мы войдем в эту программу, по инициативе нашего комитета состоялось рабочее совещание в Народном Хурале, где мы обсудили все вопросы. Прежде всего, дело касается, конечно, Улан-Удэ. Какие будут изменения, чего нам ждать, рассказали представители городской администрации и проектного офиса. При двух котельных, Юго-западной и Левобережной, планируется поставить оборудование стоимостью более миллиарда рублей, чтобы производить полукокс. Он намного безопаснее по бензапирену, чем сам кокс. Мы сразу  поставили вопрос цены и уверены, что сейчас нужно снижать цену с 8 тысяч  до 5 тысяч рублей, тогда это будет эффективно и выгодно.

Второе - перевести все наши домохозяйства, а это порядка 50 тысяч, на электроотопление. Сейчас, по большому счету, альтернативы этому нет. Но при этом населению должно быть выгодно, жители должны платить не по 3  рубля за киловатт, а меньше в два раза. У наших соседей, в Иркутской области, многие дома на электроотоплении, и, естественно, воздух чище. Но возникает вопрос с федеральными субсидиями. Нам планируют (этот вопрос рассматривается) профинансировать более миллиарда рублей на три года. А что потом - снова рост цен на электричество? Так быть не должно. Должна быть отдельная программа, которая учитывает все нюансы, тем более, что большая часть территории республики - это особо охраняемые природные территории, где не должно быть загрязнений вообще.

В конце января мы отправим несколько депутатов в Красноярск, чтобы на месте посмотрели, как работают котельные, какие есть проблемы, и взяли их опыт для нашей республики. Все депутаты из нашего комитета - это профессионалы в своем деле, поэтому,  думаю, результат будет. Главное, что процесс реализации данной программы в Бурятии уже пошел.

- Теперь о недавней аварии на ТЭЦ. Ведь это касается и экономики, и экологии, затронуло десятков тысяч людей. Что нужно сделать, чтобы в дальнейшем исключить такие происшествия?

- Вопрос очень сложный, он должен решаться на федеральном уровне. Примерная сумма вложений - более 30 миллиардов рублей. Совсем скоро в Совете Федерации будут проводиться Дни Бурятии, и, конечно, мы еще раз поставим этот вопрос перед федеральными властями. С докладами выступит Глава Бурятии Алексей Цыденов, Председатель Народного Хурала Владимир Павлов. Нас слышат, знают о наших проблемах. Думаю, мы придем к решению.

Главная проблема - это изношенность сетей, которые построены более 50 лет назад. Сейчас есть современные материалы, нужно проводить замену, но все вопросы должны решаться в комплексе. Нужны высококвалифицированные специалисты, нужно отдельное финансирование, возникнут вопросы развития инфраструктуры города в целом. Здесь, может быть, и не нужно торопиться, но сделать один раз, и сделать хорошо. У нас было предложение перевести электрогенерацию на ТЭЦ-2, есть еще несколько разумных предложений. Все они будут рассмотрены, и принято решение.

- Спасибо за интервью.

Автор: Иван ПОДБЕРЕЗКИН

Фото: Анны Огородник

Читайте также