Общество 10 сен 2020 1048

​Настоящий полковник: Алексея Андреева трижды представляли к ордену Суворова

© фото: Фото предоставлено Людмилой Субановой

Три года назад в рассе­креченных архивах Минобороны РФ я обнаружил наградные листы на офицера Алексея Андреева и диву дал­ся: войну он закончил в звании гвардии полковника, награжден помимо двух боевых орденов Красного Знамени, полковод­ческими наградами – орденами Кутузова II степени и Богдана Хмельницкого II степени.

В одном из фронтовых доку­ментов, датированных 1942 го­дом, довольно скупая информа­ция о выдающемся полководце, имеющем отношение к Бурятии: год рождения – 1916, националь­ность – бурят, в Красной Армии – 1936 года, член ВЛКСМ – с 1932 года, в Отечественной войне – с 11 июля 1941 года.

В ПЕКЛЕ ВОЙНЫ

С момента окончания вой­ны прошло более 75 лет, но о героическом полковнике Андрееве в Бурятии практически не упоминалось, и сегодня о нем в республике мало кто зна­ет.

Месяц за месяцем по кру­пицам я собирал материал об Алексее Анатольевиче, его было ничтожно мало. И вот удача: нашлись координаты его племянницы Людмилы Проко­пьевны Субановой. 4 сентября я уже внимательно рассма­тривал пока единственную на сегодня сохранившуюся фо­тографию офицера Победы – Алексея Андреева. Почти ров­но 79 лет назад, скорее всего, после окончания Омского во­енно-пехотного училища име­ни Фрунзе, 25-летний Андреев принял боевое крещение под Смоленском. Судя по на­градному листу, в июле сорок первого он сражался в самом пекле войны в должности на­чальника второго отделения штаба 178 стрелковой дивизии.

«Товарищ Андреев на фрон­те – с первых дней Отече­ственной войны, – говорится в представлении к ордену Крас­ного Знамени. – Проявил себя смелым, решительным, требо­вательным и дисциплиниро­ванным командиром».

Именно эти качества уроженца бурят­ского улуса Верхние Тангуты Иркутской губернии (сейчас село Шараты муниципально­го образования «Шаратское» Нукутского района Иркутской области) Алексея Андреева позволили ему проявить себя в годы войны и пройти путь от капитана до гвардии полковни­ка, командира полка и началь­ника штаба дивизии.

- Эту фотографию дяди с неизменной трубкой я помню с самого детства, – рассказыва­ет Людмила Субанова. – В селе Шараты в доме дедушки Ана­толия Григорьевича Андреева она висела как портрет в рам­ке. Мой дед и его супруга Сар­жан воспитали пятерых детей. Алексей был старшим сыном.

ЛИЧНАЯ ХРАБРОСТЬ

По воспоминаниям одно­сельчан, старший сын Анато­лия Андреева рос смышленым, упорным мальчуганом. Гово­рят, он пешком ходил в район­ную школу – столь велика была его тяга к знаниям. В те годы старики, глядя на даровитого Алёшу, говорили, что он да­леко пойдет и станет большим человеком. Как в воду глядели.

- В 1934 году дядю призвали в Красную Армию, – продолжа­ет рассказ Людмила. – Он был кадровым военным. В одном из наградных листов сказано, что призван Унгинским райвоен­коматом. В сорок втором был ранен на Калининском фронте.

Зимой–весной 1942 года 178 стрелковая дивизия в ходе Ржевско-Вяземской наступа­тельной операции вела бои на подступах к деревне Оленино. В июле 1942 года командир 178 стрелковой дивизии, пол­ковник Кудрявцев и полковой комиссар Таланов предста­вили майора, командира 693 стрелкового полка Алексея Андреева к его первой фрон­товой награде – ордену Крас­ного Знамени. Было за что. В частности, подзабытый в ре­спублике полководец в янва­ре 1942 года, будучи команди­ром полка, «во время сложных боев находился в гуще бойцов и командиров и непосред­ственно на передовой линии руководил боем», «умел своим личным руководством закреплять занятые рубежи».

К сентябрю 1944 года бу­рятский полководец воевал уже гвардии подполковником в должности начальника шта­ба 78 стрелковой Запорожской дивизии. К тому времени Алек­сей Анатольевич и его боевые друзья вступили на террито­рию Румынии. Как отмечено в представлении ко второй боевой награде, начштаба Андреев в ходе Ясско-Киши­нёвской операции «проявил мастерство в организации взаимодействия управления боем», а «в боях в районе Си­нешти» – личную храбрость, за что и был представлен к орде­ну Суворова II степени. Однако в итоге награда была пониже­на до ордена Кутузова II степе­ни. Таким образом, он вошел в число четырех офицеров Бу­рятии, награжденных орденом Кутузова II степени и в чис­ло двух командиров респуб- лики, награжденных орденом Богдана Хмельницкого II степе­ни. К слову, Алексей Андреев в годы войны был трижды пред­ставлен к ордену Суворова раз­ных степеней, но всякий раз по неизвестной причине награда понижалась: во втором случае – до ордена Богдана Хмель­ницкого II степени, в третьем – до «Красного Знамени».

В НАРОДНОЙ ПАМЯТИ

Два последних боевых ор­дена он получил, будучи гвар­дии полковником. «Богдана Хмельницкого» дали за то, что весной 1945 года в районе озера Балатон в условиях тя­желых оборонительных боев он «проявил мастерство и умение, правильно оценивать сложные обстановки, предуга­дывать намерения противника и соответственно разрабаты­вать тактические оперативные планы». А «Красное Знамя» – за умение правильно разраба­тывать планы наступательных операций, четко доводить боевые приказы до частей и строго контролировать их ис­полнение».

После войны Алексей Ана­тольевич служил на Дальнем Востоке. Старожилы села Ша­раты поговаривали, что он в свое время был комендантом какого-то города. По воспо­минаниям его односельчани­на Виталия Шапхаева, гвардии полковник Андреев окончил военную Академию Генштаба ВС СССР. Затем «командовал одной из секретных дивизий». Наверное, поэтому в поисках своего старшего брата в конце 50-х годов Прокопий Андреев столкнулся с трудностями и даже был вынужден объявить брата во всесоюзный розыск.

- Каким-то образом отец его нашел, и дядя в 1958 году приехал в родную деревню, – вспоминает племянница. – Мы тогда были маленькие. Но помню, что он был закрытым человеком (наверно, профес­сия наложила отпечаток). Он никуда не выходил из дома: сидел и играл в шахматы. Са­мое яркое воспоминание моего детства – шоколад­ные медальки, которые щед- рой рукой нам отсыпал дядя. Потом он уехал в Ташкент. И в конце 70-х годов отец съездил туда к брату. Мама говорила, что отец вернулся расстроен­ным, потому что дядя чувство­вал себя вдали от родины оди­ноким. Знаю, что у него были сын и дочь Ада. К сожалению, после того, как отца не стало, связь с Ташкентом оборвалась.

Увы, мы не знаем, под­робностей из довоенной и послевоенной жизни гвардии полковника Алексея Андреева (пока не подтверждена инфор­мация, что ему было присвое­но звание генерал-майора). Но точно знаем, что имя кавалера четырех боевых орденов долж­но быть по достоинству увеко­вечено, в первую очередь, на его малой родине. Да и в Буря­тии имя полководца уровня Владимира Китаева, Ильи Бал­дынова, Владимира Борсоева, Николая Клыпина, конечно же, должно быть навсегда сохра­нено в народной памяти. И это было бы справедливо.

ИЗ НАГРАДНОГО ЛИСТА (ПРЕДСТАВЛЕН К ОРДЕНУ СУВОРОВА III СТЕПЕНИ, НАГРАЖДЕН ОРДЕНОМ КРАСНОГО ЗНАМЕНИ) НА ГВАРДИИ ПОДПОЛКОВНИКА АЛЕКСЕЯ АНДРЕЕВА:

«… Части дивизии в трудных условиях боевых действий на территории Трансильвании заняли много населенных пун­ктов… При преследовании противника от города Мишкольц товарищ Андреев еще раз показал исключительное мастер­ство и умение управлять боевыми действиями частей диви­зии в трудных условиях горно-лесистой местности. Товарищ Андреев лично бывал в боевых порядках, проявляя при этом мужество и отвагу…».

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фото предоставлено Людмилой Субановой

Читайте также