Общество 17 фев 2021 674

Иркутские хори – 4

Как западно-бурятские роды оказались в составе забайкальских хори

В прошлых статьях мы рассказали о хори, веками живущих в Иркутской области и являющихся неотъемлемой частью западных бурят. Так же и среди забайкальских хори живут влившиеся в их состав потомки эхиритов, булагатов, хонгодоров, других родов, и о них сегодня пойдет речь.

По льду Байкала

Постоянные передвижения на большие расстояния естественны для кочевников как в прошлом, так и сейчас. Причины могут быть самые разные: война, засуха, криминал и прочее. В начале нулевых я заглянул в юрту, а это было в степи, около Сухэ-Батора в Монголии. Хозяин был из рода баят, перекочевавший в эти места от границы с Тувой. Там от скотокрадов не было покоя, и он переехал за полторы тысячи километров на восток. Живность гнал своим ходом, а пожитки перевёз на ЗИЛе.

Между тем, расстояние от Хори до Байкала составляет всего около шестидесяти километров. С горы Хурхаг высотой 2033 м около Тэгды, а это напротив Кики и Хаима в Прибайкальском районе, Байкал виден невооружённым взглядом. Так, перейдя Байгал далай, и перевалив хребет Улан-Бургасы, пришёл в Тэгду из Западной Бурятии предок поэта Дамбы Жалсараева. Об этом рассказывал мой покойный друг, религиовед Анатолий Дамбаевич Жалсараев.

Были и вовсе оригинальные случаи. Местный удалец прошёл по таёжной тропе и по обычаям того времени умыкнул с Итанцинской долины (Прибайкальский район) русскую девушку. В Тэгде до сих пор есть её зеленоглазые потомки. Этим же путём туда и обратно ходили рыбаки, охотники, беглые преступники, все те, кто бродил по свету в поисках лучшей доли.

Пройти по льду Байкала было опасно, но можно. В феврале 1943 года группа подростков из Усть-Орды бежала с лесозаготовок в Танхое. Всю ночь они шли по Байкалу и вышли к Голоустному, а там, разделившись, ушли в Эхирит и Баяндай. А для ольхонских, кударинских и голоустинских бурят круглогодичное пребывание на льду и на воде - это часть ежедневной работы. На Ольхоне даже коней подковывают специальными подковами, чтобы не скользили на льду. По прямой от Бугульдейки на Ольхоне до Корсаково в Байкало-Кударе двадцать три километра, на санях их проезжали за три часа. А звон колоколов с Посольского монастыря, отражаясь от волн, доходит до иркутского берега.

Кударинские буряты хорошо знали этот путь, занимаясь извозом на Чайном пути от Кяхты до Иркутска. Тогда большую опасность представляли не трещины и промоины, а байкальские разбойники. Варнаки высматривали в обозе лошадь без ямщика, цепляли её специальным крюком и растворялись с грузом чая в густом тумане.

Сложнее было гнать по скользкому льду овец, коз и коров. По преданию, гучиты, перебираясь с Ольхона в Забайкалье, расстилали на лёд войлок от юрт и гнали по нему свой скот. Перегнав животных до окончания настила, передвигали войлок вперёд и так постепенно вышли к Кударе, откуда уже одни ушли в Ацагат, другие в Бичуру, а третьи - в Баду.

О тех, кто скреплял воедино два бурятских берега Байкала, кто обновлял кровь и создавал новые роды, подробно написал доктор фил.наук Цыбик Бобоевич Цыдендамбаев в монографии «Бурятские исторические хроники и родословные, как источники по истории бурят», Улан-Удэ, 2001.

Родословное досье

По родословным таблицам Цыдендамбаев выявил, что в составе забайкальских хори есть западные буряты – хайталы, нохой- уруки, шоноевцы, ользоновцы, алагуевцы. Из последних по времени прибытия он указывал: в Эрхирике Заиграевского района имеется несколько дворов хонгодоров, а в Ацагате дворов 10 ашибагатов; в с.Загустай в Кижинге с 70-х годов XIX века проживают байкало-кударинские буряты, большую часть которых составляют нохой-уруки, шоноевцы и абзаевцы; в Эгитуе в Еравне – ольхонцы, в основном шоноевцы и ользоновцы.

А первая волна добайкальских бурят пошла в хоринские пределы ещё раньше, начиная с конца XVII – начала XVIII в. К такому выводу Цыдендамбаев пришёл, подсчитав количество поколений, зафиксированных в родословных таблицах хори-бурят. Одновременно западные буряты стали компактно заселять Кудару, северную Селенгу и Баргузин. Учёный отмечал, что выходцы из Прибайкалья встречаются главным образом в западной части хоринского массива; по реке Уде, её притоку Курбе, по Ильке и Верхней Кижинге и т.д. Географически это самый близкий к Байкалу район.

Хайтальский кукур (подрод)

«В списках родословной таблицы галзутского рода содержатся отдельные сведения о бурятах из других мест, вошедших в состав галзутов позднее. Так, например, из наших списков родословной галзутов узнаём, что начало хайтальскому кукуру положил некто Бадаахай, приехавший из ведомства Идинской думы Иркутской губернии в кижингинскую Куорку примерно в середине XVIII века, и присоединившийся к галзутам. Сказано, что Бадаахай был сыном шамана Мукурён из рода хайтал, кости болгодок» (с.156). В настоящее время хайталовцы живут в Верхоленье, на Ольхоне и Приольхонье, а также в Байкало-Кударе и, «…как явствует из родословной галзутского рода, среди хоринских бурят» (с.156). У байкало-кударинских бурят считается, что хайталовцы родственны сэгэнутам, а те, в свою очередь, относятся к ойрат-монголам.

Шоно, ользон и нохой-уруки

«Шоноевцы, имеющиеся в галзутском роде, берут своё начало от некоего Баянды, приехавшего с северной стороны Байкала в промежутке между 1770 и 1780 годами и относившегося там к числу так называемых больших шоноевцев (по-бурятски ехэ шоно)» (с.157). Шоноевский род - это один из эхиритских родов. В настоящее время шоноевцы живут в Эхирите, Баяндае, Качуге, на Ольхоне, в Байкало-Кударе и Баргузине, среди селенгинских и хоринских бурят.

«Ользоновцы числятся среди хоринских галзутов с тех пор, как поколений семь тому назад, то есть ориентировочно во второй половине XVIII века, некий Мархий приехал в Ильку с северной стороны Байкала. По устной традиции западных бурят, род ользон относится к эхиритам» (с.157). Потомком Мархи являлся профессор БГУ Эрдэм Данзанович Дагбаев, из рода ользон-галзууд. «Наш род происходит от Тэхын Даши (по иному – Тыхеева Даши), очень известного в Илькинской долине, Кижинге и Хоринске», - писал его отец Данзан Дагбаев (Д.Д.Дагбаев, Тысячи мудрых шагов, Улан-Удэ, 2010, с.60).

Из Алтая их предки пришли сначала в долину Куды, затем перебрались через Байкал в Кудару. «Тэхэ был сыном Маха, Маха – сыном Мархи, а вот Мархи, видимо, и был тем, кто перекочевал из Кударинской долины в Ильку, в родовое место Олзон-галзутов» (там же).

В Ильке, а также Курбе в состав хоринских галзутов вошли западнобурятские галзуты - нохой- уруки (в хоринских родословных указаны как инородцы).

«Как братья Хонхоло и Хурган искали новые земли

Я происхожу из рода ашабагатов. Нельзя нас отделять и от другого рода – харануудов. Потому не будет греха называть наш род ашабагад- харнудским.

Когда-то наши предки жили близ Ангары на берегу Оки. Два брата Хонхоло и Хурган покинули берега Оки, перекочевали в Забайкалье. Хурган поселился около озера Хара усан, а Хонхоло остановился за Бичурой, где-то за нынешними улусами Амгаланта, Шанага, Аяга. Там до сих пор сохранился улус, носящий его имя – Хонхолой.

Хонхоло послал своего брата Хургана на поиски новых земель. Тот отправился на запад от реки Хилка, переплыл Селенгу. Дошёл до нашего Сутоя. Место это понравилось ему. Рядом большая река Селенга – хороший водопой для скота. В тайге много зверья и дичи. Есть где поохотиться. К тому же рыба в реке – добрый промысел.

Вот сюда-то перебрался Хонхоло со своей семьей, а Хурган вернулся к озеру Хара усан, к землям плодородным и хлеборобным.

С переселения братьев Хургана и Хонхоло прошло десять поколений» (Небесная дева лебедь. И.Е.Тугутов, А.И.Тугутов, Иркутск, 1992, с.190).

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Фото из открытых источников