Общество 23 июл 2021 1919

​Сибирская Вандея

© фото: Из архива В.Данилова

Вышел в свет сборник повестей иркутского писателя Бориса Хадеева «Деревянная лошадка – Модын унган». В повести описывается партизанская  война против Советов на территории Западной Бурятии. Это противостояние разделило семьи и роды, разделило весь народ и до сих пор с болью отзывается в нашей памяти….

Очернённые «белые»

Отсюда понятно, почему автор изменил имена своих реальных героев. Это те, кого 70 лет у нас называли белобандитами, эксплуататорами, врагами власти рабочих и крестьян и рисовали исключительно черными красками. Хотя за рубежом выходили воспоминания и художественные произведения авторов из белой эмиграции. Например, мемуары атамана Семенова о Гражданской войне в Забайкалье, Прибайкалье,  Внешней и Внутренней Монголиях.        

Но повесть Бориса Хадеева, это труд человека выросшего в СССР и попытавшегося понять мотивы и трагедию «белых» бурят и русских. Помогла ему в этом родовая память, он из тех, чьи отцы и деды оказались по ту сторону линии фронта. В Усть-Орде до сих пор стоят несколько двухэтажных домой принадлежавших когда-то успешным предпринимателям Хадеевым. При этом в его трактовке нет ярко выраженной субъективности. В своей работе он опирался не на эмоции и обиды, а на архивные источники и воспоминания очевидцев.

Первая ласточка

В постсоветское  время, это одна из немногих попыток переосмыслить историю того тревожного времени в литературной форме. Между тем,  история как наука, в оценке событий Октябрьской революции  и Гражданской войны переживает ныне определённый раскол, как следствие глубоких изменений в общественно-политическом дискурсе.

- В Прибайкалье было огромное повстанческое движение, - говорит историк, эксперт по революции и Гражданской войне на территории Байкальского региона Павел Кургузов. - Это после официального завершения Гражданской войны. Партизанские действия длились достаточно долго, постепенно переродившись в обыкновенный бандитизм. Рад, что вышла повесть об этом и хорошо, что люди пытаются разобраться в недавнем прошлом.

В таёжных дебрях

Официально война завершилась в начале 20-х, но в основном в  Центральной части России. На окраинах, в Средней Азии, на Кавказе и Сибири ситуация, по словам Хадеева была иная: «...Троцкий хоть раз 5 на дню мог выезжать на своем бронепоезде – реально его фактическая власть распространялась на расстояние полета снаряда с бронепоезда, а 80-90% территории бездорожной Сибирской тайги бесчувственно и равнодушно смотрело бы на это театральное выступление».

Единственная железнодорожная магистраль тянулась на юге, а на всей остальной территории простиралась безбрежная тайга. В ней-то и скрывались мелкие мобильные отряды повстанцев. Они то ложились на дно и затихали, то возобновляли военные действия, и таежная война разгоралась с новой силой.

Кровавая мясорубка

 

«Обычно этот пожар разгорался после очередных продразверсток. Крестьянин пахал, сеял, убирал урожай, а потом приезжали продразверстчики и бесчувственно забирали урожай, да так, что крестьянин не представлял, как он накормит голодную семью в жестоком холодном краю» (Хадеев, с.39).  В ответ крестьяне уходили с оружием в тайгу, а другие поддерживали их кровом и продуктами. Были другие побудительные мотивы, та же месть, а вот идеалы белого и красного движении их интересовали мало.

«Ядро контрреволюционных сил составили отряды Черепанова, Замащикова, Большедворецкого, Донского» (История Усть-Ордынского бурятского округа, 1995. с.361). Буряты в этой мясорубке выступали как за красных, так и за белых. «Малышевская ячейка РКСМ подверглась нападению белой банды Ш. Улаханова. Председатель ячейки Вера Тарантаева чудом спаслась от смерти. Она сумела связаться с Балаганским партизанским отрядом ЧОНа, и белую банду Улаханова удалось разгромить». И здесь же о командире Боханского ЧОНа Халтанове: «Зимой 1920 г. Халтанов вел боевые действия в осинской тайге против бандитов Донского, одного из самых злобных врагов Советской власти в Иркутской Бурятии» (Б.Вампилов. От Алари до Вьетнама, 1986).

Бизнес против большевиков

В Западной Бурятии борьба белых и красных была жестокой и кровопролитной. Там уже сложился обширный предпринимательский класс из заводчиков, купцов, крупных землевладельцев и скотоводов. Достаточно назвать имена Пирожкова, Бичаханова, Михайлова, Ханхасаева, Александровых, Холодова, Шабаринова и др. Им противостояли профессиональные революционеры большевики: Ербанов, Сахъянова, Балтахинов, Амагаев, Чайванов и др. А в Забайкалье самая активная часть мужского населения находилась в дацанах. Религия не позволяла им взяться за оружие и их сопротивление носило в основном ненасильственный характер. Кроме того, несогласные просто откочевали со скотом в пределы Монголии и Китая.      

Из иркутских же бурят немногие сумели бежать за границу закрытую Саянами. Известно, что супруга Зандана Ханхасаева эмигрировала в США через Владивосток. Одним из бурятских лидеров белого движения в Алари был купец Иннокентий Салтыков. После разгрома он бежал  на семи пароконных подводах через горы и Тунку в Монголию. Но в Урге он и его семья были ограблены и убиты.

Дольше других вели борьбу отряды или банды (в советской интерпретации) Донского, Заманщикова, Развозжаева, Бакланова, Загорского и Кочкина. Общая численность их «головных» отрядов достигала нескольких тысяч человек, не считая мелких банд из одного-двух десятков человек. К весне 1926 года не пойманными остались банды Кочкина и штабс-капитана Загорского.

Жизнь и любовь Атаманши

С судьбой Загорского связана судьба «Атаманши» Татьяны Ханхасаевой, племянницы бурятского общественного и политического деятеля, предпринимателя Зандана Ханхасаева. В повести описываются их отношения еще с тех пор, когда она была студенткой института благородных девиц в Иркутске, а он военным курсантом. Затем они расстаются на долгие годы. Спустя много лет их снова сводит судьба: «Встреча Татьяны с другом счастливой поры учёбы в Иркутске, было для неё хоть и неожиданной, но приятной. Она вспомнила эти праздничные балы в институте благородных девиц, свои белые танцевальные платья, и он, красивый молодой человек в светлом военном кителе с блестящим пробором волос и военным церемонным поклоном, приглашающим ее на танец».

Но всё завершается трагически. Загорский убивает ее мужа коммуниста и увозит с собой. В его отряде, при его жизни и после ликвидации она играет важную роль. Загорского ликвидировал знаменитый бурятский борец Алексей Бутунаев, в бытность командиром ЧОНа. Однажды, выследив в тайге людей штабс-капитана, он первым вошёл в их землянку с двумя гранатами: «Руки вверх! Вы окружены! Я - Бутунаев!»

Арестованные бандиты выдали базу своего командира, и отчаянно защищавшийся Загорский был убит. Татьяна возглавит оставшихся повстанцев и продолжит борьбу. А после окончательного разгрома и ареста её судили. От смертного приговора Татьяну спасла беременность и ссылка в Казахстан. А её сестра скрылась в Приморье.

Относительно судьбы её дяди Зандана Ханхасаева автор повести даёт свою версию. Известно, что он неоднократно подвергался арестам, сидел в тюрьмах и лагерях. Хадеев пишет, что, когда стали доступны архивы КГБ, выяснилось, что Ханхасаев скончался в ссылке.

Разгром

Последним был разгромлен отряд Григория Кочкина. Однажды, на его пути встали бойцы ЧОН Бутунаева. Банда неслась во весь опор, стреляя на скаку. Под ноги коней полетели гранаты. Оставшиеся в живых рассеялись в разные стороны, но одного из них Бутунаев успел выбить из седла выстрелом вслед. Отряд Кочкина и он сам были ликвидированы в 1928 году с помощью внедрённого агента. А его подругу и сообщницу Нину Саламатову расстреляли.

Деревенские жители  были уверены в неуязвимости Кочкина, что он заговорён от пуль. ЧК пришлось возить труп по деревням, обложив льдом. Так окончательно отгремела гражданская война в Приангарье, на территории единой тогда Бурят-Монгольской АССР.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива В.Данилова