Культура 17 ноя 2020 127

«Үльгэртэ хүрэхэ зам»

«Путь достойный легенд» - один из вариантов перевода названия проекта, над которым работает  в эти дни  театр «Байкал»

«Путь достойный легенд» - один из вариантов перевода названия проекта, над которым работает  в эти дни  театр «Байкал». Поставленная задача, традиционно для коллектива, непростая. Потому и  перевод названия предполагает  вариации. Образам, которым предстоит ожить в воображении слушателей, тысячи лет. И язык передачи, почти забытый сегодня, язык улигершинов. А музыка - та, что сохранилась в анналах архивных записей.  Главные собеседники творческой  группы-этнографы, фольклористы,  философы и наследие,  в небольшом количестве, но сохранившееся благодаря трудам бурятским ученых, которые работали порой под тотальным давлением большевистской идеологии.

От названий номеров предстоящего концерта веет стариной. Той, что кажется ирреальной, загадочной, непонятной. Поскольку  и генная память успела за сотни лет притупиться, отступить и притаиться в неведомых уже закоулках бурятской души. Гэсэр, Шоно Баатар, Алтан шагай хубүүн, Буху Хара Хубуун, Сагаадай Мэргэн хубүүн  Ногоодой Сэсэн басаган хоер, Дүүдэй Мэргэн баатор…

Разговариваем с художественным руководителем театра Жаргалом Жалсановым о теме, которая кажется неподъемной. О современном состоянии языка и культуры, о том, что  и язык, и культуру необходимо рассматривать  как неделимое.

«Непростая задача. Для того,  чтобы современному зрителю и слушателю «зайти» в сознание, нужен мощный симбиоз идеи, содержания и обрамления в язык музыки, слова, движения. А для этого нужно самим исполнителям очень  четко понимать предмет работы. Много размышляем, спорим, какой  «из» - самый эффективный путь подачи. Пытаемся погрузиться  в разные времена и разные понимания сути. Улигершины ведь были уникумами своего времени. Хранили в себе гигантские объемы информации, обладали даром ее передачи, да так, что люди  готовы  были слушать  сказителя  по двое суток. Сказителя, не сказочника. Нужно ведь понимать, что акценты и отношение к прошлому менялись очень сильно. Советский период при плюсах социальной политики стал разрушительной силой для   всего, что составляло идентичность народов. И наша основная задача поспособствовать  востребованности наследия народа  современниками. Иначе говоря, найти точный язык передачи  за тем, чтобы все мы получили второе дыхание от понимания величия  своей истории».

Между тем запрос на уникальность во всем мире набирает популярность. Процессы глобализации,  технологически  упрощая жизнь человека,   одновременно  обезличивают оригинальность  народов, их языков и культур.  Мощная  поступь  цифровизации уничтожает целые  культурные  пласты. И тогда актуальным становится вопрос: а что бурятский этнос готов дать миру? Что  его отличает от других, больших и малых народов, сотни из которых уходят постепенно с карты земного шара? 

Совсем недавно по итогам конференции, приуроченной к 25-й годовщине празднования тысячелетия эпоса «Гэсэр»  опубликовано интервью с доктором филологических наук Баиром Сономовичем Дугаровым. «Эпос «Гэсэр»  признается «гораздо менее локальным, чем знаменитые «Илиада» и «Одиссея», поскольку распространился по всей территории Центральной Азии, бытовал у бурят, монголов, тувинцев, калмыков, алтайцев, у народов Монголии, России и Китая» - пишет автор Диана Хомякова в предисловии к интервью. Фрагменты его  мы приводим  для понимания  масштабов предстоящей работы  театра «Байкал»:

 «… В чем особенности бытования бурятской «Гэсэриады»?

 — В бурятской этнокультурной традиции эпос «Гэсэр» воспринимался как сказание божественного происхождения, поскольку в нем значительна роль небесных божеств-тенгриев, а сам герой является сыном неба. Поэтому исполняли эпос те, кто знал доподлинно тенгристскую мифологию, генеалогию шаманистских божеств, старинные обряды и сакральные тексты. Шаманская формула избранничества распространялась и на певцов героического эпоса, исполнявших «Гэсэриаду». Примечательно отношение самих сказителей к значимости стихотворного текста. По их понятиям, Гэсэр, его богатыри и другие главные персонажи эпоса могли «обидеться», если в эпическом описании не звучала стихотворная речь. И сам улигер (сказание) в таком случае уже не считался подлинным. Более того, сказитель, пренебрегший поэтической традицией, мог быть «наказан божествами», то есть подвергал себя опасности. Отчасти это объясняет, почему самая старинная эпопея о Гэсэре была записана в среде эхиритских бурят. 

Кроме того, бурятский «Гэсэр» — единственный, который сохранил в своих устных версиях наиболее родовые черты изначальной центральноазиатской эпики. По всей видимости, эхирит-булагатский вариант «Абай Гэсэр» восходит своими корнями к первой половине I тысячелетия (именно этот период считается временем появления тюрко-монгольских героических эпосов). Он насчитывает 22 072 стихотворные строки (для сравнения, объем «Илиады» составляет 15 689 стихотворных строк) и был записан в начале прошлого столетия фольклористом-монголоведом Цыбеном Жамцарановичем Жамцарано от сказителя Маншуда Имегенова. По определению лингвиста Николая Николаевича Поппе, который занимался сравнением устной бурятской и письменной монгольской версий «Гэсэриады», именно эхирит-булагатский улигер является «образцом наиболее древнего и архаичного героического эпоса». Он лег в основу идеи о праздновании 1000-летия эпоса «Гэсэр», ставшем ярким событием в культурной жизни Байкальского региона на исходе XX века».

История бурятского этноса, как и история многих народов постсоветского пространства, как прерванный полет. Издержки этого  наследия оборачиваются    иногда невосполнимыми  последствиями. Многие из нас вряд ли без сомнений ответят на вопрос- а какой самый древний текст у бурят? Где хранятся смыслы, риторика и особое звучание, свойственное только нашему народу? И если формы  хоть как-то сохранились, содержание  есть опасность утерять. Потому работа, за которую берется  театр «Байкал»,  непростая, но архиважная.  Очевидно, что «Байкал» интуитивно  чувствует запрос  сообщества. Не случайно два крупных проекта исторического толка «Угайм сулдэ» и «Эхо страны Баргуджин тукум»  больше десятка лет  удерживают   интерес  и внимание зрителя.  И это обстоятельство все  больше убеждает - язык искусства способен кратчайшим путем дойти до сердца зрителя и через сильные эмоции способствовать  желанию восполнить белые пятна истории своего народа, коих у нас в достаточном количестве.

Автор: Норжима ЦЫБИКОВА

Источник: пресс-служба театра песни и танца Байкал

Фото: пресс-служба театра песни и танца Байкал

Читайте также