Главная / Новости /Общество / Победа – одна на всех: спасибо, отец!

Победа – одна на всех: спасибо, отец!

26-02-2020

Я хочу рассказать о своём папе, ветеране Великой Отечественной войны, отце одиннадцати детей, не­утомимом труженике и просто о хо­рошем человеке.

Отец наш, Гаврила Дмитриевич Стрекаловский, родился 8 апреля 1917 года в семье Дмитрия Кузь­мича и Анны Семёновны Стрекаловских в селе Горемыка (ныне Байкальское). Из шести детей Гаврила был самым млад­шим.

Ещё до службы в армии он научил­ся всем тонкостям промысла нерпы и рыбалки. Помогал родителям заготав­ливать сено, дрова, охотился в тайге. Отслужив срочную службу, вернулся домой и женился на Анне Романовне Федотовой, уроженке поселка Каменск Кабанского района. На начало войны в семье росло уже двое детей – Алексан­дра и Иннокентий.

На фронте

Осенью 1941 года отца мобилизова­ли на фронт. Перед самой отправкой, а новобранцев отправляли из Нижне-Ан­гарска на пароходе «Ангара», ему сооб­щили, что у него родилась дочь. Отец просился хоть одним глазком взглянуть на дочку, но его не отпустили - время было военное.

25 октября родилась сестра Тамара, а 26-го пароход «Ангара» отчалил от пристани Нижне-Ангарска. На нём были те, кто защищал нашу Родину. Отца на­правили на Восточный фронт, он уже был в звании старшины. В 1942 году на Западном фронте погибли два его брата – Иван и Дмитрий. Узнав о смерти брать­ев, папка (так мы все его называли в се­мье) стал просить, чтобы его отправили на Западный фронт. Но в ответ твёрдо и чётко было сказано: «А кто здесь будет фронт держать!? Кто будет обучать мо­лодых солдат!?».

Как-то я увидела у отца под лопаткой шрам в виде треугольника и спросила, откуда он у него. Он поведал, что попал в плен к японцам, когда ехал во время войны за продуктами для солдат. Когда его повели на расстрел, перед глазами стояли любимый край, жена, дети, род­ная мать, близкие и друзья. Он резко остановился, и штык воткнулся ему в спину. Развернувшись, отец вырвал у японца винтовку… На этом всё и разре­шилось. После этого он благополучно вернулся в часть. Солдаты на Восточном фронте голодали, ведь вся основная по­мощь шла на Запад. На войне отец забо­лел гепатитом, и вместо лекарств ему давали тарелками есть сахар.

Подарок на день рождения

В 1946 году старшина Стрекаловский демобилизовался. Дочка с чёрненькими кудряшками встретила его уже «боль­шенькой». А в день его тридцатилетия 8 апреля 1947 года в семье появился ещё один ребёнок – дочка Анна. Всего в на­шей семье было 11 детей – Александра, Иннокентий, Тамара, Анна, Владимир, Николай, Лидия, Иван, Анатолий, Лю­бовь и Марина.

Отец охотился, рыбачил, дома бывал редко – то в тайге, то на Байкале. Помню, как приходил он с охоты. От него пахло тайгой, а в поняге (устройство для пе­реноса утвари, трофеев и припасов у охотников – ред.) таились для нас с Ма­риной подарки «от зайчика и белочки»: сахар, кедровые шишки, конфеты, ягоды рябины. Много лет отец проработал ко­нюхом. Коней в колхозе было до 300 и более голов. Иван и Анатолий помогали папке поить коней, убирать дворы, заго­нять в стойла.

На праздник «Проводы зимы» лоша­дей готовили специально. Выбирали са­мых спокойных и выносливых, украша­ли сани, дуги. Папка был незаменимым Дедом Морозом. Праздник начинался в селе Байкальское. Торговали пирожка­ми, блинами, разными сладостями. На сцене клуба выступали артисты художе­ственной самодеятельности, на улице устраивали различные аттракционы, лазили на столб за призами, катались на лошадях. Завершался праздник в де­ревне Талая. На лошадях, запряжённых в разукрашенные сани, взрослые и ре­бятня ехали в соседнюю деревушку. У взрослых продолжалось веселье, а мы, ребятишки, наигравшись и пробежавшись по гостям, пешком возвращались домой.

Немного отцу пришлось поработать матросом и коком на первом колхозном катере «Смелом». Он был коммунистом, причём убеждённым. Не боялся крити­ки и сам смело критиковал других. Ка­кое-то время работал председателем сельсовета.

В 50-60 годы электричество у нас давали до 23:00. Как-то проснувшись, я увидела, что отец сидит за столом и при свете керосиновой лампы что-то пишет. Оказалось, что он писал надгробную речь. Папка так и говорил: «Человек ушёл из жизни, и нужно о нём сказать что-то хорошее, ведь не зря же он жил на земле». А сказать отец умел и гра­мотно, и красиво, а самое главное, от души. Многие, может быть, в шутку, а может, всерьёз, говорили: «Ты, Ганя, и нам что-нибудь скажи, когда умрём». Но некоторые «заказчики» пережили Ганю на много лет.

Семья нерповщиков

Отец бредил нерповкой. В 1977 году, когда ему исполнилось 60 лет, сформировал бригаду из пяти своих сыновей от колхоза «Победа» на «санную» нерповку. «Санной» нерповка называлась потому, что охотились на Байкале на конях, запряжённых в сани. На этих же санях, на соломе приходилось и ноче­вать. Это сейчас нерповщики оснащены мотоциклами, буранами, вездеходами, палатками, тёплыми будками.

Он учил сыновей всем тонкостям охоты. Каждый из них, в дальнейшем, мог с лёгкостью выполнять все функции охотника-нерповщика. После «санной» его назначили бригадиром колхозной бригады, которая отправилась отстреливать зверя на «лодочную» нерповку. Нерпу отстреливали на плавающих льдинах. И вот, когда вся бригада сиде­ла у костра, отцу стало плохо, его пара­лизовало. Сказались возраст, больное сердце, ответственность за людей, ра­ботающих в тяжёлых и опасных услови­ях. Его увезли в ближайшую больницу в Онгурён. Дети по очереди ездили уха­живать за ним. Когда отцу стало лучше, Николай, ходивший капитаном на кате­ре «Северный», привёз его домой.

Пять лет он прожил после парали­зации, а в 1982 году нашего любимого папки не стало. Со своей женой Анной Романовной, которая прожила 93 года, они прожили недолгую, но счастливую жизнь. Вырастили и воспитали одиннад­цать детей. Жили дружно, может быть, ссорились по пустякам, но мы, дети, этого не слышали. Отец был весёлым, общительным, добрым, отзывчивым че­ловеком. Строгим, но справедливым. А как он пел и плясал!

Свой опыт он передал не только сы­новьям, но и многим односельчанам, которые до сих пор вспоминают, как с ним охотились и рыбачили. Из сыновей опыт бригадирства больше всех приго­дился Владимиру. Иннокентий и Нико­лай работали конюхами, Иван больше был склонен к сельскому хозяйству, а Анатолий стал связистом.

Об отце, как мне кажется, можно писать бесконечно. Если вспоминать и описывать жизнь таких людей, как он, может получиться целая книга. Отец был скромным человеком, не любил, когда его хвалили. Он даже ветераном себя не считал до определённого вре­мени. Всех убеждал, что он служил не на Западном, а на Восточном фронте, а значит, не ветеран. У отца есть награды: «За победу над Японией», юбилейные медали.

Светлая память о нашем отце живёт не только в сердцах детей, но и внуков, правнуков и праправнуков.

Любовь ПАШКОВА, с. Байкальское

ДОРОГИЕ НАШИ ЧИТАТЕЛИ!

Присоединяйтесь к нашей рубрике, расскажите о своих отцах, дедах,

прадедах – участниках Великой Отечественной войны, тружениках тыла.

Материалы можно направлять на электронный адрес: unen@mail.ru.

Или принести в электронном варианте в редакцию: г. Улан-Удэ,

ул. Каландаришвили, 23, 3-й этаж.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Победа – одна на всех: в газете «Бурятия» стартует рубрика, посвященная Великой Победе

Победа – одна на всех: как супруги Молдавановы спасали жизни бойцов

Победа – одна на всех: самые родные помогли пережить невзгоды войны

Победа – одна на всех: военное лихолетье

Победа – одна на всех: сердце матери

Победа – одна на всех: судьба врача


Теги: Бурятия 75-я годовщина Победы



Наши издания