Общество 24 фев 2021 679

Иркутские хори – 5. Нохой-уруки

Зигзаг истории или возвращение блудных западнобурятских сыновей галзутского рода

В этом выпуске из серии «Иркутские хори» мы подведём некоторые итоги наших изысканий и перейдем к нохой-урукам – западнобурятским галзутам. Как выяснилось, в настоящее время в Иркутской области живут хоринские роды шарайты, гучиты, галзуты – нохой-уруки, худай, хоасай и хангины (отождествляемые с забайкальскими хальбан). Сохранился ряд осколков и других хоринских родов.

Но почему они то приходили в Предбайкалье, то уходили, если это их исконная территория? Иркутские хори хорошо сохранили собственную историческую память, закреплённую в легендах, преданиях и призываниях. В них описываются маршруты кочевий в Предбайкалье, Забайкалье, Монголию, Джунгарию и Алтай. При этом роды распадались, объединялись с другими родами или вовсе растворялись в них. В основном это было связано с историческими катаклизмами. В том числе с периодом создания Великой Монгольской империи, войной ойратов с маньчжурами и халхами, вхождением бурят с состав Российской империи. Это был бесконечный, а зачастую хаотичный процесс перемещений, разделений и воссоединений.

Маршруты гушитов и шарятов

Иркутские гушиты пришли в Приангарье из Монголии, но какой – Внутренней, Внешней или Западной - Джунгарии? «Следует отметить, что гучиты имеются среди эхиритских бурят Иркутской области, и в данное время проживают в селе Гучит Усть-Ордынского национального округа. Они говорят, что здешние гучиты принадлежат к боронутам. В этой связи напомним, что, согласно легендам, приведённым в баргузинской хронике Ц.Цыренова, в одном случае только эхириты по материнской линии, а в другом – как эхириты, так и булагаты по усыновившему их отцу относятся к боронутскому (или боролонутскому) роду. Возможно, что после походов чингисовских войск против лесных народов, часть хоринских гучитов оказалась в подчинении названных боронутов» (Цыдендамбаев с.149).

Различаются маршруты качугских и унгинских шарятов. Качугцы пришли в Верхоленье из Забайкалья незадолго до прихода русских, через Ольхон и Сарму, а унгинцы - в левобережное Приангарье из Западной Монголии. Цыдендамбаев считает, что причина кочёвок снова кроется в событиях XIII века: «Тот факт, что шарайты проживают среди эхиритских бурят в местности Кулинга и среди унгинских бурят в местности Тангут, по-видимому, свидетельствует об их бегстве после разгрома хоринцев чингисовскими войсками в 1207 году» (Цыдендамбаев с.148).

То же самое он говорит и относительно разделения галзутов на восточных галзутов и западных нохой-уруков: «Насколько можно судить по известным из прошлой истории хоринцев фактам, насильственное разъединение галзутов, как впрочем и некоторых других хоринских родов, могло произойти в начале XIII века» (Цыдендамбаев с.146).

Хори или не хори?

Нохой-уруки - это западнобурятские галзуты, сохранившие своё тотемное название и ведущие свой род от прародительницы – Матери собаки. Ранее ленские галзуты, расселившиеся в Баргузине, Ольхоне и Кударе, не относили себя к хори: «Интересно отметить здесь то, что буряты рода галзут, указанных выше районов как Иркутской области, так и БМАССР и Читинской области, не считают себя родственными. К сказанному считаем необходимым добавить, что люди рода галзут жили в Калмыцкой автономной области на Волге. Они входили до революции в Большой Дурбетский улус и управлялись князем Тумэновым» (Балдаев. с.565).

Об этом же есть и у Ц.Жамцарано, который пересказывает легенду, бытовавшую у ольхонских бурят в начале прошлого века: «Галзуты живут на острове Ольхон. Они сперва пришли на Лену (Зулхэ) с берегов восточного океана, а происходят от собакоподобных людей. Они не хоридоевцы, а другие – эмунээ» (Жамцарано. с.52). В переводе это значит, что они родились от собаки, точнее, от самки (тотем, забытый забайкальскими хори). А собака - это потомок волка, тотема, ведущего эхиритского рода шоно. И не случайно у западных бурят сохранились такие говорящие фамилии как Шоноев, Нохоев, Хориноев, Именохоев и т.д.

По их собственным преданиям, нохой-уруки пришли на Лену с Алтая. Это подтверждают их призывания:

Алтай арюун арсаарнь

Арюулжа ерэлэйбди,

Хүхеэ хуншуун хушараарнь

Хүншүүлэжэ ерэлэйбди.

Хухэя нашего

Можжевельником священным

Алтая нашего, Освежив себя, прибыли,

Кедром ароматным

Осенив себя прибыли.

(Дырхеев с.85).

Впрочем, своей прародиной считают Алтай немало и других бурятских родов. У нижнеудинских бурят, а это – булагаты, ныне живущие только в двух сёлах Мунгутубулук и Кушун Нижнеудинского района Иркутской области, до сих пор сохранились песни с щемящей грустью, повествующие о древней родине – благословенном Алтае. Вместе с ними ещё в начале прошлого века в нижнем течении Уды до впадения её в Ангару жил хоринский род шарятов – окинские шаряты (ахайн шарят). Они считались пришедшими из Джунгарии во время войн Галдан Бошогто хана с Сайн ханом халхасским. Ныне они разъехались.

В то же время у западных бурят присутствует и противоположная точка зрения: «….имя Жэнхэна, одного из сыновей Галзута, постоянно встречается в родовых преданиях верхоленских галзутов и галзутов Забайкалья. Так что их родство неоспоримо. Несмотря на ассимиляцию в эхиритской среде, галзуты Верхоленья являются коренными хоринцами, сохранившими своё тотемное название «галзуу-нохой» (Дырхеев с.86).

Сейчас, видимо, под влиянием проживания рядом с хори кударинские галзуты стали причислять себя к хоринцам (со слов Николая Хабшаевича Пиноева, главы села Ранжурово, декабрь 2015 г.). Также как и некоторые баргузинские и, возможно, иркутские (ольхонские и качугские) галзуты.

Возвращение блудного сына

В случае с западными галзутами произошёл интересный зигзаг истории. Часть их вошла в состав или будет лучше сказать, воссоединилась через века с восточной ветвью.

«Вхождение нохой-уруков в состав хоринских галзутов зафиксировано дважды: некто Убодэй, сын шамана Холши, приехал из ведомства Идинской думы в Ильку (на территории нынешнего Заиграевского аймака Бурятской АССР) поколений восемь тому назад, то есть тоже в середине XVIII века» (Цыдендамбаев с.157).

Второй случай - это переезд прадеда известного бурятского ламы Агвана Доржиева по имени Ухин. В 1763 году он приехал из Эхирита через Байкало-Кудару в курбинскую Хара-Шибирь. Напомним, что Агван Доржиев построил дацан на родовом месте в Кырме в Баяндае. А в 2014 году действующий Хамбо лама Аюшеев провёл там посвященный ему молебен.

Ныне нохой-уруки проживают в Эхирите, Качуге, на Ольхоне, в Байкало-Кударе (в основном в Ранжурово), Баргузине (в основном в верхнем Баргузине – Курумкане) и, как было отмечено, среди хоринцев. Цыдендамбаев указывал, что нохой-уруки - есть коренные галзуты, сохранившие тотемное своё название. Но: «…если нохой- уруки здесь (в родословной. Авт.) даются как инородцы, вошедшие в состав хоринского рода галзутов, то этим самым признаётся, что они, находясь среди эхиритов и булагатов несколько сотен лет, давно уже ассимилировались с ними» (Цыдендамбаев с.157).

ЛИТЕРАТУРА:

Балдаев С.П. Родословные предания и легенды бурят. Улан- Удэ. 2012.

Цыдендамбаев Ц.Б. Бурятские исторические хроники и родословные, как источники по истории бурят. Улан-Удэ, 2001.

Дырхеев П.С. Верхоленские буряты. Улан-Удэ. 2011.

Жамцарано Ц. Путевые дневники: 1903 – 1907. Улан-Удэ. 2011.

Сахаровская Л.В. История и проблемы нижнеудинских бурят. Улан-Удэ, 2009.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев

Читайте также