Блоги 11 апр 2022 2253

Подушка безопасности

В Бурятии ввели меры господдержки для ЛПХ.

© фото: pixabay

Отныне личные подсобные хозяйства республики могут рассчитывать на субсидии и гранты от государства. Таким образом дан стимул для производства сельхозпродукции, повышения доходов жителей села и насыщения внутреннего рынка местными продуктами.

«У нас больше половины сельхозпродукции производится личными подсобными хозяйствами. Вопрос доступности товаров первой необходимости является для нас одним из основных. Повышение объемов производства продукции нашими собственными производителями, повышение доступности этой продукции и есть помощь для людей», - заявил накануне Глава Бурятии Алексей Цыденов.

Но что думают об этом владельцы ЛПХ?

Хуже водки

- Год назад я пошел на рынок за мясом, увидел, сколько стоит ведро картошки и подумал о том, что на этом можно неплохо заработать, - рассказывает житель Улан-Удэ Баир Базаров. - У меня на родине в Агинском округе два участка, остались от отца и деда, больше тридцати соток. Земля плодородная, вода рядом. Посовещались с супругой и решили, что пора возвращаться домой.

То, что было дальше Баир вспоминает неохотно. Говорит, за годы жизни в городе многое изменилось. В Агу на семейном совете Базаровы решили перебираться постепенно. Первым уехал глава семейства. Планы строили грандиозные, заняться овощеводством, завести скот, свиней, кур. В итоге спустя три месяца попыток обжиться в отцовском доме Баир был вынужден вернуться в Улан-Удэ.

- Сегодня на селе хорошо живут те, кто никуда оттуда не уезжал и пашет от рассвета до заката, - отмечает Баир, - мой одноклассник, например, вернувшись с армии начал с покосов, затем на картофель переключился, скотину не торопясь разводил. И только спустя 15 лет стали видны результаты. Он не фермер, даже не самозанятый, но у него два трактора, два грузовика, комбайн, огромный гурт скота, картофельные, капустные поля и покосы. Часть овощей оптом сдает в тюрьму, которая неподалеку, там только у него овощи принимают. Остальное по точкам. Но таких как он немного, единицы. В основном люди на пособиях сидят. Одноклассник рассказывает: «нормальный человек был, год на пособиях - и пропал, ничего ему доверить нельзя». Вроде бы как «подушку безопасности» вводили эти выплаты от государства. А такой эффект, хуже водки.

Новые дороги

- Сейчас на селе без зарплаты не выжить, - продолжает Баир Базаров, - наличка постоянно нужна, жить в деревне гораздо дороже чем в городе. А если ты еще и вернуться решил на землю спустя годы – умножай расходы на десять. Поэтому я считаю, что все эти попытки возродить наше сельское хозяйство и наши деревни – все равно что поезд догонять, который давно ушел.

- Мы понимали в 90-х, что от земли отрываться нельзя, - рассказывает Баир Цыдыпдоржиев, житель поселка Эрхирик, - потому и к городу поближе переехали, но дом ставили на земле. Не так это просто на самом деле, разрываться между городом и деревней. Было тяжело, но выдержали.

А потом, как рассказывает Баир, возникла идея воздвигнуть ступу Агвана-Нимы Цыдыпдоржиева, бывшего настоятеля Гоман дацана. Семья Цыдыпдоржиевых, будучи родственной великому буддийскому учителю, почти все организационные вопросы по возведению ступы взяла на себя, и со временем выстроила целый туристический комплекс, который теперь пользуется популярностью далеко за пределами Бурятии.

- Хорошие идеи всегда имеют продолжение, - отмечает Баир Цыдыпдоржиев, - лично я не планирую заниматься сельским хозяйством, но теперь вижу суть новых возможностей. Те же ТОСы, дальневосточный гектар, поддержка самозанятых на селе. Если все это успешно применить, будут следующие варианты поддержки. Я это понимаю благодаря тому, что имею опыт. Когда ты что-то доводишь до ума, открываются новые дороги.

Забытое старое

- Сегодня, как мне кажется, нужны эффективные идеи, которые позволят перезагрузить наше отношение к жизни на селе, - отмечает Баир Цыдыподоржиев, - потому что на селе в целом ничего менять не надо. Все проблемы у нас в головах.

При социалистической экономике наличие ЛПХ было для семьи весомой прибавкой к бюджету. С огорода семья обеспечивала себя овощами и картофелем. Пара коров, бычок, один-два поросенка, куры - в итоге свежее молоко, мясо и яйца круглый год. В советские годы излишки продукции реализовывались на колхозных рынках и закупались потребкооперацией по хорошим ценам. Это, в общем-то, и была основа продовольственной безопасности.

В советские годы, чтобы о них сейчас не говорили, вся производимая в личных подворьях продукция находила сбыт. Целые села производили продукцию на своих огородах и подворьях в объемах, изначально ориентированных на реализацию, а не на собственное потребление. То есть личное подворье при социализме было товарным в большинстве населенных пунктов.

Но, ЛПХ действительно эффективны только тогда, когда рядом есть село со своей экономикой, цветущими полями, гуртами, исправной техникой и возможностью закупать ГСМ. Село для ЛПХ – это такая подушка безопасности. ЛПХ развиваются и своим развитием подстегивают развитие села. И наоборот. Без такой подушки безопасности ЛПХ будут убыточными, корма, дрова, техника нужны, детей где-то учить надо, зубы лечить и так далее. Упор на развитие фермерских хозяйств после развала Союза лишил ЛПХ основ для их эффективности, и селяне вскоре хлынули в города.

- Тут, как мне кажется, нужна конкретная политика, - добавляет Баир Базаров, - например, крупный агрохолдинг – это хорошо. Но пусть он будет социально ориентированным, этаким градообразующим предприятием на селе, а не в черте города? Пусть он будет опорой для ЛПХ?

Еще два года назад эксперты уверенно говорили о том, что личные подсобные хозяйства перестанут быть главным поставщиком овощей. Картофелю с собственной грядки все сложнее конкурировать с продукцией агрохолдингов. Однако нынешние условия в связи с санкциями и общей политической ситуацией позволяют нам сделать то, чего мы не могли бы сделать еще пять лет назад, возродить наши деревни, хотя бы основную их часть. Бурятия от этого ничего не потеряет. А вот ее продовольственная безопасность однозначно окрепнет.

Автор: Болот ШИРИБАЗАРОВ

Фото: pixabay