Ниигэм 16 jun 2021 2937

Калым за невесту

Почему бурятские девушки были самыми дорогими в Российской империи?

Калым с тюркского переводится как «плата за невесту» или выкуп. По-бурятски – анза, басаганай худалдаан, адуун (басаганай адуун). Это была компенсация роду невесты за потерю женщины-работницы и имущества, которое она уносила в род мужа. В прошлом калым был широко распространён во многих странах мира, а в некоторых этот обычай практикуется до сих пор.

Как появился анза?

Калым был у большинства бурят в XIX веке и вплоть до наступления Советской власти. Но был он не всегда. Так, у эхиритов до XVII в. была традиция искать невесту вдали. «Молодой парень садился на коня и уезжал в дальние края. При встрече с понравившейся девушкой предлагал выйти за него замуж. Если та соглашалась, он её увозил к себе. Девушки согласия родителей особо не спрашивали, да и те не возражали» (П.С.Дырхеев. Верхоленские буряты. с.122, 2011).

Калыма, как и свадеб, не было. Но со временем численность населения заметно возросла, и с середины XVIII в. в обычай входят свадьбы, начинает внедряться калым.

Почему же он появился? Богатые давали больше и отбивали невест. Они имели по 2 - 4 жены, чтобы иметь больше детей и для работы по хозяйству, но большинство мужчин имели одну жену.

Величина калыма

Размер выкупа зависел от состоятельности сторон. За некоторых жён платили до 100 лошадей, значительное количество быков, овец и верблюдов. Одно из названий калыма по-бурятски - адуун (басаганай адуун). Это означало табун кобылиц с одним жеребцом во главе и говорило о том, что в старину калым выплачивался скотом.

У кударинских бурят в конце XIX века, кроме скота, в калым входила денежная сумма от 300 до 700 рублей серебром. У ольхонцев: «У здешних бурят за калым надо платить 470-500 и более рублей, 40-30 скотины, да прибавить «амани морин (конь для езды), ургай гүүн (хоримой) (кобылица для пира), дуртор үхэр (зылэй үнеэн) (корова для доения)» (Жамцарано. с. 66-67). У кудинцев (современный Эхирит-Булагатский район Усть-Орды) в конце XIX в. от 300 до 400 рублей и 6-7 голов скота. До революции было уже от 500 – маленький калым, до 600 -700 – средний и даже до 1000 руб. и больше – до 1500 рублей.

Для сравнения, в это же время у осетин норма калыма была в 200 рублей; у ингушей в 105 руб., в Дагестане калым был заменен брачным договором. И только у башкир его величина была сопоставима с бурятами и составляла от 150 до 1500 рублей.

Обычно семье было трудно выплатить калым сразу, поэтому прибегали к рассрочке. Первый взнос рублей 100 – 150, а затем ежегодно заранее условленные суммы. В тяжелые годы делалось снисхождение, а в благоприятные платили больше. Плюс церемония свадьбы стоимостью рублей в 200 и более. В старину, когда платили скотом, было легче. Выплачивали голов 25-30, иногда до 60 голов крупного скота (не считая мелкого). На свадьбах кололи баранов и пили домашний тарасун, а не как позднее – водку из магазинов.

Общеродовой расход

«Калым выплачивает семья жениха семье невесты; в выплате его, а равно в расходах по празднованию свадьбы принимает участие весь род, ссужая отца жениха деньгами (беспроцентная ссуда) на выплату калыма и давая ему их (безвозвратная ссуда) на расходы по свадьбе. Кроме того, каждый сородич несёт на свадьбу свой тарасун и считает своей обязанностью принять по мере сил участие в угощении гостей. Уже в этом одном чувствуется, что свадьба - дело не одной семьи, а всего рода. В прежние времена, когда скот был общеродовым достоянием, калым выплачивался из общеродовой кассы и поступал, как выкуп за утрату члена в другую общеродовую кассу. Рельефнее всего пережиток того времени, когда калым выплачивал весь род, выступает при выходе вдовы замуж внутри рода её покойного мужа. Как было сказано, при этом калым не платят, хотя бы вдова выходила в самую дальнюю ветвь рода. Если дело женитьбы и выплаты калыма было бы личным делом одной семьи – этого, конечно, не было бы, т.к. при этом семья, откуда ушла вдова, терпит большие убытки, между тем, как семья, куда она входит, получает бесплатно новую работницу» (Петри. С.242).

Но иногда стоимость приданого невесты могла превысить стоимость калыма. Это был подарок рода, а затем семьи, выходящей замуж девушке. Приданое - энжэ, являлось её полной собственностью, и муж не имел на него никакого права. В случае развода жена уходила с приданым, и его размер являлся своего рода гарантией высокого статуса женщины в новой семье.

Альтернативы выкупу

От калыма жестоко страдали бедняки: «Из-за калыма беднота почти не женилась, нечем было платить калым, иные долго не женились, до 40 – 50 лет» (О.Афиногенова. Родословные легенды и предания моего рода. 2018). В выигрыше были богачи, которые, по сути, покупали самых красивых девушек и две – четыре жены были у них нормой. Так, купец и судовладелец Михаил Бичаханов имел трёх жен, а богач Исаак Ертагаев – семь. Но обходились и без выкупа, по обычаю-андалята — обмену, когда две семьи, имевшие сыновей и дочерей каждая, обменивались девушками. Это не гарантировало качества, могли подсунуть невесту с дефектами. В селе Дархаты близ Усть-Орды привезли подслеповатую девушку, которую пришлось возвращать.

Те, кто не мог выплатить калым, могли отработать его. Они жили в роду или семье невесты на условиях простого работника определённое количество лет, а часть калыма могли отдать деньгами. Калым вынуждал и к женитьбе на русских девушках и карымках (русско-бурятских метисках). «Главным стимулом, заставляющим бурят жениться на крещёных, обрусевших бурятках, так называемых «ясачных инородцах», служит то обстоятельство, что за крещёную не нужно платить калыма» (Петри с.233).

Еще одно негативное следствие калыма - это такая крайняя мера как похищение женщин. Особенностям национальной традиции умыкания невест и наличии трансбайкальского и транссаянского трафиков у меня посвящена отдельная статья. Этот жестокий по отношению к женщинам обычай продержался в отдельных местах этнической Бурятии (Усть-Орде, Аге, Джиде и др.) вплоть до 70-х годов ХХ века.

Почему исчез калым?

Передовые люди того времени понимали вред этого обычая. В 1885 году тайша кударинских бурят Иван Заяханов-Хамаганов публично выступил против калыма. Он привёл факты экономических потерь от калыма и указал на нравственную сторону – «потребность вступления в брак у нас является не результатом взаимной любви и симпатии сторон, а просто делом хозяйственно-экономического расчёта», «у нас нет слов выражения нежных взаимных отношений между полами, - нет любовно-ласкательных слов, кроме слова «дуратай».

В Забайкалье практика калыма исчезла раньше: «….у забайкальцев калым потерял свое прежнее значение. Начинают считать девушку за человека». (Жамцарано с. 66-67). Однако причина была не только в нравственном прогрессе, но и в большом количестве неженатых лам. «До Великой Октябрьской революции в бурятских улусах действовало 46 монастырей (дацанов), в которых насчитывалось 23 тыс. священнослужителей» (Справочник «Бурятия», 2011).

Возможно, эта цифра отражает наивысший пик численности лам, поскольку там же указывается, что «К 1917 г. на территории Бурятии насчитывалось до 15 тыс. лам и хувараков (10% бурят мужского пола)». Этого было достаточно для возникновения дисбаланса между количеством потенциальных женихов и невест. Если в Предбайкалье не хватало девушек, то в Забайкалье мужчин.

Окончательно решила вопрос калыма Советская власть. Она установила реальное равноправие между мужчинами и женщинами и решительно ликвидировала обычай выкупа невест. Но, как отголосок, он остался в ритуалах современных свадеб, когда подружки невесты требуют от жениха и его друзей «выкуп» за неё.

 

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ