Ниигэм 23 jun 2021 2152

О потомках великого венгра

Предполагаемое бурятское наследие Шандора Петёфи не перестаёт будоражить умы в Венгрии

На днях в Национальной библиотеке состоялась дискуссия «Шандор Петёфи в Бурятии: легенды и факты», прошедшая в рамках Дней Венгрии в Бурятии. В ней участвовали Анита Хедьи, советник по культуре Посольства Венгрии в Российской Федерации и директор Венгерского культурного центра в Москве, Алексей Тиваненко - бурятский историк, писатель и краевед, а также одна из предполагаемых бурятских потомков поэта Цыпылма Батуева.

Почему Бурятия?

Анита Хедьи сообщила, что Венгрия и Бурятия имеют общие исторические корни, восходящие к хунну – гуннам. Так же как и буряты, венгры считают их своими предками, пришедшими на берега Дуная из степей Центральной Азии. Не случайно, в первую очередь, гостья посетила Гуннское городище и вновь отстроенную деревянную крепость.

Другой связующей нитью является версия о нахождении поэта Шандора Петёфи в Баргузине. Его настоящее имя и фамилия Алекса́ндр Пе́трович — основоположник венгерской поэзии, один из руководителей Революции 1848-1849 годов в Венгрии. Официально он считается погибшим в сражении с русскими казаками в Трансильвании 31 июля 1849 года. Мнение о его смерти в бою основывается на записи в дневнике русского полевого врача. Но тело поэта среди убитых не было обнаружено и существует версия о его пленении и смерти в русском плену в Сибири.

Русский след

В середине 80-х тема Петёфи в Баргузине стала сенсацией международного масштаба. Одним из её авторов стал Алексей Тиваненко. Он настолько преуспел в её разработке, что написал 8 книг о Петёфи, изданных в том числе в Венгрии и является сопредседателем Международного института Петёфи (Будапешт). На встрече в библиотеке Тиваненко вновь подтвердил свою версию пребывания поэта в России.

Вскоре после подавления восстания в Венгрию пришли известия от польских повстанцев Малиновского и Вишневского. Они вернулись из сибирской ссылки и сообщили, что видели и разговаривали там с пленными венграми, среди которых оказался и Шандор Петёфи. Это подтвердил участник революции 1848 года Даниель Манашшеш, также вернувшийся из Сибири.

В первые годы советской власти в Венгрию вернулись бывшие военнопленные Первой мировой войны. Среди них был Ференц Швигель, участник боев в Забайкалье во время Гражданской войны. Он привез с собою в ботинке клочок газеты «Русское слово» за 1916 год с последним стихотворением поэта, написанным, как указывалось, в 1853 году. Он же доставил на родину две фотографии могилы Шандора Петёфи на кладбище приморского «городишка Илисунск», удостоверявшие место погребения великого сына венгерского народа. Швигель поведал соотечественникам, что нашел у берегов Байкала семьи потомков военнопленных 1849 года, которые свято чтили память о Петёфи, ухаживали за его могилой и рассказывали много интересных подробностей о сибирском периоде жизни поэта-революционера.

Тогда же в одной из венских газет было опубликовано сообщение, что «в какой-то сибирской деревушке найдены документы, по которым выходит, что во второй половине прошлого века там проживал венгерский изгнанник, звавшийся Шандор Петрович и умерший в 1864 году».

Баргузин

Но венгерские авторы, пишущие о Шандоре Петёфи, не брали во внимание вышеуказанные свидетельства очевидцев о пребывании поэта в Сибири, поскольку, как писала в 1940 году газета «Мадьяршаг», «достоверность этих рассказов из-за дальности проверить нельзя».

«Тем не менее, журналист из города Мукачево В. В. Пагиря и его помощники - кандидат исторических наук 3. А. Пашкуй и учитель-пенсионер М.Парлага - обратились в редакцию журнала «Байкал» с просьбой найти в Бурятии городишко Илисунск и могилу Шандора Петёфи на местном кладбище. Редакция журнала поручила своим авторам поиск загадочного Илисунска и сибирских материалов о возможном пребывании Шандора Петёфи на берегах Байкала. Исследования привели краеведов в Баргузин…» (ж.Байкал, 1985, № 3, с. 144).

Итак, пленив поэта во второй половине XIX века, русские привезли его в Баргузин. За подтверждением этого в 1987 году на поиски следов поэта приезжала венгерская экспедиция.

Бурятские потомки

Предание о пребывании Шандора Петёфи в Курумкане я слышал от профессора БГУ Цыдыпа Доржиева, главы поселения Арзгун Тараса Евреева, являющихся предполагаемыми бурятскими потомками венгерского поэта. А на встрече историю своего рода поведала Цыпылма Батуева.

Во время ссылки Шандор Петёфи поехал вверх по долине. Вероятно, с исследовательскими целями. Он приехал в Верхний Баргузин, который сейчас называется Курумкан. Но по дороге здоровье у него резко ухудшилось, и он остановился у некоего Паасэн Базара. Это был богач из Дырена, который переправил Петёфи на левобережье Баргузина.

Буряты выходили его, и он стал помогать по хозяйству, в том числе пас овец. А у хозяев была дочь, юная и не замужем. И понятно, дело молодое, вскоре девушка забеременела от Шандора. В это время власти на местах спохватились и начали искать ссыльного венгра и нашли его у бурят. Он должен был вернуться на постоянное место ссылки, а перед отъездом попросил, что если родится мальчик, назвать его Петром, а если девочка, то Екатериной.

Родился мальчик, и его назвали Петром, на бурятский лад – Петрушхэ. Сына Петра назвали Евреем, в честь семейного друга еврея. От Еврея пошли его дети, родилась дочь Евдокия, на бурятский лад Духэн. В конце 80-х годов в Баргузин на поиски следов пребывания поэта приезжали венгры. В то время бабушка Евдокия Евреевна была жива, но поскольку все знали ее как Духэн, то они не идентифицировали её. Но нужно сказать, что в то время потомки Петёфи не были расположены афишировать своё происхождение. Они скрывали это, наученные горьким опытом репрессий.

Вновь этот вопрос возник после того, как в Баргузине начались активные поиски останков Шандора Петёфи с целью перезахоронения в Венгрии. Те, кто этим занимался, знали, безусловно, что в Бурятии у него остались потомки.

Ещё один аргумент в пользу этой версии: во многих предполагаемых потомках Петёфи видно присутствие европейской крови: нос, глаза, овал лица и прочее. В Баргузин и Курумкан приезжала делегация Всемирной ассоциации венгров. В том месте, где он жил, было решено открыть музей. Или же установить его бронзовый бюст в Баргузине или в Курумкане. Но пока дело застопорилось…

Русские потомки

- Полиция забрала Петёфи у бурят в Угнасае и поселила его в Баргузине у Анны Кузнецовой, дочери почтмейстера, - рассказал Алексей Тиваненко. - Он стал жить с ней в незарегистрированном церковью браке, поскольку не был православным. И даже, завидев местного попа, запирался от него, за что тот его невзлюбил. Анна Ивановна Кузнецова родила ему сына Александра. Повзрослев, он покинул Баргузин. У Александра родились сын Иван и дочери. Иван затем вернулся в Баргузин и умер несколько лет назад. А дочери время от времени наведывались на родину.

По словам исследователя, русские потомки поэта есть, они живут в России и здравствуют. Генетический анализ ДНК русских и бурятских потомков показал их родство, а фотографии – внешнее сходство с портретом Петёфи на дагерротипе.

- Всё это позволило Институту Европы РАН в Москве поддержать версию о баргузинском периоде жизни великого венгерского поэта, - убеждён Алексей Тиваненко.

Политика и жизнь

Анита Хедьи сообщила, что официально её страна не признаёт факта пребывания Шандора Петёфи здесь. Но тем не менее, она совершила визит в Баргузинский район. По мнению Тиваненко, вероятно, во всём этом деле присутствует изрядная доля политики. Безотносительно неё, удивительная и в то же время самая обыкновенная история венгерского поэта и его возлюбленных баргузинских девушек продолжается в их многочисленных потомках.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев