Ниигэм 8 jul 2021 603

​С песней по Селенге

Для современного поколения молодых людей судоходство на главной водной артерии республики представляется чем-то далёким и нереальным. Они не видели на ней больших судов, барж, речных трамвайчиков и плотов. Не видели оживлённого причала и отвыкли от вида полноводной и величавой Селенги. Маловодный период длился около двадцати лет, начиная с последнего катастрофического наводнения 1998 года. Только прошлым и нынешним летом она наполнилась водой до краёв и даже появилась угроза наводнения…

Вглубь веков

Между тем, судоходство на Селенге сыграло большую роль в освоении этой окраины империи, а затем в период индустриализации, послевоенного периода и вплоть до развала СССР. Еще до прихода русских местное население использовало реки в транспортных целях. Тогда буряты и тунгусы использовали плоты и долблёнки. Долблёнки выдалбливали из больших стволов дерева и ходили на них по рекам и Байкалу. Есть предание о том, как один бурят искал отца. Сделав долблёнку (онгосо) он переплыл Байкал и по Ангаре доплыл до Бохана и Осы, где и нашел отца.

«Из-за острова на стрежень…»

Согласно историческим данным, первый поход русских казаков по Селенге прошёл в 1647 году. Для этого приказчик Баргузинского острога Самойлов выделил казачьему отряду одно ветхое судно, пуд свинца, полпуда пороха, 40 пушечных ядер и две малые пушки. Двигаясь вверх по реке, русские основывали остроги – Селенгинский, затем Удинский, который позднее стал Верхнеудинском, на месте впадения Уды в Селенгу. Это был стратегически важный водный путь, обеспечивший продвижение на восток по Селенге и её притокам, Чикою и Уде.

С освоением Забайкалья реки стали использоваться ещё более интенсивно и русские оценили возможности Селенги: «… вплоть до границы Китая судоходна и представляет удобный водный путь от Байкала до Верхнеудинска и Кяхты. Порогов на реке нет, препятствием же судоходству служит извилистость фарватера. Препятствием являются также мелкие бары в устье реки. Вскрытие Селенги обыкновенно происходит в апреле, а замерзает в конце октября или в самых первых числах ноября. Таким образом, Селенга остаётся открытой в среднем ежегодно более 6 месяцев…». Судоходной является и река Чикой – «…235 верст своего течения. Судоходство на Хилке не существует, но плоты идут на значительном протяжении…» (Азиатская Россия, 1914, с..490). В устье Селенга разделяется на множество рукавов, образуя огромную дельту, где можно было очень запросто потеряться. Здесь путь к Байкалу проходил по рукаву Харауз, до Усть-Селенгинской пароходной пристани.

Первые пароходы

Сначала судоходство осуществлялось на деревянных гребных суднах, сплавлявшихся по течению. В начале XVIII века действовал Высочайший указ от 3 декабря 1723 года, «…. чтобы всем частным судохозяевам на строение судов вырубки леса не запрещать…».

Строили транспортные суда длиной от 8 до 12 саж., и шириной до 2 до 3 1/4 саж., и досчаники (дощаники, паузки (павозки)) – от 6 до 8 саж., и шириной от 5 до 6 аршин (Ведерник.com).

Первые пароходы появились в 1868 году, а первые рейсы по реке доходили до слободы УстьКяхта, а впоследствии до пристани Билютая. А в 1881 году судовладельцы организовали Кяхтинское пароходное товарищество и движение стало регулярным. Перевозили грузы и на плотах, на которых ставили балаганы под хлеб, овощи, водку и другие товары.

Контрабанда из Китая

Тогда же действовал великий Чайный путь, значение которого упало не сразу, а постепенно. И даже с его окончательным падением, торговое значение Кяхты и транспортных путей от неё в Верхнеудинск и далее в Россию оставалось большим.

Кроме чая из Китая везли ткани, фарфор, драгоценные камни и металлы, сахарледенец (петушки на палочке называли тогда «китайскими»). Вот, например, что сообщает криминальная хроника газеты «Бурят-Монгольская правда» за 1923 год: «Во время последнего рейса парохода «Кооператор» таможенники произвели внезапный осмотр пассажиров. Несмотря на то, что часть товаров успели выбросить за борт, удалось задержать контрабанды на сумму 2220 рублей золотом».

Водный путь, а не только уже построенная тогда железная дорога из Маньчжурии, служил продвижению как легального груза, так и нелегального потока контрабанды. А река Селенга являлась естественным путем для транзита китайских грузов. Она была удобной для сплава вниз с небольшими грузами и частью вверх и была судоходной на всем своем протяжении до Байкала. Для сплава использовались и ее притоки – Чикой и Хилок.

«На теплоходе музыка играет….»

Наивысший расцвет судоходство на Селенге пережило во времена СССР. Река была оживленной транспортной артерией, а улан-удэнский речной порт процветал. Речники имели свой клуб, детский сад, другие учреждения соцкультбыта. Рейсы вверх и вниз по реке продолжались для матросов по несколько дней. Ходили речные трамвайчики, пассажирские теплоходы, корабли на подводных крыльях - знаменитые «Ракеты».

Коллега Николай Бадмаринчинов вспоминает: «Впервые я попал в УланУдэ полутора лет от роду, 73 года назад, на пароходе, курсировавшем от УланУдэ до Усть-Кяхты. По Селенге днем и ночью ходили колесные пароходы, тянувшие длинные баржи. Ежедневно ходили бакенщики, которые проверяли, горят ли бакены. В начале 1980-х, на теплоходе с семьей поплыли в гости в Новоселенгинск.

«Очень хороший был теплоход с комфортным салоном, где был даже буфет и играла музыка».

«Майна!», «Вира!»

На баржах и танкерах по реке перевозили зерно, скот, нефтепродукты, стройматериалы, технику и прочее. «Мой родительский дом находится недалеко от пристани в Усть-Кяхте, - говорит Александр Фарфутдинов. - Баржи грузились у нас зерном. Для нас, ребятишек, приход катеров был тогда настоящим праздником». В то время на баржах перевозили по много тонн грузов. Это был самый дешевый вид транспорта, на машинах перевозить было дороже. Да и продукции было намного больше, особенно сельскохозяйственной.

Как вспоминает Содном Содномов: «Катера с баржами поднимались вверх по Чикою до моста бывшей деревни Русские Мурочи. Но главным образом, загружались зерном с хлебоприемного пункта в Харлуне. Это ниже по течению Чикоя».

Из Монголии на УланУдэнский мясокомбинат скот вывозили на баржах. И хотя Монголия была дружественной нам страной, надзор за границей осуществлялся строго, в том числе на сторожевых катерах Кяхтинского погранотряда.

«Полундра!»

Активная навигация на Селенге оборвалась быстро и неожиданно. Перестройка, развал СССР и лихие 90-е погубили отрасль. Суда состарились, а судостроительный завод в Улан-Удэ закрылся. Бывший Глава Бурятии Вячеслав Наговицын называл причины, тормозящие судоходство. Селенга (включая ее дельту) входит в перечень водных объектов рыбохозяйственного значения, на которых в период нереста рыбы запрещается использование маломерных судов с момента таяния льда до 1 июля и с 15 августа до ледостава. Разрешенный период судоходства составляет всего полтора месяца. А после распада СССР речные суда были отданы в Иркутскую область. Отсутствует и береговая инфраструктура, обеспечивающая безопасное обслуживание пассажиров.

«Свистать всех наверх!»

Но самое главное: должны появиться желающие приобрести, содержать водные суда и нести другие сопутствующие расходы. И такие люди появились. В Улан-Удэ второй год организуются речные прогулки. Маршрут недолгий от причала на набережной и до Поселья, откуда открывается живописный вид на столицу республики. На Селенге снова зазвучал корабельный гудок! Это только начало…?

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ​