Ниигэм 8 dec 2021 2221

Как и почему хори-буряты покинули свою родину Наян-Наваа в Ираке

Редактор газеты «Угай зам» опровергает версию маститого ученого.

С лета прошлого года у нас продолжается дискуссия по поводу нашумевшей статьи д.и.н. Булата Зорик­туева «Наян Наваа и проблема этногенеза бурят­ской племенной общности хори» (журнал «Научный диа­лог» № 5, 2020 г.). В ней впервые в качестве прародины хори-бурят Наян Наваа указывается местность Цайдам на террито­рии Китая. У версии Булата Зориктуева нашлось немало как противников, так и сторонников. Сегодня мы пред­ставляем мнение главного редактора газеты «Угай зам» Владимира Цыбикдоржиева.

В 2000 г. писатель Цыден-Жап Жимбиев в газете «Бурятия» обратил­ся к читателям с просьбой высказаться о легендарной песне хори-бурят, посвя­щенной их древней праро­дине Наян Наваа, «которая должна быть найдена, об­ретена и построена нами, тобою и мною». На его при­зыв откликнулись ученые и краеведы Бурятии, Вну­тренней Монголии Китая и Монголии.

Сам Ц. Жимбиев скло­нялся к южной стороне расположения Наян Наваа, но в то же время не прочь был согласиться с Ц. Доржиным о её нахождении в Месопотамии. Профессор БГУ, д.филол.н. Д.-Н. До­ржиев писал, что на мест­ностях под названием Наян Наваа, между Тибетом и Монголией, располагаются 80 перевалов, откуда сте­кают 80 ручьев и втекают в реку Бада. На их северных склонах лежат высокие горы с главной вершиной Ёго. Обитавшие в этом краю хо­ри-буряты, снявшись с Наян Наваа, переплыв реку Заян, пройдя перевал Наян, спу­стившись вниз по реке Бада, оставляя родной край, пели грустную песню о Наян Нава и Байдан Ёго. Уходя от род­ного края все дальше, стали подданными Буянто Сэсэн хана. Здесь явная неувязка. Ведь упомянутый хан жил во второй половине ХVI века! А по более достоверным источникам хоринцы ушли из Наян Наваа в VIII-IХ вв. в Прибайкалье.

Монгольский академик Н. Ням-Осор, опираясь на труды исследователя на­родных песен Ж. Бадамда­ша, ученых С. Дугарова из Бурятии, Б. Давадагба из Внутренней Монголии и Т. Галсана из Монголии, сооб­щает, что «песню Заян Наваа пели ещё в раннем средне­вековье». По рассказам ста­рых людей ученые пришли к выводу, что этнонимы «Бада Ёго», «Наян Наваа» относятся к местностям, находящимся к северу от «Амдо».Одна­ко он тут же противоречит себе: «песня, которую поют хори-буряты в течение ХХ столетия, сочинена 2100 лет назад». Откуда взят та­кой период? Рассмотрев и объединив все выводы ис­следователей, академик за­мечает, что «представители бурятского народа в начале нашей эры жили в предго­рьях «Тэнгэри уулы» и оста­вив прародину Заян Наваа две тысячи лет назад (вновь повтор этой неправдопо­добной цифры!-В.Ц.), устре­мились мимо Хүхэ нуураа к исконно монгольскому краю возле Байкала. Потомками тех бурят являются именно хори-буряты».

Краевед из Монголии Б. Шагдаржав полагает, что песня Наян Наваа появи­лась в начале ХХ в. Это вре­мя русско-японской, первой мировой и гражданской войн, репрессий и коллек­тивизации, что заставило хори-бурят искать более безопасные места обитания, собственные мысли и грезы обратить в мелодию песни «Наян Наваа». В то же время Б. Шагдаржав предполагает, что Наян Наваа распола­гается в районе Большого Гималая, или гор Тэнгэри и Сумеру.

Б. Давадагба из Хүхэ-Хото, Внутренняя Монголия КНР, ссылаясь на предания, пишет, что «местности с на­званиями Бада(н), Ёго(н), Зая(н), Наб(а) располагают­ся севернее Амдо в районе озера Кукунор. Упоминае­мые в исторических песнях топонимы оказываются названиями современных бурятских улусов. Исследо­ватель подытоживает, что ис­токи песни Наян Наваа идут от бурят, вышедших из Амдо в VII-VIII веках, что ближе к истине.

Шэнэхэнская бурятка Батожаргалай Сэрсэгма, будучи ребенком, оказалась в Китае и кочевала с сороди­чами по бескрайним степям в поисках легендарной пра­родины. Ничего похожего воспеваемой в песне Наян Наваа они там не нашли. «Оставив затею переселить­ся в эти места, вернулись тем же путем обратно, что и уходили в поисках прекрас­ной прародины».

Таким образом, вышеназ­ванные исследователи, про­фессионально не занимав­шиеся историей хори-бурят, в своих трудах прародину хори-бурят единодушно выводят с южной стороны Китая. Однако время их ис­хода оттуда и направление, куда они ушли, в их работах сильно разнятся. Их статьи были опубликованы до по­явления в газете «Угай зам» («Путь предков») труда Ц.Ц. Доржина о Наян Наваа с позиции исторической гео­графии с совершенно иной интерпретацией её место­нахождения. Он подробно описывает поход внука Чингисхана Хулагу в юго-западном направлении и создании им в Верхней Ме­сопотамии улуса хулагуидов («ильханов»), его созидатель­ные усилия по обустройству своего государства. Цыбик­жап Цыдыпович пишет, что «монголы наиболее удоб­ным районом для своих ко­чевий (и по стратегическому положению, и по природно- климатическим условиям) выбрали верхнемесопотам­скую провинцию Наи Нава (Наян Нава), предгорную возвышенность с хорошими и обширными пастбищами по берегам реки Тигра, его притоков Большой Заб и Ма­лый Заб». Но существовали ли до монгольского наше­ствия провинция Наи Нава и названия притоков Тигра Большой и Малый Заб? Об этом чуть позже.

В прошлом году в жур­нале «Научный диалог» опубликовано научное ис­следование доктора истори­ческих наук Б.Р. Зориктуева о проблеме этногенеза пле­менной общности хори. Се­годня он является, пожалуй, единственным бурятским ученым, длительное время занимающимся историей хори-бурят с начального эта­па их этнической истории. Вряд ли кто опровергнет его утверждение, опираю­щегося на ранние варианты хоринских легенд в соче­тании с данными разных источников, что «прилегаю­щая к Садамтын Саган-нуру территория в ареале Амдо была древней прародиной хоринцев, оставшаяся в их памяти как Наян Нава». Именно им выяснено, что «на рубеже I-II тыс. н.э. хо­ринцы, оставив Наян Нава, ушли к Байкалу».

Далее Б.Р. Зориктуев от­мечает, что «топоним Наян Нава, к большому сожале­нию, для Цайдама давно и безвозвратно утерян». Мно­гочисленным научным экс­педициям ХIХ - начала ХХ ве­ков, не единожды заходив­шим в Цайдам, никогда не встречалось название Наян Нава, также как и бурятским эмигрантам, ушедшим в Ки­тай. Видимо, вскоре после ухода хоринцев к Байкалу произошло переименова­ние мест их обитания. Со временем название Наян Нава начисто стерлось из памяти людей. «Что касается хоринцев, то они принесли к Байкалу первоначальное название своей бывшей родины Наян Нава». Это весьма важное замечание маститого ученого!

Б.Р. Зориктуев обратил особое внимание на публи­кацию статьи Ц.Ц. Доржина и с учетом важности во­проса о Наян Нава в деле изучения этногенеза хори рассмотрел её отдельно. Он воздает должное автору, что Доржин изданием своей работы напомнил всем, кто профессионально занима­ется наукой или имеет к ней простой любительский инте­рес, что «существует крайне актуальная и насущная тема прародины хори».

Булат Раднаевич, кри­тикуя Доржина, указывает, «все его ошибки изначаль­но были предрешены тем, что неверно трактовал и использовал понятие пра­родина». В «Википедии» содержится развернутое определение слова праро­дины: «отечество родона­чальников рода, племени, этноса; первоначальное древнейшее место обита­ния рода». Но Цыбикжап Цыдыпович вообще не на­зывает провинцию Наи Нава прародиной хори-бурят. Он утверждает, что «за полтора- два столетия 6-9 поколений хоринцев рождались, жили, похоронены в крае Наи Нава, то получается, что об­ласть Наи Нава была роди­ной (не прародиной! –В.Ц.) не только уходящих оттуда людей, но и их предков». В этом вопросе с ним согласен писатель В.Г. Митыпов в сво­ем историческом эссе «Ме­сопотамская одиссея бурят», навеянной ему публикацией Ц.Ц. Доржина. Эссе было опубликовано в газете «Угай зам». Смею сказать, что оба автора - хори-буряты и мои хорошие друзья и в личных беседах, помнится, считали настоящей прародиной со­племенников юг Китая.

Теперь другое, самое интересное. Б.Р. Зорикту­ев пишет, что по Доржину «забайкальскому племени хори, включенному в воен­ную экспедицию Хулагу, по прибытию в регион для по­стоянной дислокации была отведена территория между реками Тигр и Евфрат. Хо­ринцы в ходе освоения на­звали её Наи Нава». Однако в тексте статьи Ц.Доржина нет ни слова о переимено­вании ими местности. Сам Булат Раднаевич продолжа­ет: «из заслуживающего до­верия источников известно, что имя Наинава образова­но от слова Ниневия, назва­ния столицы Ассирийского государства, существовав­шего на территории Север­ного Ирака в VIII-VII вв. до н. э., на левом берегу Тигра на холмах Куюнджик». Мы прошлись по указанным им источникам.

Оказывается, Ниневия известна как поселение, на­чиная с середины 3-го тыся­челетия до н.э. В 612 году до н. э. Ниневия была разруше­на объединенным войском вавилонян, мидян и скифов. И в Персидской империи Ахеменидов, уже в дни гре­ческих историков Ктесия и Геродота (V в. до н. э.), Ни­невия была обезлюдившей, и люди не знали, что это за город. Имя Ниневии не упоминается и во времена римлян, основавших здесь военную колонию, не говоря уж о возникновении обла­сти Наинава. И в свободной энциклопедии Википедии нет ни слова об образова­нии имени Наинава от Ни­невии…

При династии царей древне-персидской державы Ахеменидов (558-330 годы до н. э.) их государство было разделено на 10 военно- административных округов (сатрапии), но и здесь отсутствует даже намек на Наинава. Так и при Ахейском союзе в 280-146 гг. до н.э. Гораздо позже на холмах Ниневии возникло поселение Куянджик. В последующих в Месопотамии государствах и царствах уже нашей эры вплоть до образования монгольского ханства ильханов мной не обнаружено название региона Наинава.

О некоторых нестыковках в работе Б.Р. Зориктуева интуитивно почувствовал председатель Агинского общественного Клуба краеведов «Алтан жаса» Базаржаб Батомункин. Хотя он прекрасно знает, что хоринцы были пришельцами Предбайкалья и явились туда с юга Китая, почему- то не принимает версию ученого о прародине хоринцев, акцентируя свое внимание на Месопотамию. Что касается о каком- то участии хори-бурят в завоевательных походах Хулагу-хана в юго-западном направлении, то я с ним солидарен.

Как известно, хори-буряты не стремились войти в состав Монгольской империи Чингисхана, не поддерживали его усилии по его образованию. Даже в Саянских горах устроили засаду монголам, убили его названного брата Борохула, воспитанника его матери Оэлун. Чингисхан в ярости собрался сам идти покорять хоринцев. Другой монгольский военачальник, внезапно прибыв в Ольхон в 1207 г., пленил беззаботно пирующих хори-бурят. Обычно Чингисхан, присоединив племя или род, разделял их и заселял в разных концах империи. Но по древним обычаям монголов не было принято круто обращаться с родственниками по материнской линии (нагасанар). Единственная сестра 11 сыновей Хоридоя мэргэна Алан гуа, предок в десятом поколении Чингисхана по восходящей линии и свято почитаемая чингисидами память о ней, защитила хоринцев от разгрома. Чингисхан поступил мудро. Вдову руководителя племени хори Ботогой-таргун выдал замуж за своего союзника предводителя ойратов Худуки и весь хоринский народ приказал переселить в его владения на западной стороне Монголии. Непокорные хори изредка совершали бегство оттуда и возвращались на прежние места обитания. Видимо, сегодняшние немногочисленные галзуты, шарайты, гучиты в Иркутской области являются их потомками.

Во второй половине ХIII века внуки Чингисхана расширили его империю. Хубилай основал Юаньскую империю в Китае, а его младший брат Хулагу завоевал Месопотамию. Для закрепления завоеваний нужны людские ресурсы, а их было мало. Выход виделся в том, чтобы опереться на мощный слой родственных племен, не разбрасываясь коренными монголами, число которых за десятилетия войн изрядно поубавилось. Здесь наступил черед хоринцев, не участвовавших в походах Хубилая и Хулагу. Я полагаю, что они обошлись с хоринцами гуманно, по-братски разделили их. Бурятские летописи живописуют, что во второй половине ХIII в. Хубилай призвал хоринцев к себе и заселил их до полуострова Ляодун. А другая часть хоринского племени отправилась в Месопотамию.

По-моему предположению, именно эта часть хоринцев Предбайкалья, осевшая по берегам Тигра и не забывшая, по словам Б.Р. Зориктуева, древнюю прародину Наян Нава в Амдо, в её честь назвала новый край своего обитания Наинавой. Безуспешно искавшим прародину Наян Нава в регионе Амдо бурятским эмигрантам и иже с ними ученому миру остается только искренне посочувствовать.

В топонимике Амдо (Китай) и Наи Нава (Ирак) неоднократно встречаются похожие названия как Ная (Ная Нава), Нау, Бада (Бада Ёго), Хор, Заян Заба (Заяла) и вообще монгольский пласт в топонимике двух регионов, по мнению исследователей, довольно большой. Их совпадение и созвучие с названиями из хоринских преданий и песни о Наян Нава не случайное. Вызывает живой интерес сходство в названиях притоков Тигра Большой Заб и Малый Заб с речками Большой и Малый Заба на Ольхоне, родине хоринцев, и время, и первенство появления данных топонимов.

Причиной ухода хоринцев из Наи Нава на историческую родину стала угроза ассимиляции. Предполагается, что хоринцы распрощались с берегами Тигра и Евфрата в самом начале ХVI в. Путь их был долгим и трудным, не сравним с их исходом из Амдо в VIII в. Им пришлось преодолеть сотни горных перевалов и переплавляться через бурные реки, отражать нападения разных племен. Дорога из Кукунора хоринцам издавна была известна и не с таким множеством препятствий. Поэтому описание в хоринских преданиях дальности и трудности пути отражает, на мой взгляд, стезю из Ирака. Ц.Доржин в статье приводит ряд серьезных доводов в пользу своей версии. Вообще бурятские летописи и предания отличаются правдивостью и точностью фактов, отсутствием всякого рода домыслов. В предании сказано, что хори-буряты в Юго-Западной Монголии (в стороне Алтайских гор) встретились с сородичами. Можно предположить, что этими соплеменниками могли быть часть хоринцев, ушедших из Наи Навы ещё раньше, или потомки хоринцев, призванные в ХIII в. Хубилай ханом в Юаньскую империю. Важный момент, предание гласит, что выходцы из Наи Нава в конце пути направились в сторону Кукунора, а не в Предбайкалье.

Как полагает Ц. Доржин, во второй половине ХVI в. (называется дата 1580 г.) хо­ринцы все ещё мыкались на южных окраинах монголь­ского мира. Эти беженцы, оказавшиеся в положении бесправных бедных род­ственников, кочевали где-то в Ордосе, на берегах Хуанхэ. Видимо, иракские хоринцы незамедлительно соеди­нились с соплеменниками, потомками тех, которых при­влек в Китай Хубилай хан. Конечно, они поделились с ними рассказами о благо­датной земле в Месопота­мии, пели песню о Наян Нава. Еще не факт, что эта легендарная песня появи­лась после исхода хори из Амдо, а не из Наи Нава.

Мы достоверно знаем, что в начале ХVII в. хоринцы во главе с Бальжин хатун ушли из Китая в агинские степи. Преследования китайско-маньчжурских войск, монгольских князей, стычки с местными эвенками вынудили их двинуться на запад, перейти Байкал и вернуться на старую родину. Но здесь русские пришельцы уже заняли плодородные земли. Сохранился ответ местных бурят на просьбу вновь приехавших: «… помним, что вы жили здесь. Но сейчас-то земли нет». Помыкавшись лет 15-20, хоринцы вернулись назад, обосновались в Итанцинском остроге, а затем постепенно расселились по современным местам проживания.

Д.филол.н. профессор Забайкальского государственного университета Р.Г. Жамсаранова пишет, что «нет и невозможно найти какие-либо документы о месопотамской прародине (опять прародина.- В.Ц.) хори-бурят». Тут следует сказать, Ц.Ц. Доржин сожалеет, что «в историографиях стран Центральной Азии и Ближнего Востока имеется значительная информация о монгольских периодах их истории». Нужные сведения, написанные по- персидски, разбросаны по многочисленным источникам по истории Ирана, Ирака, Афганистана, Северо- Западной Индии. Они ещё полностью не собраны, не систематизированы и не изучены. Есть ещё поле деятельности для будущих дотошных бурятских исследователей.

Раиса Гынденбаловна не может представить, что за 300 с лишним лет скитаний хори не утратили бы свой язык, не растворились и не ассимилировались. Однако хори-буряты, прожившие в Китае и Ираке более трех веков со времен Хубилай и Хулагу ханов, вернулись на прежнее место обитания со своим языком. Язык свой они пронесли через все непростые века второго тысячелетия, сохранив даже его особенности (например, звука «h»). Сегодня хоринский диалект является литературным языком бурятского народа. Я глубоко уверен и надеюсь, что буряты на своей земле не растворятся, не ассимилируются и не потеряют дар предков, родной материнский язык.

Размышления о Наян Нава заканчиваю словами писателя В. Митыпова: «хоринцы были людьми, которые повидали мир и обрели неоценимый опыт общения с другими народами, чьи обычаи и нравы, уклад жизни порой совпадали, а порой разительно отличались от их собственных. В какой-то мере они соприкоснулись с персидской и китайской цивилизацией. Пережитое и увиденное позволило им глубоко проникнуться пониманием преимущества сильной централизованной власти перед безвластием». Лучше не скажешь! Может, именно это было тем сакральным знанием бурят при их добровольном вхождении в состав российского государства в 1659 году, отправке делегации хори-бурят в Москву к Петру I в 1703 г.

Таково восприятие опу­бликованных материалов по Наян Нава рядовым чита­телем и его умозаключения по ним.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ