Главная / Новости /Авторская колонка Алдара Бадмаева / ​Мегапроекты – путь бурятской экономики к подлинному успеху

​Мегапроекты – путь бурятской экономики к подлинному успеху

29-03-2017

Вполне понятно, что для до­стижения осяза­емых результатов врио главы Бурятии нужны быстрые и гаранти­рованно успешные дела. Такие как: «дорожные» деньги, амбулатории, клубы, кредиты для АО «Молоко» и т. д. Этого от него требует ситуация и люди, занимающиеся формирова­нием его положительного имиджа накануне сентябрьских выборов. Всё это очевидно и логично.

Сформировать мегапроект

Но гонку за такого рода мини-успехами можно сравнить со стрель­бой из пушек по воробьям. Шума много, как и зрительного эффекта, но выхлоп для экономики, в сухом остат­ке, незначительный. Экономику даже такого небольшого региона, как Бу­рятия, такого рода «достижениями» не развернешь и бюджет ими не на­полнишь. Особенно на долгосрочную перспективу.

Другое дело - реально крупные проекты. Там, где цена вопроса - де­сятки и сотни миллиардов рублей, а то и долларов. И где выхлоп для ре­спублики уже солидный, которым не грех и похвастать перед бывшими коллегами в Москве и отчитаться пе­ред руководством страны.

Но такие проекты на дороге не валяются. Их нужно находить как зо­лотые жилы, зная, где они находятся, и терпеливо разрабатывать их, по­нимая, что крупную рыбу нужно и ловить основательно, не разовым на­скоком.

Все такие проекты потенциально интересные на российском и даже международном уровне лежат в об­ластях стратегических преимуществ Бурятии, где мы имеем так называе­мые «жесткие» факторы конкуренто­способности. К ним, в частности, мож­но отнести: Байкал; выгоднейшее географическое, транспортное рас­положение республики; природные ресурсы, в том числе рекреационные; человеческий потенциал; и, наконец, элементы, оставшиеся от советской еще высокосложной промышленно­сти (УУАЗ, УУАПО, ЛВРЗ, УУСтальмост и т.д.).

В рамках каждого из таких направ­лений можно сформировать нечто вроде мегапроекта, который включал бы в себя в качестве составных частей более мелкие и кратко- и среднесроч­ные проекты более низких уровней. Такой проект нельзя путать с Кон­цепцией или Стратегией. Это разные вещи.

В качестве примера таких мега-проектов можно привести Олимпий­ские игры. Их организация предпо­лагает множество различного рода проектов (строительство стадионов, прочих спортивных сооружений, под­готовку инфраструктуры, гостиниц, ресторанов, вокзалов, организация транспортных коммуникаций, свя­зи и т.д.). Каждый из этих проектов предполагает различных участни­ков, в том числе и иностранных, от­дельные ресурсы, организацию и управление. Но все они происходят под единой «крышей». Не было бы Олимпийских игр - и их бы не было в принципе.

Что мы потеряли

Исторически в Бурятии развива­лись следующие структурообразую­щие комплексы не только региональ­ной, но и всесоюзной специализации экономики:

  • производство строительных материалов и конструкций (Стекло­завод; Керамический завод; ЖБИ-1,2; ДСК-1,2; УУСтальмост, Тимлюйце­мент, ТимлюйАЦИ и т.д.);
  • сложное машиностроение, вклю­чая авиастроение (УУАЗ; УУАПО; ЛВРЗ; вертолетный завод; моторо­строительный завод; ЗАС; Радиоза­вод; Теплоприбор; Электромашина; Эмальпосуда; Судостроительный за­вод; Бурятфермаш и т.д.);
  • пищепереработка (БМП; БХП; Амта; Макбур; Заудинский мельком­бинат; Улан-Удэнская птицефабрика, свинокомплексы «Николаевский», «Восточно-Сибирский» и т.д.);
  • легкая промышленность (УУТСМ; Фабрика верхнего трико­тажа; фабрика «Туяна»; Чикойский кожевенный завод; фабрика Наран и т.д.);
  • транспортные транзитные услу­ги (вспомним «Чайный путь»!);
  • туризм;
  • лесопереработка (Селенгинский ЦКК, БМДК и т.д.);
  • горнорудная промышленность (уголь, вольфрам, молибден, золото, уран, нефрит и т.д.).

В постсоветский период мы фак­тически потеряли почти всё произ­водство строительных материалов, почти всю легкую промышленность, многое из пищевки, горнорудной промышленности. Многое, видимо, уже безвозвратно...

В свою бытность, в начале 90-х годов, Владимир Саганов пытался сформировать по типу вертикаль­ных концернов также всю энергети­ку (Бурятэнерго), золотодобычу (Бу­рятзолото), поставки газа (Бурятгаз), лесопереработку (Забайкаллес), оп­товую торговлю в форме биржи (МТД «Ариг Ус»). Аналогичные структуры в таких республиках, как Татарстан, Башкирия, Якутия, живы и поныне. Они составляют ядро региональных экономик. Но у нас в Бурятии эти структуры подверглись дезинтегра­ции. Хотя какие-то из отраслей и ком­плексов очевидно можно возродить в будущем.

Помимо этого, в результате приватизации местными властями был фактически утерян контроль над развитием целого ряда ключевых предприятий республики, таких, как Улан-Удэнский авиазавод и т.д. Как следствие этого возникло расхожде­ние интересов новых собственников в лице крупных российских корпора­ций и республики.

Чем «зацепить» туристов?

Зато после распада СССР Бурятия получила импульс в области развития туризма и транзитных транспортных услуг. Открытие ранее недоступно­го для иностранцев города дало нам принципиально новые возможности. К нам хлынул поток туристов на Бай­кал, и не только. К сожалению, пока мы не можем их ничем зацепить, кро­ме как кавалерийскими выездами на необорудованный берег Байкала, в Иволгинский дацан, Тарбагатай и Ацагат. Нет у нас ни нормальных туа­летов, ни транспортной доступности, как у Иркутска, ни серьезных тури­стических изюминок.

Также стоит заметить, что Улан-Удэ, в силу уникальной розы ветров, рассматривается в качестве одного из перспективных мест для орга­низации международного авиаци­онного хаба для кроссполярных и трансконтинентальных полетов из Азии в Европу и Америку. Экономия на затратах для авиакомпаний при полетах с дозаправкой через нашу территорию достигает 30%. Имен­но этим объясняется такой интерес разного рода спекулянтов к нашему аэропорту.

Крупных проектов немало

Некоторые из перечисленных на­правлений при внимательном рас­смотрении, по сути, представляют собой целостные мегапроекты, име­ющие внутренние связи, иерархию, логику кооперации и интеграцион­ные механизмы. К ним относятся, прежде всего: сложное машинострое­ние на базе авиастроения; транспорт­ные услуги, включая организацию мультимодального транспортного узла в рамках международного транс­портного коридора на территории Бурятии; туризм. Каждый из этих мегапроектов имеет реальные пре­имущества как на российском, так и на международном уровне, опираясь на уникальные особенности матери­ального и человеческого потенциала республики.

Особняком стоит некоммерческий проект сохранения озера Байкал, имеющий, без всякого сомнения, вы­сочайший международный уровень. Но в плане его организации, управле­ния, продвижения и финансирования он во многом схож с сугубо экономи­ческими проектами.

Все эти проекты содержат в себе целый ряд средних и малых проектов, механизм внутренней интеграции, субконтрактации в рамках единого воспроизводственного цикла с полу­чением конечного продукта миро­вого уровня. Масштаб инвестиций в такого рода проекты составляет де­сятки и сотни миллиардов рублей. Но механизм их привлечения и освоения дифференцирован, включает в себя управление различными проектами с разными сроками возвратности вло­женных средств и окупаемости.

Среди разнородных и разноуров­невых проектов выделяются ключе­вые базисные структурообразующие проекты, такие, как, например, Улан-Удэнский авиазавод в авиастроении. Или мультимодальный транспорт­ный узел в Улан-Удэ для междуна­родного транспортного проекта. Или очистные сооружения для проекта по Байкалу. Где есть такие сооруже­ния, мощности по сбору, переработке и утилизации человеческих отходов, там возможно развитие туризма, про­чих отраслей экономики, социальной сферы. В привязке к очистным и в пределах их мощностей. В противном случае всех ждет участь Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

Нельзя голословно утверждать, что такие проекты будут окупать­ся десятилетиями. Какие-то из вхо­дящих в такой мегапроект – да. Но какие-то могут дать быстрый эффект уже на самых ранних стадиях его ре­ализации. Как, например, лечебно-оздоровительные центры в туристи­ческих центрах, таких, как Аршан и Жемчужина в Тункинской долине и Горячинск на берегу Байкала. С одной стороны, они выступают как ключе­вой базисный элемент всего турист­ско-рекреационного комплекса, без которого невозможно привлечение большого потока отдыхающих. При­мер - курорт Белокуриха на Алтае. С другой стороны, они могут существо­вать как самодостаточные объекты, окупающие свои затраты.

По принципу пирамиды

Таким образом, сотни миллиардов инвестиций распадаются по десяткам и даже сотням разных проектов, име­ющих разную приоритетность, сроки запуска, этапность реализации. Начав с одного, базового, проекта, мы посте­пенно выстраиваем пирамиду вырас­тающих из него других проектов, так же, как дерево растет с корней.

В рамках этих комплексов возни­кают разные экономические эффек­ты, такие, как кумулятивный рост инвестиций и т. д. При этом рубль, вложенный из бюджета в один про­ект, вызывает за собой 5-6, а порой и больше рублей частных инвестиций.

Так работает современная эконо­мика. Так должны работать и мы. А другого пути к подлинному успеху нет.


Теги: туризм экономика Инвестиции промышленность Бурятия У-УАЗ Селенгинский ЦКК АО «Молоко Бурятии»



Наши издания