Блоги 28 ноя 2023 2758

Битва титанов в бурятских СМИ

Памяти Вячеслава Дагаева

В конце 90-х Слава Дагаев превратил «Информ Полис» в ведущее издание республики наряду с «Молодёжкой», которая, медленно, но верно сдавала свои позиции. Я тогда активно занимался криминальной хроникой и часто выезжал на происшествия. Слава дал кредит, и мы вместе выбрали на авторынке «короллу» для меня и для Владиса Озерова…

© фото: Из архива Александра Махачкеева

Однажды летом, я выехал на ней на место взрыва. Пытались подорвать криминального авторитета. Я поговорил с операми и сапёрами, сделал фото, а моя коллега Лариса Покацкая опросила соседей, и мы поехали в редакцию. Она была красивая блондинка с пышной грудью, а в тот раз одета в лёгкое голубое платье.

В открытые окна машины дул свежий ветерок, мы разговаривали и смеялись, ощущая всю полноту и прелесть нашей вольной репортёрской жизни. Тогда казалось, что «небо в алмазах» будет всегда. Но уже через год в ноябре 1999-го, Лариса с семьёй навсегда покинет родину. На вокзале её с плачем и песнями провожала в Израиль целая толпа, вся редакция и друзья…

Лариса Покацкая

Для  Славы Дагаева и для «Полиса» прощание с Ларисой было и прощанием с эпохой лихих 90-х, обозначив переход в иное качество. Все эти годы     компания только росла. Дела шли так хорошо, что Слава пробовал выпускать газету два раза в неделю, а затем попытался зайти на иркутский рынок. Но оба эксперимента закончились неудачно, а после них ИП столкнулся с новыми, совершенно непредвиденными вызовами. На газетный рынок Улан-Удэ ворвались агрессивные пришельцы «МК в Бурятии» и «СМ Номер один».

Выход Бурмакина

20 августа 1998 года, буквально через пару дней после дефолта, в Бурятии вышел первый номер общественно - политического еженедельника «Московский комсомолец» в Бурятии». Его владелец Андрей Бурмакин уже имел издательский опыт, ранее совместно с «Тивикомом» он выпускал газету «Теленеделя». МК, как федеральный таблоид с московской начинкой сам по себе был интересным, острым, необычным, но в местной редакции поначалу работал только один журналист — Костя Куц, писавший в основном про культуру. Весной 2000 года пришел Дима Родионов, затем Наташа Дружинина.

Редакция заняла бескомпромиссную позицию по отношению к республиканской власти. Она развернула невиданную антикоррупционную кампанию по делу фирмы «Кримсон», а в ответ на неё обрушился мощнейший психологический прессинг. Обросший Бурмакин ходил с небритой щетиной, у него был живописный образ независимого борца с властью, этакого либерала. На этой волне МК нарастил тираж и превратился в самый влиятельный политический еженедельник.  

«Номер один»

А ещё через полгода после его выхода у ИП появился ещё один опаснейший конкурент - газета «Номер один». Какова же история его появления? 

У нынешней владелицы газеты Виктории Логиновой с мужем Сергеем был в Улан-Удэ вполне успешный журнал по товарам и ценам «Тори – директор».  Однако, дефолт 1998 г., в одночасье обвалил доходы за рекламу и проект пришлось закрыть. А они уже знали иркутский «СМ-Номер один» и он им очень нравился. В ноябре того же года супруги встретились в Иркутске с руководством газеты и уже 13 декабря 1999 года выпустили его приложение  в Бурятии. Начало было впечатляющим! Тираж рос как на дрожжах и за три месяца с пяти тысяч вырос до 15 тысяч! Через полгода приложение вышло на самоокупаемость, а в 2006 г. бурятский «Номер один» стал самостоятельным.

Держать удар

Конкуренция стала жесточайшей. Славе Дагаеву и всей его команде нужно было  выдержать этот натиск, чтобы окончательно не сойти с дистанции. Далось это ценой неимоверных усилий…

Рынок требовал качественного товара, а ИП был на 100 процентов провинциальным продуктом. В таком виде он не способен был конкурировать с «МК» и «Номером один» с их начинкой, сделанной в Москве и Иркутске по современным западным стандартам.

Нана Бадуева и Женя Фомин

Слава понимал, что нужно менять подход к внутренней структуре газеты как в целом, так и отдельных материалов, дизайну, подбору фотографий, внедрению инфографики. Вплоть до размера шрифтов. Газету нужно было модернизировать и модернизировать кардинально. А без помощи со стороны сама редакция не могла перестроиться.

Больше всех переживал, разумеется, сам Дагаев. Но он умел держать удар и в нужный момент мог собраться и найти выход. Так случилось и на этот раз, когда Зорик Намсараев (тогда молодой учёный, тесно сотрудничавший с ИП) вышел в Москве на Фонд поддержки СМИ.  Это была группа редакторов и журналистов зарубежных и российских газет.

Перестройка

Слава встретился с ними и с 1999 года московские тренеры плотно взялись за  нас. Вылилось это в многочисленные семинары, совместные выпуски номеров, совещания и тренинги. Учились и переучивались не только наши журналисты и дизайнеры, но и бухгалтера и рекламщики. Причём не только в нашей редакции, но и с выездом в Москву, Барнаул, Кудымкар и за рубеж в США, Швецию, Польшу, Италию и Грецию. По прохождению учёбы Игорем Озеровым, в том же 1999 году Слава доверил ему редакторство.

Построение материала в газете должно было строиться по системе так называемой «перевернутой пирамиды»: вначале лид, суть, текст с определённым количеством знаков. Затем инфографика и фотографии. Как вспоминал на сайте АРД ныне покойный коллега Евгений Хамаганов: «От этого у меня начинала трескаться голова. Ко мне прикрепили наставника – журналиста Екатерину Сирман, которая учила меня основам американской системы, хотя было видно, что сама была не рада ей. На планерках часто возникала грызня между теми, кто хотел писать вольным стилем, и главным редактором. Первое время я часто получал обратно свои тексты от Тамары Нагуслаевой, щедро выделенными красным шрифтом».

Чтобы работать по-новому нужно было преодолеть это сопротивление, но в ходе этой упорной борьбы у газеты появилось новое привлекательное лицо, динамичное и выверенное содержание. 

Шли тучные «нулевые», экономика была на подъёме, а в воздухе ещё витал вольный воздух 90-х, когда были в ходу журналистские расследования и свободное изложение различных точек зрения. Кстати, это было одним из требований американской системы принятой в ИП. Если кто-то говорит одно, то кто-то обязательно другое. В итоге довольны обе стороны конфликта, от газеты не требуют опровержения, а читатель сам делает вывод.

Женя Убеев

Суррогатная мать Будуева

Другой фишкой были экспертные мнения (журналист не может быть докой во всех делах и пусть спросит у специалиста).  Поэтому появилась нужда в политологах, а их было немного – Эрдэм Дагбаев и Николай Будуев. Одной из излюбленных тем был вопрос: «Когда уйдёт Потапов?» Сам Леонид Васильевич внимания на это не обращал.  После очередного интервью в октябре 2005 г. в ИП с Николаем Робертовичем в коментах на сайте «Байкал Медиа Консалтинг» (учредителями которого мы сами и были – Будуев, Махачкеев и Андрей Думлер) появилась издевательская пародия от Стаса Белобородова:

«Коля, скажи, зима будет?

- Сценарий запущен, и в нем будет два этапа, Саша.

- Это какие?

- Во-первых, зима будет. А во-вторых - будет зима...

- И как вы думаете, какой этап вероятнее всего?

- Все это пока очень не четко. Как показывает опыт предыдущих тысячелетий, вариант – «будет зима» - успешно апробирован в отличие от варианта «зима будет».

 Но, очевидно, подобный сценарий уязвим по ряду параметров, здесь многое зависит от ответных действий настенных календарей, которые не замедлят себя ждать.

Вместе с тем не стоит преувеличивать возможности перекидных календарей, учитывая опыт появления неизвестного ранее широкой публике напольного календаря. В  конечном счете последнее слово останется за Гидрометцентром.

- Ну?

- Да уж, Саша, не хухры-мухры...»

Будуева я представлял как «известного бурятского политолога» и по этой аббревиатуре к нему приклеилась кличка ИБПНБ. Позднее Туяна Зондуева называла меня «суррогатной матерью великого политолога Николая Робертовича», хотя точнее, наверное, всё же «отец», пусть даже и «донор»?  

Большая тройка

Сотрудничество с Фондом продолжалось не один год и в результате этой тотальной встряски ИП обрел второе дыхание и мощный импульс творческой энергии. Это была хорошая школа и она дала многое всем, кто её прошёл.  И как результат, Дагаеву удалось сохранить за ИП ведущие позиции в республике. За ним следовали «Номер один» и «МК» в Бурятии». Так определилась большая тройка среди бурятских еженедельников.

ИП сохранил статус-кво  и благодаря открытию в декабре 2003 года собственной типографии. А кроме газеты Слава выпускал и другие издания помельче, и это позволило создать полноценный медиахолдинг. В то время схожие динамичные процессы формирования и жесткого передела рынков, консолидации активов шли не только на рынке СМИ, но и в других сферах экономики Бурятии. Особенно активно в розничной торговле и связи.

Не учи ученого

На тренинги в российских и иностранных городах и весях выезжали, практически, все наши журналисты, возвращаясь из них с горящими глазами. Счастливым исключением был лишь я, как говорится, рыбу плавать не учат. Поскольку, как по возрасту, так и по стажу пребывания в редакции, был старейшим журналистом в ИП. А нужно было двигаться и, если не по вертикали, то хотя бы по горизонтали. И в 2005 году я перешёл в «МК в Бурятии».

Слава Дагаев

Вечная журналистика

К тому времени, Слава Дагаев уже отошел от дел из-за проблем со здоровьем, передав компанию в руки супруги Соелмы. Он ушёл из жизни в феврале 2023 г. Смерть создателя ИП стала символическим событием для печатных СМИ Бурятии, как приближение конца самих газет. Сегодня информационные технологии до упора сузили их поле, а молодёжь не воспринимает в принципе. Ожидается, что последние печатные СМИ исчезнут к 2037 году.

Впрочем, газетная характеристика больше не определяет сущность бренда «Информ Полис». Цифровая аудитория его производного сайта под брендом infpol.ru уже превышает бумажную и достигает в среднем 190-200 тыс. посетителей в месяц. Плюс телеграмм канал с его подписчиками. А самое главное, бумага лишь носитель и если она даже исчезнет, то сама журналистика как социальный институт останется и дело Славы не канет в небытие. Нет, не канет…

 

 

 

 

 

 

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива Александра Махачкеева