Блоги 31 авг 2020 2856

​Тенденции недели: код возрождения бурятского языка

© фото: из архива Жамьяна Санжанова

Как известно, любой язык функционирует на двух уровнях: разговорном и письменном. Образно говоря, это два полюса, что позволяют языку успешно развиваться. Стоит хотя бы одному из этих полюсов утратить свою силу, язык начнет угасать. Об этом, и многом другом нашей редакции поведал Жамьян Санжанов, исследователь, переводчик, член Академии бурятоведения в Монголии.    

-Расскажите о себе, откуда вы родом, где учились, и благодаря чему в итоге занялись (или увлеклись) вопросами бурятского языка?

- Я родом из Бурятии. Окончил БГУ, Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова, аспирантуру в Институте монголоведения, буддологии и тибетологии, а затем защитил кандидатскую диссертацию в Институте языкознания РАН в Москве. Диссертацию писал по бурятскому языку, предметом моего исследования стала лексика (словарный состав) газеты «Буряад Үнэн», которая издавалась до 1937 года на монгольской письменности. На данный момент я продолжаю заниматься исследованием бурятского языка России, Монголии и Китая.

Истоки моего интереса к бурятскому языку начинаются в детстве. До школы я жил вместе с бабушкой и дедушкой, а также прабабушкой, которые говорили дома только на бурятском. В школьном возрасте я часто задавался вопросом «почему мы не изучаем бурятский язык в школе, и не разговариваем на нем вне дома?». Так постепенно во мне крепло желание не просто его изучать, но и исследовать. 

В школьные годы я регулярно читал газету «Буряад Үнэн». Тогда же узнал, что буряты живут не только в Бурятии, но и в Монголии, Внутренней Монголии. Там буряты сохранили живой бурятский язык в повседневной жизни, а также владеют монгольской письменностью и монгольским языком. Этот факт подтолкнул меня к изучению монгольской письменности и монгольского языка.

- Монгольский язык сильно отличается от бурятского?

- По большому счету исконный бурятский язык отличается от монгольского языка лишь произношением и орфографией (правила написания). Я это понял, будучи школьником и окончательно убедился при исследовании материалов газеты «Буряад Үнэн» на монгольской письменности, а также на практике, работая в Монголии. После окончания Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова мне предложили работу по специальности в Улан-Баторе. На данный момент я живу в Монголии уже 13 лет, овладел на достаточно хорошем уровне разговорным, а также деловым и научным монгольским языком. Знание монгольской письменности помогло мне исследовать большой материал газеты «Буряад Үнэн» и написать диссертацию. Кроме того, хороший уровень владения монгольским языком позволил мне сделать перевод на русский язык книги «Буряты Монголии» (автор А. Оюунтунгалаг), которая была издана в Улан-Удэ в 2016 году. Так я стал членом «Академии бурятоведения» в Монголии.

- Тема нашей беседы «Бурятский язык». Как вы думаете, почему он так быстро угасает? И угасает ли он на самом деле? Что с ним вообще происходит, на ваш взгляд? 

- В последнее время в СМИ часто звучат претензии к литературному бурятскому языку, дескать, его не понимают простые люди, поэтому нужно возрождать диалекты и т.д. Мнения разделились на два противоположных лагеря, на сторонников литературного языка и сторонников диалектов. Давайте разберемся в аргументах обеих сторон.

Как мне думается, с одной стороны, проблема литературного языка, в частности языка газеты «Буряад Үнэн» в том, что большинство журналистов пишут на «тяжелом» бурятском, а точнее в художественном стиле бурятских писателей. А газета – это язык публицистики. Вот вам и первый конкретный вопрос, как научить журналистов быть публицистами, а не литераторами в бурятской журналистике? Художественный стиль, к сожалению, с трудом воспринимается современными бурятами. Вот откуда возникает непонимание языка у бурят, которые не изучали бурятский язык в школе.

С другой стороны, чтобы понимать литературный бурятский язык, нужно изучать его в детском саду, школе и в вузах. Но как мы знаем, с 1970-х до 1990-х годов бурятского языка не было в школьной программе, долгое время он был на «задворках» образования, и сохранялся только в устной форме в сельской местности, и лишь отчасти в городской среде. С 1990-х годов бурятский язык велся в школах по «факультативному» принципу.

Сегодня бурятский язык изучается «по выбору», то есть, его можно изучать, а можно не изучать. Насколько этот выбор может быть реализован полностью в школах с небольшим количеством детей бурят? У нас уже выросло несколько поколений бурят, которые вообще не изучали литературный бурятский язык в школе. Откуда им знать литературный бурятский?

Общий уровень бурятского сегодня – это максимально упрощенный кухонно-бытовой язык в диалектной форме. Доля таких бурят доминирующая. Поэтому их претензии о сложности литературного языка не совсем справедливы.

Мне кажется, справедливости ради надо ставить вопрос о ликвидации безграмотности бурят, повышении уровня и степени владения литературным языком, введения обязательного преподавания языка в детских садах, школах и вузах Бурятии. Но, к сожалению, в законодательном плане преподавание бурятского языка даже в школе ограниченно в виде «добровольного выбора».

Когда говорят о возрождении и развитии диалектов, я понимаю, что сторонники этого подхода имеют ввиду сохранение бурятского языка хотя бы на уровне диалекта, то есть его устно-разговорной формы. Они видят, что литературным языком мало кто владеет. Можно сказать, что сторонники диалектов разочаровались в литературном бурятском языке. Но виноват не литературный язык как таковой, а ситуация отсутствия повсеместного преподавания литературного языка.

Как известно, язык функционирует на двух уровнях, разговорном и письменном. А точнее, в каждом языке существуют параллельно два языка, разговорный и письменный. Степень владение этими языками (уровнями) должна быть одинаковой, в равной степени. Разговорный язык представляет собой бытовой или обиходный язык. Письменный язык включает в себя подуровни: научный, публицистический, официально-деловой и художественный. Эти два уровня должны постоянно находиться во взаимодействии друг с другом и развиваться параллельно. Только в этом случае мы можем говорить о существовании литературного языка.

- Получается, бурятский язык на грани катастрофы? 

- До 1931 года письменный бурятский язык был представлен в виде монгольской письменности, которая считалась в то время национальной письменностью бурят. На базе монгольской письменности бурятский язык функционировал в общественно-политической и социальной жизни, поскольку официальное администрирование бурят (делопроизводство, управление, судопроизводство, налогообложение) велось на монгольской письменности. Но с 1930-х годов из сферы функционирования бурятского языка было изъято администрирование, которое было переведено на русский язык.

В последующий период бурятский язык продолжал лишь частично функционировать в образовании и культуре, в частности в литературе. Так в бурятском языке стал превалировать стиль художественной литературы, что сказалась на его структуре. Другие стили, публицистический, научный официально-деловой язык не получили должного развития в литературном бурятском языке. Неудивительно, что к 1990-м годам публицистический и официально-деловой бурятский язык приобрели черты «художественный литературы», язык в целом стал громоздким, витиеватым и зачастую непонятным. Это одна из причин критики литературного языка. Сейчас встал вопрос о сохранении кухонно-бытового бурятского, не говоря уже о литературном языке.

Другая проблема заключается в отсутствии употребления современных терминов и понятий на бурятском языке. Их буквально вымарали после отмены монгольской письменности, заменили на советизмы, интернационализмы и русизмы. Тем целесообразнее сегодня их возрождение, а точнее возвращение из небытия, поскольку все эти забытые нами общественно-политические, социальные термины и понятия до сих пор употребляются бурятами, живущими в Монголии и Внутренней Монголии. Что интересно, им не пришлось изобретать велосипед. Все эти современные термины и понятия легли на существующие слова, и наполнили их современным значением. Например: утаh(с)а- телефон, субаг- телевизионный канал, сахим шуудан- электронная почта и т.д.

Таким образом, российским бурятам не придется придумывать что-то заново, искусственно создавать или дословно переводить с русского языка термины и понятия. Нам нужно осознать, что за советский период бурятский язык подвергся сильной «ассимиляции», и это привело к тому, что российские буряты не всегда понимают бурят, проживающих в Монголии и Внутренней Монголии.

- Давайте представим себе ситуацию, к вам обратились с конкретной просьбой, разработать стратегию дальнейшего развития бурятского языка. С чего бы вы начали эту работу?

- Я бы начал с истоков. Очевидно, что сегодня бурятский язык переживает не лучшие времена: все меньше становится людей знающих, говорящих и пишущих на своем родном языке, остро стоит проблема его сохранения и дальнейшего развития. Предлагаются разные подходы к решению проблемы языка, в частности в последнее время развернулась дискуссия о переходе на «сакающий» диалект и сближении с халха-монгольским языком. Эти предложения вызывают брожения среди сторонников существующего литературного бурятского языка, тем более что большинство бурят воспринимают бурятский и халха-монгольский (современный монгольский язык) как два разных языка. Большая часть бурят даже не считают себя монголами. Но, именно незнание нюансов истории формирования литературного бурятского языка, прежде всего его истоков, и бросает нас в крайности в решении этой проблемы.

И так, начнем с частей целого. Бурятия до присоединения в 1727 году к России была частью Монголии, а буряты - частью монгольского народа. Это и определило распространение среди бурят общей монгольской письменности. Она использовались до 1937 года, и воспринималась бурятами как своя исконная и родная. Более того, с образованием в 1923 году своей собственной республики «Бурят-Монгольская АССР» официальным языком был объявлен «бурят-монгольский язык» на базе именно вертикальной монгольской письменности.

Особенности графики этой письменности в силу своей универсальности нивелировали диалектные различия бурятского языка, и позволяли носителям разных диалектов понимать друг друга. Это лишало возможности не только противопоставлять бурятские диалекты один другому, но и довольно свободно общаться с халха-монголами и другими народностями Монголии и Внутренней Монголии. Преимущество общей монгольской письменности заключалось в том, что ее графика и правила написания были общими для всех монголоязычных народов, но при этом их представители использовали произношение своего родного диалекта или языка.

До 1930-х годов при использовании общей монгольской письменности единственное отличие бурятского и халха-монгольского языков заключалось лишь в произношении. Подтверждением тому служат печатные издания, в частности главная общереспубликанская газета «Буряад Үнэн» за 1920-е и 30-е годы, где синтаксис, словарный запас, понятия и терминология были практически идентичны с халха-монгольским языком и языком монгольской письменности. Но в 1937 году эта монгольская письменность была окончательно запрещена, как считают историки, по идеологическим и политическим причинам.

Далее о латинице, кириллице и простонародном языке. С 1931 года бурят-монгольский язык был частично переведен на латинский шрифт. На этом этапе бурятский язык меняет лишь письменность, но при этом все еще продолжает сохранять общемонгольские термины, слова, грамматические правила, и даже произношение. Тем самым бурятский язык сохранял сходство и близость с халха-монгольским. Другими словами, бурятский язык, написанный на латинице, был практически идентичен халха-монгольскому языку.

Ситуация начинает меняться с введением кириллицы с 1939 года, когда за основу письменного литературного языка был принята разговорная форма диалектов. В дальнейшем чрезмерное внедрение разговорной формы разных диалектов в печатные издания снижало степень владения стандартами письменного языка, тем самым отдаляя бурятский язык от халха-монгольского и монгольской письменности. В первую очередь, это отразилось на словарном запасе и структуре построения предложений. К сожалению, это негативное явление имеет место и в наши дни. Говоря простым языком, буряты и халха-монголы с того времени начинают все меньше и меньше понимать друг друга.

Исключением стали шэнэхэнские буряты. Они до сих пор продолжают использовать стандарты монгольской письменности и письменного монгольского языка, благодаря чему на его основе и сохранили бурятский язык. Более того, это позволяет им свободно общаться на современном монгольском языке. Это же дает им возможность находиться и развиваться в едином культурном, информационном, образовательном, экономическом пространстве Внутренней Монголии и Монголии. Что же касается Монголии, то, перейдя на кириллицу, там все же сохранили все стандарты монгольской письменности (слова, грамматические правила, синтаксис и т.д.), и не стали вносить разговорные нормы в основу литературного языка. 

Говоря об исторических перспективах нам следует понимать, что в развитии языка подход так называемого «приближения письменного языка к разговорному диалекту», по которому пошел бурятский язык, оказался непродуктивен. Сам принцип построения языка на диалекте или диалектной основе уже изначально закладывает причины для множества проблем. В Монголии и Внутренней Монголии, в частности шэнэхэнские буряты пошли по противоположному пути, они приблизили разговорный язык к письменному…

- И этот путь оказался верным?

- Время показало, что да. Давайте обратимся к языковой проблеме с точки зрения формирования бурятского самосознания. В 1958 году в директивном порядке республика «Бурят-Монгольская АССР» была переименована в «Бурятскую АССР», что привело к ликвидации «бурят-монгольского» народа. Соответственно, буряты постепенно перестали осознавать себя «бурят-монголами». Началось формирование нового народа с новым самосознанием «буряты». Бурят-монгольский язык, таким образом, в один миг по решению властей превращается просто в «бурятский язык», и официально теряет свою «монгольскую» составляющую. Вот откуда на уровне самосознания бурят начался разрыв бурятского и монгольского языков.

Несмотря на формальную сторону данного акта, объединяющая с халха-монгольским языком часть бурятского языка и стандарты общей монгольской письменности были окончательно признаны устаревшими и исключены из употребления в новом «литературном бурятском языке». Это был искусственный процесс, и в этой искусственности были заложены все будущие проблемы «литературного бурятского языка», начиная с отсутствия современных терминов и заканчивая произношением.

Приведем наглядный пример из лексики статей газеты «Буряад Үнэн» за 1930-е годы и 1990-е годы: «Буряад уласай нийгэм, улас түрын асуудалнуудын талаар бага хурал болоходо засагай газарай зүгhөө юрынхэлэгшэ, сайдууд оролсобо» (1930 гг.). «Буряад республикын социально-политическэ асуудалнуудын талаар конференци болоходо правительствын зүгhөө президент, министрнууд оролсобо» (1990 гг.).

Содержание этих двух предложений одинаково. Однако в предложении 1990-е годов на бурятский язык не переведены семь из тринадцати слов, которые однозначно есть в письменном литературном языке 1920-30-х годов. Возникает вопрос: «почему их нет в лексике современного литературного языка»? Ответ прост: с 1930-х годов разговорная форма бурятского языка была формально приравнена к литературному языку, который с каждым годом все более и более отдалялся от настоящего письменного литературного языка.

Таким образом, если мы знаем историю формирования бурятского языка, то сама постановка вопроса о переходе на другой диалект не совсем корректна. Здесь вернее и правильнее будет говорить о восстановлении существовавшего до 1930-х годов того пласта бурятского языка, который был идентичен халха-монгольскому языку и общей вертикальной монгольской письменности, но уже используя графику кириллицы.

- Скажите, хоть какие-то шаги есть в этом направлении?

- Я уже говорил, что по этому пути пошли в свое время в Монголии и Внутренней Монголии. Они подводили разговорный язык к письменному. То же самое можно сказать о шэнэхэнских бурятах. Именно они, образно говоря, сберегли код сохранения бурятского языка. Нам же остается либо пойти по этому вектору развития и сохранить свой язык, либо окончательно его утратить.

.

Автор: Записал Болот ШИРИБАЗАРОВ

Фото: из архива Жамьяна Санжанова