Блоги 13 мар 2023 2244

Ошировы. Семейные хроники. Продолжение

История семьи, отразившая в себе катаклизмы ХХ века в России и Монголии (По книге «Восточная звезда» Очир Гэрэл с комментариями)
(Продолжение. Начало в предыдущих номерах)

© фото: Александр Махачкеев

Мария (Радна) Оширова и её великие мужья

Одна из дочерей Ивана Оширова – Мария не стала выдающимся деятелем в Бурят-Монгольской АССР и Монголии, но с ней связали свою судьбу два выдающихся бурята – Даши Сампилон и Бямбын Ринчен.

Даши Сампилон

Старшие дети Ивана Оширова Мария и Александр учились в гимназиях в Иркутске, и во время счастливой поры учёбы  Мария познакомилась с Даши Сампилоном, уроженцем степной Аги из семьи Сампила Санжаева. Он с отличием окончил Агинскую церковно-приходскую школу. В 1908 году Даши стал слушателем Московской земледельческой школы, а после её досрочного окончания поступил в Тимирязевскую сельхозакадемию.

Как и многие молодые люди той поры, он увлекся революционными идеями и в 1917 году стал членом бурятско-калмыцкого комитета в Петрограде, избрался делегатом Всероссийского съезда крестьянских депутатов и вошёл в его исполком. В 1918 году Даши уже в Иркутске, и здесь Сампилон встретился с Марией Ошировой и влюбился в неё.

Не влюбиться в неё было невозможно. Сохранился её «...фотографический портрет гимназистки с радостными, поразительно живыми глазами»: нарядная, в круглой меховой шапочке, в коротком полупальто, на котором подол, манжеты, воротник-стойка и даже пуговицы оторочены мехом. Длинный пояс свободно и непринужденно обвивает тонкую талию, а её ручки обтянуты шерстяными перчатками. Видно, что она из числа хорошеньких, богатых и счастливых девочек, и, наверное, Мария прекрасно танцевала на балах и каталась на коньках по искрящемуся льду Ангары. Но от этой беззаботной и светлой юности до жестоких ударов судьбы был всего один миг…

«Мамина старшая сестра Мария (Радна), окончив гимназию в Иркутске, вышла замуж за члена Монгольского правительства бурята Даши Сампилона (Сампилон Д.С. (1891-1938) – одного из лидеров бурятского национального движения, председателя Бурятского национального комитета (Бурнацкома). Мама помнила, как он приезжал на лошадях сватать её сестру Марию» (с.23).

Сампилон внес свой вклад в развитие национального движения, приведшего к образованию Бурят-Монгольской Республики в 1923 году. Но в Б-МАССР он не работал, а трудился в наркомате иностранных дел в Москве, секретарем и советником в посольстве Монголии. А в 1925 году стал советником Министерства народного хозяйства МНР. Даши Сампилон представлял Монголию в Европе, жил и работал в Берлине, Мюнхене, Париже, Лондоне, Брюсселе, Праге и Вене. Однако, их счастливая жизнь с Марией, которая стала в Монголии Радной, и их двух маленьких дочерей внезапно прервалась…

По 58-й статье

«Тетя Радна мне рассказывала, что он был образованным и высокопрофессиональным человеком» (с.23). «Он был арестован в 1929 г. в России по обвинению в антисоветской деятельности и приговорён к 10 годам лишения свободы. Даши Сампилон окончил Тимирязевскую академию и был учёным-селекционером. Находясь в Соловках, он занимался выведением зимостойких сортов пшеницы и просил мою маму достать какие-то научные статьи на английском языке для работы» (Там же). А ей (Инне Ошировой) тогда было всего 14 лет, и она сама жила на птичьих правах у родственников жены брата в Москве. Девочка ничем не могла ему помочь.

Повторно он был обвинен по 58-й статье в 1937 г. и расстрелян в январе 1938 г. Как один из лидеров движения за Единую Монголию «Панмонголизм». В поминальных списках Карелии сохранился документ: «Сампилон Даши Сампилович: 1891 года рождения. Место рождения: Бурят-Монгольская АССР, д. Агинский аймак; монгол; б/п; з/к, агроном, председатель Бурят-Монгольской Думы; место проживания: Карельская АССР, Медвежьегорский район, ББК. Арест 01.08.1937; осужд. 20.09.1937 тройка при НКВД КАССР; обвинен по статье 58-10; расстрел 20.01.1938; место расстрела: Архангельская область. Реабилитация 12.04.1984 прокурор Карелии».

Бямбын Ринчен

Исследователь жизни Сампилона Цыдендамба Бадмацыренов пишет: «Есть сведения о том, что при аресте Даши Сампилон попросил своего соратника и ученика Ринчена Бимбаева (Бямбын Ринчен), квартировавшего у него в Монголии, помочь его супруге поставить на ноги дочерей Ниму и Индру, если сойдутся характерами – жить вместе, т.е. жениться на ней. Он чувствовал и знал, что прощается с дорогими ему людьми навсегда и навечно, видит их в последний раз».

Оставшись одна с двумя детьми, Радна Оширова вышла замуж за Бямбын Ринчена, журналиста, переводчика, писателя и филолога. Но и он тоже был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Японии. В его судьбе большое участие принял Морхоз Петрович Хабаев, организатор и первый ректор БГПИ. По словам депутата Народного Хурала и земляка Бямбын Ринчена Валерия Жамсуевича Цыремпилова, он написал письмо в его защиту.

«Дядя Ринчен изучал иностранные языки, в том числе эсперанто, будучи, по-видимому, первым монголом, изучившим этот искусственный язык. Я лишь недавно узнал из телевизионной передачи, что существовал союз эсперантистов советских республик, и в 1937 г. все его руководители были репрессированы. По всей вероятности, мой дядя и был арестован по этому же делу, хотя у меня нет никаких доказательств. Точно так же, как и в Советском Союзе, многие представители монгольской интеллигенции были репрессированы в 1937 г.» (с.24).

В местах заключения Бямбын Ринчен провёл пять лет и освободился в 1942 г. В 1963 г. он был полностью реабилитирован. Обвинения в адрес Бямбын Ринчена были связаны с его независимой позицией по истории Монголии и роли Чингисхана, как создателя Монгольского государства. Только после демократических перемен он был признан как бескомпромиссный учёный и патриот. В прошлом году на его родине в селе Большой Луг Кяхтинского района установлен бюст выдающегося учёного, писателя и первого академика Монголии.

Тётя Радна

Инна Оширова очень любила свою тётю: «Любила говорить с ней о литературе, мы читали периодические журналы «Иностранная литература» и «Новый мир», обменивались мнениями о прочитанном. Тётя Радна любила произведения русского прозаика Н.С.Лескова и считала, что у него очень хороший русский язык» (с.25).

Она очень обрадовалась, узнав, что Инна едет на стажировку в Иркутск: «Как я счастлива, что моя любимая племянница едет именно в Иркутск. Иркутск – это сибирский Париж, старинный купеческий город. Я училась там в гимназии, поклонись городу. Это родина твоих предков, и тебе во всём будет сопутствовать успех» (с.26).

Радна Оширова работала в редакции «Үнэн», главной газеты Монголии. «Во дворе дома, где она жила, тетя читала детям книги и беседовала с ними, воспитывала своих внуков, детей младшего сына Барсболда. Тетя была образована и умна, дипломатична, у неё были прекрасные отношения со всеми, и она умела разрешать любые конфликты. Я с детских лет любила ходить к ним в гости» (с.26).

Мария Оширова была из первого поколения по-европейски образованных и эмансипированных бурятских девушек и не случайно она стала женой двух выдающихся деятелей бурятского и монгольского народов. Даши Сампилон и Бямбын Ринчен строили новую жизнь монгольских народов, и им нужна была спутница под стать им самим.

«Тетя Радна любила говорить, что несмотря на все трудности и препятствия, они выстояли и воспитали жизнестойкое поколение» (с.30). Старшая дочь Нима стала первым офтальмологом Монголии, профессором, доктором наук и видным учёным. Вторая дочь Индра – учёный, профессор, доктор сельскохозяйственных наук.

«Дочь Шинза жила в Венгрии, свободно владела несколькими иностранными языками и в течение многих лет работала в посольстве Монголии в Будапеште. Сын тети Радны Барсболд - известный в мире ученый-палеонтолог, доктор наук, академик, открывший новые виды динозавров» (с.31).

Продолжение следует

Фото: Александр Махачкеев