Блоги 15 янв 2024 7483

Почему баргуты называют хоринцев - худари?

Основные байкальские топонимы и бренды «Байкал», «Ольхон», «Баргузин» и «Ангара» широко известны в мире и в представлениях не нуждаются. А вот топоним «Кудара» во внешнем мире, практически, неизвестен.

© фото: Александр Махачкеев

Ускользнувшие родственники и соседи

Относительно этого названия существует множество преданий о его происхождении. Например, от бурятского слова «худара», «хударха» - тайком незаметно проникнуть куда-либо; от конской сбруи шлеи – «хударга», сплетенных из кожаных ремней. Другое предание о происхождении названия Кудары говорит, что буряты, переселяясь из-за озера Байкала, долго в Кударе не задерживались, а уходили на Иволгу, Оронгой и Ильку. Однако они продолжали поддерживать с кударинцами родственные связи, такие как «худа» и «ураг» (сват, родня), отсюда и пошло название «худа-урагууд» или «Худара» (Кудара). Историк и писатель Ардан Ангархаев считает, что на бурятском языке «худара» означает – рядом, соседи, ближние. То есть это местность рядом с Байкалом, а значит Кудара — это Прибайкалье. 

Кяхтинские худари

Но есть своя Кудара и в Кяхтинском районе Бурятии. Это село Кудара-Сомон, река Кудара, а в свое время были Кударинская крепость и Кударинский (Убэр-Киретский) дацан. Здесь с 1943 по 1959 гг. существовал Кударинский аймак с центром в Кудара-Сомоне. Кяхтинские кударинцы - ашебагаты, через Монголию пришедшие из Западной Бурятии, одними из первых бурятских родов приняли буддизм. Близкие по звучанию к Кударе топонимы встречаются и в Иркутской области, например река Куда или с. Худорожкино в Черемховском районе.   

Ага и Аларь

В 1862 г. на Байкале произошло катастрофическое землетрясение, и жители ушедшей под воду Саганской степи были вынуждены покинуть родные места. Часть из них обосновалась в Кижинге под именем кудуринских бурят - «хуудари». Позднее, это определение хоринцы перенесли на всех западных бурят, в том числе и, например, на селенгинцев пришедших из Прибайкалья. Но, в первую очередь, конечно, на иркутских бурят. Хотя в Аге иркутских называют «алаарэй буряадууд». Во-первых, агинцы отделились от Хоринской степной думы еще до прихода кударинцев. А во-вторых, очевидно, первыми иркутскими бурятами, тесно контактировавшими с агинцами были выходцы из Алари. Например, Варвара Вампилова с 1908 г. первая акушерка и первая руководительница медицинского учреждения Аги, позднее ставшая женой Цыбена Жамсарано.      

Баргуты о хори

Между тем, есть основания считать, что этноним «Кудара» имеет гораздо более древнюю историю. Обратимся к статье д.и.н. Б.Р.Зориктуева, «Загадки истории старых баргутов Китая». Новые исследования Тувы. Электр. журнал. 2013, № 3: «Сказанное в полной мере относится к старым баргутам, которые называют себя барга, живущих рядом новых баргутов — бурятами, шэнэхэнских бурят Хулун-Буира и их забайкальских соплеменников-хоринцев — кударинскими бурятами (хүдэриин буряад) (I)». Эту информацию Зориктуева подтвердили и информанты с баргутского фестиваля, прошедшего летом 2015 г. в Бурятии. 

«Отсюда следует важный вывод, что около Байкала, еще задолго до ухода предков старых баргутов за Аргунь, независимо друг от друга существовали два этнических подразделения — баргут и хори, история каждого из которых достойна самостоятельного рассмотрения», считает Зориктуев. Об этом же он писал в своей более ранней работе. «К началу IX в. земли восточнее Байкала были неотъемлемой частью монгольского мира. Анализ начальных параграфов «Сокровенного сказания» показывает, что там жили племена хори и баргут» (Б.Р.Зориктуев. Прибайкалье в середине VI-XIII в. Улан-Удэ, 1996. с.34).

До XIII в. эта ситуация сохраняется: «Расселение основных племен Баргуджин-Тукума в XIII в. представляется в следующем виде. В Забайкалье, в Баргузинской долине, жили баргуты. Об этом свидетельствует не только летописный, но и топонимический, и фольклорный материал. Южнее, в низовьях Селенги, и далее на восток обитали племена кори и тулас. Название кори, конечно же отождествимо с этнонимом хори у современных бурят» (Там же, с.41.). 

Дагуры, другие древние насельники восточного Забайкалья, перекочевавшие в пределы Китая и оставившие после себя этноним «Даурия» (включающий в себя и Селенгинскую Даурию, а это Джида, Кяхта, Гусиное озеро и вплоть до Улан-Удэ), также знают слово «хүдэрии». Но, как сообщил этнограф Баир Нанзатов, подразумевают под этим понятием всех бурят, а не только хори.  

Хоринцы в Кударе

Затем у хоринцев последовал долгий период скитаний, в результате которых они оказались в Восточной Монголии, то есть снова оказались рядом с уже перекочевавшими туда из Баргузина, еще до прихода русских, баргутами. Далее, хоринские летописи Тугултура Тобоева и Вандана Юмсунова сообщают, что они возвращаются к Байкалу, расселяются по его берегам, на острове Ольхон и в устье Селенги. В обеих летописях упоминается топоним Кудара. У Тугултура Тобоева: «Они откочевали на реки Итанцу и Кудару, а оттуда перекочевали и расселились по берегам Байкала и по острову Ольхону». У Вандана Юмсунова: «1. Как было сказано раньше, хоринский народ в течение своих постепенных перекочевок из Монголии имел, в конце концов, свои кочевья на юг от Байкала, в Кударинской степи и вверх по реке Селенге, по обоим берегам ее и по рекам Ане, Уде, Курбе, Хилку и Витиму и по озерам Еравенскому, Хорго, Нишэнгэ, Архирей и Сакса. В дальнейшем он возвращался и кочевал даже по нынешней Монголии. Тем не менее, большинство из нас имело свои кочевья по реке Селенге». А Ц.Б.Цыдендамбаев отмечает: «В «Повествовании о Бальжин-хатун» нашел отражение такой, в частности, факт: некто Токтор, относящийся к хуасаевскому роду, но оставшийся на прежних местах кочевий хоринцев, в начале XVII века направил своих сыновей Судуна и Тудуна в Кударинскую степь, где в то время находилась основная масса хоринцев, со срочным уведомлением о намерении монголов послать войска за хоринцами» (Ц.Б.Цыдендамбаев. Бурятские исторические хроники и родословные, как источники по истории бурят. Издательство ОАО «Республиканская типография». Улан-Удэ, 2001). 

По указу Петра I

Следующий документ, свидетельствующий о Кударе,  это Указ Петра I по результатам поездки к нему делегации хори-бурят: «...ныне де ту их породную Кударинскую степь заселили Иркуцкаго Присуду Селенгинские, Удинские служилые и всяких чинов люди и отняли де у нихъ, иноземцев, их породные Кударинские степи и лучшия кочевныя места ихъ зимние и летние... всякие угодья и звериные промыслы, кормовые теплые места под лесами, и построили себе заимки для хлебной пахоты; а городьба у них около пашен и около сена плохая, и в ихъ хлебных и сенных потравах были им от нихъ разорения, обиды и налоги большие, брали у них, иноземцев, годовщины не померныя насильством своими руками и разоряют ихъ въ конецъ; и от тех головщин они, иноземцы, жен и детей своих испродали и в заклады иззакладывали и сами меж дворы скитаются...». Обращает внимание, что в Указе особое внимание уделяется именно Кударинской степи, как породным угодьям хори. В итоге, по этому историческому документу от 1703 года она, в числе ряда других земель западного Забайкалья была закреплена за ними. Однако, после смерти Петра I самовольные захваты русскими поселенцами продолжались и хори все таки оставили Кудару, принадлежавшие им самые плодородные и стратегически важные земли.

О потере Кудары, как и ряда других земель говорилось на собрании хоринских родоначальников в Онинской конторе от 10 июня 1816 г.: «А напоследок по причине многолюдного заселения и завладения русскими земель, хоринцы по правой стороне Селенги, Итанце и по прочим речкам, а равно по Кударинской степи до самого Байкала с давних пор уже кочевья не имеют» (НАРБ, Ф.8, оп.1, д.777,  лл. 1-3.). Но память о Кударе у хори осталась, в том числе и в одной из песен у агинских  бурят: «Между прочим, в этой песне говорится об охоте в Кударинской тайге, в которой, надо полагать, когда-то охотились» (Лодон багшын дэбтэрhээ. Л.Линховоин. Улан-Удэ. 21012. с.277).

Из Верхоленья в Кудару

Однако практически в это же время, в устье Селенги с западной стороны Байкала стали переселяться другие беглецы. Это были эхириты, булагаты  и другие роды, бежавшие от казачьих отрядов. У верхоленских бурят шла молва о Кударе, где можно добывать: «дрова без топора, мясо без ножа». Укрывшись на островах, они образовали современный конгломерат кударинских бурят. Кроме того, в настоящее время среди них присутствуют и другие роды, это нохой ураг, хайтал, сэгэнуты, были и собственно монгольские роды: «В Кударе, кроме бурят живут еще монголы. Их мало. Сейчас они живут в Хандалинском улусе» (с.191,  Родословные предания и легенды бурят. С.П.Балдаев. Улан-Удэ. 2012).   

Нохой ураг (из рода собаки) — это галзуты, поклоняющиеся собаке как своему тотему, сэгэнуты и  хайтал пришли когда-то из Джунгарии.

Ранее ленские галзуты, расселившиеся в Баргузине, Ольхоне и Кударе не относили себя к хори: «Интересно отметить здесь то, что буряты рода Галзут указанных выше районов, как Иркутской области, так и БМАССР и Читинской области не считают себя родственными. К сказанному считаем необходимым добавить, что люди рода Галзут жили в Калмыцкой автономной области на Волге. Они входили до революции в Большой Дурбетский улус и управлялись князем Тумэновым (с.565 Родословные предания и легенды бурят. С.П.Балдаев. Улан-Удэ. 2012).  

Хори вошедшие в состав эхиритов

Об этом же есть и у Ц.Жамцарано: «Галзуты живут на острове Ольхон. Они сперва пришли на Лену (Зулхэ) с берегов восточного океана, а происходят от собакоподобных людей. Они не хоридоевцы, а другие – эмунээ» (Ц.Жамцарано. Путевые дневники 1903-1907 гг. Улан-Удэ. 2011. с.52).  Однако, «….имя Жэнхэна, одного из сыновей Галзута, постоянно встречается в родовых преданиях верхоленских галзутов и галзутов Забайкалья. Так что их родство неоспоримо. Несмотря на ассимиляцию в эхиритской среде, галзуты Верхоленья являются коренными хоринцами, сохранившими свое тотемное название «галзуу-нохой» (Верхоленские буряты. П.С.Дырхеев. Улан-Удэ. 2011. с.86).

Вместе с тем, «Вхождение нохой-уруков в состав хоринских галзутов зафиксировано дважды: некто Убодэй, сын шамана Холши, приехал из ведомства Идинской думы в Ильку (на территории нанешнего Заиграевского аймака Бурятской АССР) поколений восемь тому назад, то есть тоже в середине XVIII века; прадед известного бурятского ламы Агван Доржиева Ухин приехал из Эхирита через Байкало-Кудару в курбинскую Хара-Шибирь в 1763 году. Насколько нам известно, нохой-уруки ныне проживают в Эхирите, на Качуге и Ольхоне, в Байкало-Кударе, Баргузине и, как было отмечено, среди хоринцев. При рассмотрении названий хоринских родов было сказано, что нохой-уруки и есть коренные галзуты, сохранившие тотемное свое название. Но если нохой-уруки здесь даются как инородцы, вошедшие в состав хоринского рода галзутов, то этим самым признается, что они, находясь среди эхиритов и булагатов несколько сотен лет, давно уже ассимилировались с ними» (Ц.Б.Цыдендамбаев. Бурятские исторические хроники и родословные. Улан-Удэ. 2001. с.157). 

Сейчас, видимо, из-за близкого соседства с хори, кударинские галзуты стали причислять себя к хоринцам (со слов Николая Хабшаевича Пиноева, главы села Ранжурово, декабрь 2015 г.). Также как и некоторые баргузинские и возможно, иркутские (ольхонские и качугские) галзуты.

Очевидно, что несмотря на всю дискуссионность этого вопроса, хори имеют прямое и  непосредственное отношение к этнониму Кудара как коренные жители этой степи в древности и в настоящее время.   

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев