Блоги 6 фев 2024 18797

Как буряты рыбаки оказались без рыбалки

Классический образ бурят это скотоводы и охотники. И в то же время буряты живут вокруг Байкала и непосредственно на Байкале – на Ольхоне, в Кударе и Большом Голоустном. Жизнь на море, на островах  среди рек и озер дельты Селенги это совершенно другая среда обитания, нежели жизнь в степи или в лесах. Море их кормило - рыбалкой и охотой на нерпу.
Так было раньше, а что же сейчас? На наши вопросы ответит Светлана Босхолова, председатель Совета депутатов МО СП «Ранжуровское» Кабанского района.

© фото: Из архива Светланы Босхоловой

- Светлана Васильевна, кто вы, кударинцы, и в частности, ранжуровцы?

- Мы единственные в своём роде, буряты, которые занимаются рыболовством. Ранжурово, расположено в низовье реки Селенги. Существующее определение «левобережные» буряты считается русскоязычным, т.к. ориентировано по течению реки (вниз), согласно которому, улус находится на левом берегу. Сами буряты называют Ранжурово – «Баруун Худара» («Правая Кудара»), ориентируясь по солнцу на восток.

     Длительное время наши предки жили на островах в устье и дельте реки Селенги. В 1953г. в связи со строительством Иркутской гидроэлектростанции и поднятием уровня воды на реке, и как следствие, затоплением островов, нас переселили на «Большую землю» - улус Ранжурово. Это местность между селами Степной Дворец и Шигаево.

- Условия жизни на отдельных островах, наверное, законсервировали ваши традиции и обычаи?

- Обособленность была обусловлена и родоплеменным составом. Так, на каждом острове проживал отдельный подрод (айл), который состоял из нескольких кровнородственных семейств. Например, айл «шатуу» состоял из рода «Ехэ Шоно» («Старшие Волки»), в улусе Часовино проживали люди из близкого подрода «дайбан», из рода «Бага Шоно» («Малые Волки»). На других островах проживали рода «Галзууд» («Бешеные»), «Нохой ураг» («родня Собаки»), «Хайтал» («Лебедь») и т.д.

- И все же, именно рыболовство, наложило отпечаток на хозяйственную и духовную жизнь кударинцев, а также на темперамент и мировоззрение?  

- Рыбалка «агнуури» (рыбалка, охота) считалась очень серьезной, опасной и ответственной работой. Взаимодействие в команде, кровное родство, удалённость и обособленность проживания, персональная ответственность каждого члена общества, сформировали самобытность бурят Кудары. На каждом острове были свои бригады рыболовов (агнуушад). Они знали и понимали приметы, название ветров, изменчивость погоды и т.д. Рыбаки хорошо разбирались в протоках, когда и как меняются русла, в какое время года, при какой погоде, где ловить какую рыбу. Их, как больших специалистов нанимали сопровождать различные грузы по Селенге и по Байкалу.

Рыбацким делом начинали заниматься с детства. Дети ловили рыбу на удочку (гахуули), ставили ловушки, морды (хапы). Это считалось, с одной стороны, забавой, по сравнению с работой рыбаков, но с другой, они приобретали необходимые навыки, знания и умения.

- Светлана Васильевна, мы знаем, что Байкал не терпит легкомыслия…

- Рыбалка всегда была сопряжена с большей опасностью и риском для жизни. Поэтому особые требования относились к выбору бригадира «дарга». Выбирали самого опытного, смелого, удачливого, хорошо ориентировавшегося на местности. От его мастерства и авторитета, зависела, не только слаженность работы команды, питание и заработок семьи, но и жизнь людей.

Все (от мала до велика) знали, что рыба – это не только работа и еда – это их жизнь и существование. Когда рыбаки привозили улов, все население бросали другую работу и занимались только рыбой. Летом рыба быстро портится, и за несколько часов необходимо было часть улова раздать, остальное разделать, засолить, приготовить, если была возможность – продать или обменять. При делении рыбного пая, всегда выделялась доля бабушкам и другим людям, в семье которых мужчины по каким-либо причинам не могли рыбачить. Раздавали рыбу соседям и родственникам.

- А что делали в свободное от рыбалки время?

- Подготовкой к рыбалке! Этим занимались все жители улуса: мужчины, женщины, старики и дети. Всем миром заботились о состоянии лодок (онгосо), сетей (гyльмэ), невода (губшуур), весел (хэльбэ) и других предметов. Много времени уходило на посадку и ремонт сетей, изготовление лодок, шитье одежды и обуви (головные уборы шились из ондатры, обувь из нерпы), обработку обуви нерпичьим жиром, чтобы не промокала. Обязательным были также чистка русла Селенги и прикорм рыбы для их нереста в этих местах. В целом, люди очень бережно относились к природе, экологии, рыбе, с чем связано много традиций, верований, примет и суеверий. Например, считалось, что если рыба в доме испортилась – в море можно не ходить, удачи не будет.

- Как-то мы с другом сплавлялись на байдарке по Селенге, и  заблудились среди бесчисленных островов дельты. Как вы сами ориентируетесь в этом море?

-   Посторонним людям, которые не ориентировались в постоянно меняющих свои русла бесконечных протоках, сложно добраться до определённого острова. Поэтому кударинцы избежали репрессий в 30-х гг. И шаманизм сохранился в первозданном виде, не потеряв своей самобытности. У нас сохранились общеродовые обряды поклонения воде. Это ежегодный обряд тайлгаан «Байгал Далай», обряды «Лусууд бурхадтаа» – водным духам, хозяину Ольхона «Ойн Баабай» и родовые обряды на местах проживания – на берегу реки Селенги, на островах, на берегу озера Байкал – «Тоодэйдтээ» и Дарханские обряды.

Для проведения обрядов собирается весь улус, каждый подрод занимает установленное место, имеется котел и др. атрибуты, накрывают общий стол, обязательно используется рыба с серебристой чешуей: сорога или омуль. Обрядами руководит шаман (сагааша), который дает необходимые указания, раздает благословение, освященную пищу.

Каждый подрод выбирал своего сагааша, который должен был быть здоровым, женатым, иметь сына. Этот человек получал одобрение или протекцию от главного шамана (боо), после чего весь айл готовился к обряду посвящения. Для этого сообща приобретались необходимые вещи и предметы (одежда, котел, баран и пр.). После обряда сагааша имел право решать не только обрядовые, но и хозяйственные вопросы своего подрода: когда и где необходимо провести молебен, выезд на рыбалку, сбор денежных средств для различных мероприятий и др.

В случае необходимости, все подродовые сагааша собирались вместе и решали вопросы, касаемые уже всей этнолокальной группы. Руководил им главный выборный боо. Он мог единолично решать множество вопросов, которые касались всех левобережных бурят: вести переговоры с властями, шаманами из других областей, проведении совместных обрядов, выходов на рыбалку, выделения денежных средств на общие и другие расходы. Система сагааша очень эффективна и действует в улусе «Баруун Худара» до настоящего времени.

-  Во время поездок в Кудару в период нереста омуля воочию видел, что лучшие тони (места для ловли) заняты местными бурятами. Посторонних они не допускали.   

- А по другому невозможно.  Нужна слаженная командная работа бригадиров, рыбаков, шаманов – всего сообщества. Доплыть от острова к острову на лодках с веслами, против течения, особенно в плохую погоду, было трудно. Нужно было мгновенно ориентироваться в сложных ситуациях, иметь хорошее зрение, быстро принимать решения. В этих условиях авторитет и слово сагааша были решающими для всех остальных. Это позволяло не тратить драгоценное время на обсуждение и споры.

- Поэтому кударинцы такие быстрые?

- Наши быстро говорят, быстро принимают решения и быстро работают. Например, если хотели похвалить человека, говорили «амаштай тургэн». Ценятся те, кто умеет быстро оценивает ситуацию и правильно принимает решение, таких людей называют «олзотой» - удачливые, «ухаантай» - умные, «гартаа бэрхээ» - умелые, «шангаа» - сильный, «шадалтай», который может справиться с проблемами.

Есть поговорка «сурхайнш тархи мэдэнэгуйш» («щучью голову не знаешь»). В щучьей голове присутствует около 40 костей, у каждой кости есть название и история, почему кость так назвали. Человек, который знал все названия костей щучьей головы и мог рассказать историю этих костей, считался умным. Человеку глупому говорили: «сурхайнш тархи мэдэнэгуйш, югээ хэлэнэш» («даже щучьей головы не знаешь, что ты можешь сказать»).

Культура рыболовства отразилась даже на именах левобережных бурят. Например, были имена Ялаагана (Сорожка), Тараасха (Карась), Яраахай (Мелочь рыбная), есть фамилия Алганаев (Окунев) и др. По воспоминаниям старожилов, раньше не знали других имен, кроме рыбных и животных названий.

- Светлана Васильевна, а как живут ранжуровцы теперь - после введения запрета на рыбную ловлю и ограничений по Центральной экологической зоне?

- В 1953г. из-за Иркутской ГЭС началось затопление островов и нас переселили в местность без сенокосов и пастбищ. Косим на островах или подкашиваем в ельниках, на полянках. В период затопления островов, люди скосившие сено, часто наблюдают, как уплывают их труды. После введения запрета на рыбную ловлю и ограничений по Центральной экологической зоне, ранжуровцы оказались в безвыходной ситуации и вынуждены покидать свои родные места. После введения запрета многие получили судимости, были конфискованы лодки и сети.

Но выход есть, и он лежит в юридической плоскости. Необходимо на местном уровне принять закон о разрешении рыболовства жителям, исконно проживающим на берегу Байкала.

 

 

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива Светланы Босхоловой