Блоги 22 фев 2024 4987

Сто лет вместе с народом Бурятии

16 февраля отметила свой вековой юбилей газета «Молодёжь Бурятии».  А в декабре 2021 года столетний юбилей отметила наша «Буряад унэн», старейшая газета Бурятии. Теперь уже мало  кто помнит об их теснейшей связи между собой…

© фото: Из архива Серафимы Очировой

«Буряадай залуушул» - бурятский дубляж

Во времена СССР «Молодёжка» выходила на двух языках – русском и бурятском. Бурятский дубляж назывался «Буряадай залуушул» и в редакции существовал целый отдел занятый переводом. Как вспоминает главред Олег Лебедев, в нём работало порядка 6 человек, почти полноценная редакция. Конечно, этот отдел поддерживал теснейшие связи с редакцией «Буряад унэн», поскольку многие сотрудники перемещались между двумя редакциями или же работали по совместительству. 

- В те далекие годы редакция «Унэн» располагалась по адресу ул. Ленина 35 (ныне ТЦ «Большой»), а редакция «Молодёжки» находилась на ул. Кирова и там же находились бухгалтерия и архив «Буряад унэн», - вспоминает Галина Дашеева, редактор журнала «Байгал». – Мы ходили туда получать зарплату и командировочные. Нужда в этом пропала, когда в 80-е годы построили Дом печати на Каландаришвили 23 и мы оказались с «Молодёжкой» в одном здании. Кстати, «Буряадай залуушул» не ограничивался только дубляжом русскоязычного содержания на бурятский, а выпускал и оригинальный контент. Так, у Даримы Эрдынеевой  была собственная рубрика «Сэсэг», где она освещала женскую тематику.

Большие перемены

Такая практика продолжалась до тех пор, пока «Молодёжка» оставалась органом Бурятского обкома ВЛКСМ. С развалом СССР финансирование газеты прекратилось и выпуск «Буряадай залуушул», как коммерчески убыточного направления, был закрыт. Но две редакции находились в одном здании, более того, на одном этаже и при этом никогда не конкурировали между собой на ограниченном газетном рынке Бурятии. У каждой из них была своя ниша, при этом положение  «Буряад унэн», как единственной государственной газеты на бурятском языке было всегда на порядок более устойчивым.  А «Молодёжка» пошла своим путём, а каким именно, нам расскажет Серафима Очирова, отдавшая ей, как она сама пишет, «... лучшие годы  жизни»…  

Воздух свободы

"По стажу работы в нашей редакции меня можно отнести к «мамонтам», ведь раньше в молодежной газете работали только до выхода из комсомольского возраста. Я работала в газете «Молодежь Бурятии» с 1982 по 2013 год. Мое поколение молодежкинцев - из пионеров-первооткрывателей, которые прокладывали новые пути в общественной жизни, положили начало  современной бурятской журналистике.

На заре перестройки газета одной из первых сняла с первой страницы коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и отошла от комсомола, обретя свободу и независимость.  Мы принесли в свою газету новые темы, первыми в республике начали размещать рекламу и объявления, печатать гороскопы и кроссворды.

На нас собирались подавать в суд парикмахерские, потому что по лунному календарю они то не стригли по несколько дней из-за неблагоприятных дней, то не имели ни минуты для отдыха, ведь от желающих постричься не было отбоя в дни, когда звезды сулили счастье и удачу.

Принципиальные рекордсмены   

Мы творили что хотели, но это совсем не означало, что мы не придерживались этических принципов профессиональной журналистики. Порвав все отношения с комсомолом, мы избавились от обязанностей писать скучные агитационно-пропагандистские материалы ни о чем, статьи об отчетно-выборных собраниях, которые не давали необходимой пищи ни уму, ни сердцу. Простора для творчества, разных тем, конечно же, стало больше.

И, самое главное, читатели разбирали газету как горячие пирожки. Такого тиража республиканские газеты тогда не знали. А какие читатели были у газеты!

Верные читатели

Однажды в редакцию пришел мужчина и попросил газету, назвав номер и дату выхода. Конечно, мы в редакции не могли помнить, что было в этом номере, а когда стали уточнять, какую именно публикацию он ищет, читатель ответил, что в его домашней подшивке просто не хватает именно этого номера (кто-то из членов семьи читал и кому-то отдал) и это непорядок. Интересно было бы сейчас узнать, сохранилась ли до нашего времени в этой семье подшивка «Молодежь Бурятии».

Другой случай. Новый верстальщик газеты в нескольких номерах по незнанию разместил кроссворды, которые были опубликованы год назад. Не было предела возмущению одного читателя, который конкретно назвал, в каких номерах и когда они уже печатались. У газеты и сегодня сохранились старые преданные читатели, и это радует.

Соратники

Бывали порой и смешные случаи в самой журналистской компании. Сотрудники редакции, не исключая и технических, имели обыкновение собираться в одном кабинете, пить чай, ведя свои бесконечные разговоры и споры. В эти свободные несвободные минуты  мы лучше узнавали друг друга, учились у более опытных, находили темы для своих материалов, оттачивали журналистское мастерство.

Корреспондент газеты Агу Содномов однажды на такой импровизированной летучке рассказывал  о чем-то интересном своим коллегам. Вот было смеху, когда кто-то, заинтересовавшись, спросил, откуда он это знает, а тот невозмутимо ответил: прочитал в «Молодежке».

Неразборчивый почерк

Да, не успевали порой. Не успевали иногда и свои материалы вычитать после того, как машинистка отпечатает текст на пишущей машинке. Производственный процесс выпуска газеты того времени канул в лету. Раньше так непросто, по сравнению с нынешним временем, было издавать газету. Как редакционные машинистки разбирались в наших почерках?!. 

Как однажды кто-то из них не разобрал одно слово в очерке о геологах и напечатал «Добцы». Редактор решил, что это название местности, где стояла геологическая партия. Тогда Лито (Главлит) строго хранило гостайны, вычеркивая из газетных статей подобные названия, если они входили в список закрытых. Но Добцы там не значились, и материал увидел свет. Но как расстраивалась наш журналист Елена Слугинова, когда вернулась в редакцию – оказывается, она написала слово «дожди». «Дожди, третьи сутки лило…»

Лучшие годы

К слову, Лена любила командировки, припоминаю, как она три дня из-за нелетной погоды не могла улететь в Нижнеангарск, а на четвертые сутки позвонила в редакцию и попросилась прямо из аэропорта в Оку и застряла там на неделю, ведь тогда оттуда можно было вернуться только на самолете.

Ничто на земле не проходит бесследно, и юность ушедшая все же бессмертна. Наши самые лучшие годы мы провели вместе. Редакция была нашим домом, родной семьей. Мы были молоды… Нам было интересно вместе, мы готовы были быть друг с другом дольше, чем положено в рабочее время, порой даже не хотели расставаться.

И мы задерживались на работе, обсуждали что-то, слушали анекдоты - нас теряли домашние, а порой сами заходили к нам в конце рабочего дня. Мы хорошо знали, кто где живет, потому что ездили друг к другу в гости, вместе выезжали на природу, на дачи. Наши семьи, дети хорошо знали друг друга. И, конечно же, всегда были друг за друга горой. Мы не хотели ничего пропускать из того, что происходило в редакции.

Визит обкома

Однажды с утра к нам должны были прийти представители обкома партии и других заинтересованных ведомств, цель визита которых убедить нас снять с очередного номера, кажется, материал о массовых репрессиях в Бурятии. Наш корреспондент Володя Леонов был немного не в форме, мы решили что он, небритый, с красными глазами, будет не очень убедителен перед высокими гостями. На собрание мы его не пустили, а после, когда он наравне с нами, присутствовавшими, стал живо обсуждать весь ход собрания, были очень удивлены. Оказывается, он в соседнем кабинете полтора часа стоял на карачках и через дырку для телефонного кабеля слушал нас.

Воспоминания молодости, их бесконечно много, теперь это наше богатство. Они неизменно следуют за нами из года в год и с каждым новым виражом становятся все ценнее».

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива Серафимы Очировой