Блоги 7 мая 2024 7340

Откровенные признания Золушки из Кижинги

Каких неимоверных усилий стоило Дандару Бадлуеву создание легендарного ансамбля «Лотос» на примере трансформации одной из его учениц.
Воспоминания Маргариты Васильевны Мангатаевой, участницы первого состава ансамбля «Лотос» (с 1979 по 2022 гг.). Из первых уст.  

© фото: Из архива Маргариты Мангатаевой

Не наш парень

В первый раз я увидела Дандара багшу в 1978 году в Кижинге. Тогда я училась в 8 классе. В классе ставили бурятский танец и меня не взяли, а поставили в хор. Мы пели: «И Ленин такой молодой и юный Октябрь впереди!» В жюри сидел незнакомый парень и я засмотрелась на него. Всё думала: «Кто же это такой? Вроде бы не наш, не кижингинский?» Я так распелась из-за этого, что не смогла вовремя остановиться, пока меня не толкнули в бок! Так я испортила всю работу с хором нашей учительницы Доры Захаровны…

После 8 класса я пошла в техникум механизации и учёта в Улан-Удэ и там в коридоре снова увидела его: «Ага, кажется это тот самый кижингинский парень сюда поступил!» А вскоре он собрал всех буряток в спортзале, чтобы набрать в танцевальную группу. В числе 34 девочек оказалась и я. Несказанно удивилась! После того как меня не взяли на танец в школе, я решила, что не способна танцевать, что это не моё. И не ходила на репетиции! А он запомнил меня и поджидал возле раздевалки: «Ты, почему Рита не ходишь?» Я молча и гордо отворачивалась и уходила! Тогда он нашёл другой способ заставить меня ходить на репетиции!

Съезд двоечников

Меня вызвали на «съезд двоечников», так у нас называлась работа специальной комиссии, на которой разбирались с отстающими. А у меня были очень большие проблемы по русскому  языку, которого я  абсолютно не знала. Не могла даже спросить, где, например, такой-то кабинет. Говорила  только по-бурятски и естественно, была первой двоечницей. Успевала только по точным наукам и истории.

Сначала я была спокойна, но, когда подошла моя очередь я уже тряслась от страха! Коленки трясутся, ручки потеют, глазки хлопают! На мой разбор я вышла в полной прострации! Буквально, ничего не видела и не слышала вокруг себя! Вдруг, как будто издалека и сквозь сон слышу голос Долгор Базыровны: «Ты будешь заниматься общественной жизнью или нет? Батомункуева, ты будешь танцевать? Да или нет? Если, нет, то лишим тебя стипендии!»  А я в то время жила только на одну стипендию! Бабушка, с которой я жила в Кижинге, могла отправлять мне только мясо. Для меня эта угроза прозвучала как гром среди ясного неба! Возвращаться в деревню? Снова идти в школу? Как я буду смотреть бабушке в глаза?

Нехороший человек

Я подумала: «Какие же нехорошие люди есть на свете! Они хотят лишить меня единственных денег, на которые я живу!» И я поняла, что это всё с его подачи – тогда просто Дандара! На уроках по русскому языку я списывала у Наташи Раднабазаровой,  а она очень хотела танцевать у Дандара багши! Поэтому я очень зависела от Наташи. Больше списывать было не у кого. И мне не оставалось ничего другого как идти на репетиции! Получилось, что меня буквально волоком привели на танцы. Если бы Дандар багша отпустил меня, я бы с радостью убежала! Но он упорно не отставал от меня!

Подрывная работа

Первый танец был японский. Он делал очень сложные для нас постановки. Сам в них очень хорошо разбирался. Это были два стиля индийских танцев: бахаратнатиям и катхак. Всего в техникуме я выучила четыре танца у Дандара багши. Тогда же, в 1979 году мы выезжали с концертами в Тунку - в Торы, Далахай, Нилову Пустынь, а сами жили в Кырене.

Дандар багша был тогда молодой, но уже настоящий и очень увлечённый руководитель коллектива. Он сам рисовал на ватмане рекламные афиши с красивыми японочками. Он был талантлив во всём. Своими руками смастерил цветомузыку – сделал штатив с лампочкой, а круг вертелся с цветными прозрачными пленками, которые сам раскрасил. Сам делал не только костюмы, но и всю атрибутику. Выкладывался весь. Тогда я этого, конечно, не понимала и вела «подрывную работу». Всё ещё видела в нём своего врага, пытавшегося лишить меня единственной стипендии.

Сладкая месть

Только года через два он частично реабилитировался в моих глазах.    Я перешла на второй курс, когда он стал уговаривать меня перейти в его танцевальную группу в РЦНТ: «Рита, мы туда вместе пойдём». На что я гордо и категорично отрезала: «Нет, я туда не пойду!» А про себя злорадно подумала: «Всё! Теперь вы меня не достанете! Я туда ни ногой!»

Но, не тут-то было! Снова нашёлся способ заставить меня следовать его целям! Вдруг, Наташа Раднабазарова заявляет, что не даст списывать по русскому языку! А для меня было всё едино как писать, например, «положить» или «поставить»! А Наташа очень хотела танцевать и поставила условие: «Уговори Дандара взять меня в «Лотос»! Тогда дам списывать!» Делать было нечего и когда Дандар багша спросил меня, на каких условиях пойду с ним в РЦНТ, я попросила взять Наташу. Так мы с ней и «загремели» в «Лотос»!

Не такой уж «плохой» человек

Он часто забирал нас из техникума, мы заходили к нему в квартиру пить чай с ливерными пирожками и шли в РЦНТ. У него дома было множество книг, я спросила у него: «А кто это всё читает?» Он ответил просто: «Я читаю».

Года через два я стала понимать, что он, кажется, не такой уж и «плохой» человек! Но я всё ещё оставалась бабушкиной внучкой, до мозга костей вредной девушкой. Мы были несмышлёными, не знающими жизни девчонками, но считали себя уже взрослыми и самостоятельными людьми.

А в это время о нас, о «Лотосе», уже пошла слава по всей Бурятии. Нам участницам, давали по два билета на концерт, и моя мама очень гордилась, что попала на наше выступление. Концерт был в оперном, режиссёром был Андрей Овчинников, написавший к нему прекрасные стихи, а лишние билетики спрашивали уже с остановки  на Советской! 

Как отец родной

Когда появилась возможность поехать в Чехословакию я сразу отказалась, у меня не было на это денег. Но Дандар багша нашёл возможность поговорить с моей мамой, и она нашла заветную сумму! После этой поездки я и ещё несколько девочек вышли замуж.

Перед моей свадьбой Дандар багша сделал мне фату, сам ходил и выбирал ткань, сам нарисовал эскиз платья и заказал в «Новинке». Он не только мне помогал, но и всем другим девочкам. Но мне он был как отец. Потом мы, девочки,  стали мамами и сидели по домам. А «Лотос» выезжал с гастролями в Японию, Северную Корею и Францию, но я не могла выехать в эти дальние страны. Растила детей.

Ценить прекрасное

Когда взлетал самолёт с «Лотосом», я смотрела ему вслед и на душе у меня было горько – горько! Через много лет я поехала во Францию, смотрела на картины в Лувре и понимала, кто разбудил во мне чувство красоты! Кто научил меня видеть и понимать Прекрасное! Это только Дандар багша!

Он открыл нам глаза на красоту жизни, на красоту движений и чувств. Когда мы репетировали,  он говорил нам: «Представьте себе раннее свежее утро, сакура зацвела, а над горой Фудзияма восходит солнце! И вот это состояние души мы должны показать здесь, на сцене!» Я старалась проникнуться этим чувством и передать его в своих движениях, выражении глаз, прожить это мгновение в образе прелестной и далёкой японской девушки.

Взгляд со стороны

А однажды, будучи беременной, я пришла на концерт и со стороны увидела это чудо танца, тот волшебный мир, который мы создавали на сцене! Звучала нездешняя музыка, стлался театральный дым, парили невесомые декорации. В зале, как всегда на выступлениях «Лотоса», был аншлаг, и публика затаив дыхание смотрела на сцену. Вот тогда, наконец, я поняла к чему вёл нас наш Дандар багша! Какие преграды и пустыни он преодолел чтобы создать эту живую и в то же время мимолётную красоту, трепетные мгновения танца!

  У нас в то время был самый трудный возраст, у нас было очень много гордыни и как он сумел всех нас выстроить, чтобы мы научились воспринимать Прекрасное в этой жизни и в этом мире!  

Нестандартная красота 

Когда-то бабушка пеняла мне: «Почему у тебя такое острое и узкое лицо? Почему у тебя такая длинная шея?» Я никак не соответствовала к существующим тогда в нашей Кижинге стандартам красоты. По понятиям бабушки у меня должно было быть круглое луноликое лицо, короткая шейка и крепкие ноги. Дандар багша думал по-другому, у него были свои критерии, и он выбрал меня. 

Раньше мы называли его просто Дандар, потом Дандар Жапович, а теперь я называю его только Дандар багша. Он научил меня преодолевать трудности, быть терпеливым по отношению к человеческим слабостям и несовершенству, также как он был бесконечно добр и терпелив ко мне. Сейчас я занимаюсь белой пищей, и я счастлива тем, что вношу свой посильный вклад в развитие бурятской культуры.

Укрощение строптивой

Мы были на гастролях в «Эрдэме» в Селенгинском районе и ночевали в интернате. Я проснулась от холода и вижу, как тихонько вошёл Дандар багша и дополнительно укрывает нас одеялами. Тогда я не придала этому значения, для нас это было само собой разумеющееся. Я снова уснула, только позже, через много-много лет поняла всю его доброту и заботу о нас. Однажды, я подошла к нему, обняла и говорю: «Простите меня, Дандар багша, я столько крови у вас выпила!» А он даже испугался: «Ты что!? Ты что, Рита, говоришь?»

Он удивительно скромный человек. Мне очень повезло в жизни, что я встретила его на своём жизненном пути,  и стала его верной ученицей. Он заложил между нами, девочками такую дружбу, что мы до сих пор встречаемся друг с другом. Мы все разные, но мы не только подруги, а как сёстры и с любовью вспоминаем нашу юность, наш «Лотос» и нашего Учителя…

  

      

 

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива Маргариты Мангатаевой