Блоги 15 мая 2024 4355

Почему «люди моря» оказались в Агинской степи или куда плывёт Кудара

Когда и как «морские буряты» покидали родные острова в дельте Селенги

© фото: Александр Махачкеев

В 2025 году исполняется 200 лет Кударинской степной Думе. Кударинские (Кабанские) буряты готовят обширную программу различных мероприятий посвящённых этому юбилею. Старт праздничным концертам, конференциям и другим акциям будет дан в ближайшее время – 7 июля текущего года.

В юбилейную программу может быть включена презентация книги о переселении большой группы жителей села Корсаково в Агинский бурятский автономный округ в 1963 – 1964 гг. Эта книга пока только готовится к изданию, а сегодня о глубинных исторических процессах предшествовавших этому событию.

Этноним  «Кудара»

Относительно этого названия существует множество преданий о его происхождении. Например, от бурятского слова «худара», «хударха» - тайком незаметно проникнуть куда-либо; от конской сбруи шлеи – «хударга», сплетенных из кожаных ремней. Другое предание о происхождении названия Кудары говорит, что буряты, переселяясь из-за озера Байкала, долго в Кударе не задерживались, а уходили на Иволгу, Оронгой и Ильку. Однако они продолжали поддерживать с кударинцами родственные связи, такие как «худа» и «ураг» (сват, родня), отсюда и пошло название «худа-урагууд» или «Худара» (Кудара). Историк и писатель Ардан Ангархаев считает, что на бурятском языке «худара» означает – рядом, соседи, ближние. То есть это местность рядом с Байкалом, а значит Кудара — это Прибайкалье. 

Хори - первые худаари

До современных кударинцев там жили хори буряты. Об этом говорится в летописях Тугултура Тобоева и Вандана Юмсунова, а по Указу Петра I Кударинская степь, как породные угодья хори была закреплена за ними. Однако, после его смерти они оставили Кудару.

О том, что хори это насельники Кудары помнят их прежние соседи баргуты, жившие в Баргузине. «Сказанное в полной мере относится к старым баргутам, которые называют себя барга, живущих рядом новых баргутов — бурятами, шэнэхэнских бурят Хулун-Буира и их забайкальских соплеменников-хоринцев — кударинскими бурятами (хүдэриин буряад) (I)». (д.и.н. Б.Р.Зориктуев. «Загадки истории старых баргутов Китая»).

На фото: на улицах Корсаково

Пришельцы с Верхоленья

 Практически, одновременно, с уходом хори, в устье Селенги с западной стороны Байкала стали переселяться эхириты и булагаты. Это были такие роды, как буура хэнгэлдэр, ехэ шоно, абзай, балтай, хамнай, яртха, бахай, хурамша, олзон, алагуй.

У верхоленских бурят шла молва о Кударе, где можно добывать: «дрова без топора, мясо без ножа». На островах дельты Селенги, они образовали современный конгломерат кударинских бурят. Кроме того, в настоящее время среди них присутствуют и другие роды, это нохой ураг, хайтал, сэгэнуты, были и собственно монгольские роды: «В Кударе, кроме бурят живут еще монголы. Их мало. Сейчас они живут в Хандалинском улусе» (с.191,  Родословные предания и легенды бурят. С.П.Балдаев. Улан-Удэ. 2012).   

 Водный мир

 Придя с верховьев Лены они оказались в водном мире, где рыбалка стала их основным промыслом - по сезонам года и циклам развития рыбы. «В середине XIX в. кударин­цы начинали лов рыбы на озере Байкал с 15 мая и оканчивали его 8 июля. В Селенге массовый рыб­ный промысел начинался 1 августа и продолжался до 1 сентября ежегодно» (Кудрявцев Ф.А. Указ.соч., с.163,164.). Но рыбу ловили круглый год, в любую погоду на море, в том числе и зимой.

Начало зимней подлёдной рыбалки обычно начиналось в феврале, когда лёд на Байкале становился достаточно надёжным. Выехав на море, бригадир – башлык бросал свою тело­грейку и якорь на, по его мне­нию, рыбное место. Выбирал в зависимости от погоды, от направления ветра, глубины и других примет. Омолиин үүлэн – омулёвое облако, шли на рыбалку только тог­да, когда было это облако. В сильный ветер на рыбалку не ходили. Перед выходом в море башлык обязательно брызгал небесам, чтобы улов был богатый, а рыбаки верну­лись живы и здоровы.

Если погода позволяла, а улов был богатый, то ходили ежедневно. В годы войны давали план – сколько центнеров рыбы выловить. Тогда в Корсаково были колхозы: «Коминтерн», «Ворошилов», «Красный рыбак». Зимой но­чевали в рыбацкой будке. Не­вод – губшуур, в прошлом его тянули руками и только в 70-е стали использовать трактора. В удачные дни за раз вылав­ливали до 15 – 20 центнеров рыбы. Когда выбирали рыбу из сетей, пальцы обледене­вали и тогда их отогревали подмышками и на голове, под шапкой. На ноги одевали ичиги, на руки шерстяные варежки. Конечно, у бригады обяза­тельно был свой повар. У него было два котла, в которых он варил суп и чай, а на рожне жарили рыбу.

На фото: рыбные блюда 

 На восьмивесельной лодке

Мальчики выходили в море с мужчинами с лет тринадцати. До появления моторных лодок шли на восьмивесельных лодках. Уходили до 10-20 километров от берега, здесь же, в лодке, спали, ели. Ставили двухкилометровые хлопчатобумажные сети и отдыхали. Сети намокали в воде, становились свинцово-тяжелыми, и чтобы выбрать их из воды вместе с уловом, требовалась от рыбаков недюжинная сила и сноровка. Это тяжелый труд, которым занимаются настоящие мужчины, а наградой служит хороший улов!

В бурю лодку, словно щепку, бросает на гребень волны, а с неё в черную бушующую бездну. Волны порой высотой с трехэтажный дом! И только выдержка бригадира-башлыка и его большой опыт выручают бригаду. Бригадир вовремя, выигрывая каждую секунду, ставит лодку вдоль волны, и бушующая вода перелетает поперек лодки, окатывая рыбаков леденящим душем…

Кударинцы, также как ольхонцы и ашабагаты с Большого Голоустного это единственные настоящие «морские буряты». Как им жить без моря, без Байкала? Корсаковские старики оказавшись в Хара-Шибири в Аге, так истосковались по водной стихии, по рыбалке,  что построили за зиму лодку и весной поехали рыбачить на Онон.

Жизнь в режиме катастроф

Байкал это будущий океан и он постоянно растет в своих размерах. На нём регулярно происходят землетрясения, в их числе страшное Цаганское в январе 1862 года, когда под воду ушли шесть бурятских улусов, а на их месте образовался залив Провал. Спустя полвека, а именно 29 августа 1959 года произошло 9 бальное  Среднебайкальское землетрясение. Дно озера вблизи эпицентра опустилось на 15-20 м., а в  домах сельчан развалились печи и дымовые трубы.

Байкальские поморы живут под постоянной угрозой не только тектонических катастроф, но и климатических и экологических. В 1953г. из-за строительства Иркутской ГЭС затопило острова и кударинцы лишились сенокосов и пастбищ. При больших наводнениях и разливах Селенги, а они случаются с удручающим постоянством после продолжительных дождей в Монголии и Бурятии, сельчане бессильно наблюдают, как с островов уплывают копна и стога сена.

На Байкале периодически  вводятся запреты на рыбную ловлю и зверобойный промысел, как сегодня на ловлю омуля и охоту на нерпу. Действуют и другие ограничения по Центральной экологической зоне. Из-за этого кударинцы не раз оказывались в безвыходной ситуации и были вынуждены покидать родные места.

Особенно много корсаковцев покинули родное село в 1960 – 1963 годах. Тогда, начиная с 1958 года, из-за ГЭС на Ангаре поднялся уровень воды на Байкале и затопило почти все сенокосы Корсаковского колхоза «Знамя Октября». И в 1963 году, по данным краеведа Б.П.Махатова из Корсаково в Агу переселилось 25 дворов или 166 человек. В соседнюю Байкало-Кудару переселилось 11 дворов, в Улан-Удэ 6 дворов, Кабанск – 7, Селенгинский район, Братск, Мухоршибирь – 7. Всего 57 дворов.

Движение на восток

Однако, главной и фундаментальной причиной миграции из Кудары были не природные и рукотворные катаклизмы, а общая нехватка земли. Выйдя с верховьев Лены верхоленские буряты расселились на Ольхоне и Приольхонье, в Баргузинской долине и Кударе. Больше всего прибавилась численность баргузинских бурят, у которых был простор для экспансии вверх по долине. В их состав влились и местные хамниганы. Ольхонцы же зажаты к Малому морю крутыми склонами Приморского хребта, а кударинцы изолированы на островах дельты Селенги и окружены многолюдными русскими сёлами. Вследствие этого избыточное население Ольхона массово переселялось, например, в Еравну. Кударинцы же ходатайствовали о переселении в Хоринское ведомство ещё до катастрофического Саганского землетрясения в 1808 году. А в 1889 году массово мигрировали в Кижингу и Курумкан…

Кудара сегодня

В 2017 году в Корсаково с успехом прошёл I-й фестиваль эхиритов. Каждый род из Корсаково выставил свою юрту с невиданным изобилием рыбных блюд! Кроме того, тогоонэй арси, курунга и арса, традиционные бурятские молочные напитки. В тот раз кударинцы показали всю силу родовой солидарности, свои мобилизационные возможности. Ведь здесь до сих пор проводят родовые, а не только территориальные тайлаганы. Один из секретов местного традиционализма кроется в изолированности Кудары на островах дельты Селенги. Только в 2007 году новый мост связал её с основной частью Кабанского района, а буряты с оставляют всего 5 % от 57-тысячного населения района. Но они сохранились и даже процветают благодаря сплочённости, предприимчивости, открытости, прямому и смелому «морскому» характеру.

На фото: на эхиритском фестивале

Тема «морских» бурят

Озеро Байкал стало лидером в списке популярных туристических направлений 2024 года, подготовленном Координационным центром Правительства России. Обогнав, при этом, черноморское побережье Краснодарского края и Крым. Между тем, Корсаково, Ранжурово и Хандала в отличие от Энхалука и Дулана ещё  даже не раскрыли свой туристический потенциал. Если Ацагат сполна показывает культуру «степных» бурят, то тема «морских» бурят совершенно не раскрыта! Ни в культуре, ни в туризме. Хотя на том берегу, на иркутском – ольхонцы, не мало преуспели в этом.

Как видно, лидерам кударинцев – Леониду Сониеву, Николаю Пиноеву, Светлане Босхоловой, Надежде Цыреновой (Халюевой)  и другим активным землякам есть куда  вести свои улусы – острова в бурном море современности.  А празднование  200-летия Кударинской степной Думы даёт отличный повод подумать им о прошлом и будущем самобытного и прекрасного бурятского «водного мира».  

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев