Блоги 23 июн 2020 1714

«Тихая» буддизация

На днях эффект разорвавшейся бомбы произвела статья Татьяны Никитиной в «МК в Бурятии»: «Коронавирус и Хамбо. Что происходит за стенами Буддийской традиционной Сангхи России»

© фото: Александр Махачкеев

На днях эффект разорвавшейся бомбы произвела статья Татьяны Никитиной в «МК в Бурятии»: «Коронавирус и Хамбо. Что происходит за стенами Буддийской традиционной Сангхи России».

Читатели посчитали оскорблением мнение журналистки о русском языке иерарха. Последовала буря эмоций на фейсбуке, шествие недовольных, полицейский заслон, взаимные объяснения и извинения блогера Эрдэма Гомбоева и редактора Станислава Белобородова. На этом конфликт был исчерпан, но осадок остался…

В начале статьи Никитина написала: «Между тем, журналист Александр Махачкеев в книге «Хамбо лама. Мысли наедине» уверенно пишет, что хамбо на русском «...умело употребляет фразеологизмы и жаргонизмы. У него богатый словарный запас русского языка, заложенный еще в детстве в Красночикойском районе Читинской области».

Будучи составителем трижды переизданного цитатника Хамбо ламы считаю, что он великолепно владеет «великим и могучим»  так же, как и бурятским и монгольским языками. Более того, в сфере развития родного языка он является реформатором, значению и масштабу деяний которого еще рано давать окончательную оценку. Но уже сейчас ясно, что, не будучи профессиональным лингвистом, для развития родного языка он, возможно, сделал больше, чем все наши кабинетные языковеды вместе взятые.

По крайней мере, он открыл всем носителям бурятских диалектов широкую дорогу в публичное пространство. А плотно занимаясь родным наречием, Хамбо лама не мог не углубиться в глубины языка Пушкина, в самом тесном взаимодействии с которым развивается и наш бурятский. Тем, кто действительно интересуется этим вопросом, рекомендую прочитать его цитатник: «Хамбо лама. Мысли наедине». 

Слова Никитиной выглядят невинными на фоне принципиальных претензий юриста Биликто Дугарова (коммерческий характер проектов Сангхи,  необоснованность критики посланца (А. Цыденов) от воплощения божества Белой Тары (В. Путин), соблюдение правил монашества и т.д.). Однако, выпады Дугарова не вызывают такой обостренной реакции.

Суть в том, что упрек прозвучал от  русской журналистки, а не от бурятки. В нем увидели проявление будто бы присущего Никитиной национализма. Но я,  не один год проработав в одном кабинете с ней и Белобородовым, не заметил подобного негатива, ни в ее текстах, ни по отношению к себе и другим бурятам в тогдашнем коллективе «МК».

Кстати, в моей книге «Карымы Бурятии. История и география поселений русско-бурятских метисов» указано, что еравнинские Белобородовы происходят от крещеных бурят Зун-Харганатского рода. А Татьяна родом из джидинской Желтуры, по-бурятски Зэлтэр – (устье, слияние двух рек). Это село основано на границе три века назад русскими казаками, женившимися на местных женщинах. В итоге, до революции карымы составили одну треть населения Забайкалья. И именно через эти браки с бурятами русские укоренились здесь и восприняли нашу культуру.

Джидинцы рассказывали, как лет 15 назад в одном из сел восстановили церковь и местные русские пришли к ламе, чтобы он освятил ее! Сейчас в тот же Сартул-Гэгэтуйский дацан ходит множество местных русских. В Ацагате Тарба лама говорил, что большинство его прихожан русские из Онохоя и Заиграево. В Иволгинском дацане они же совершают гороо, сидят у популярного у них Ганжура ламы,  поклоняются Итигэлову, а придя на хурал, видят русских лам. А в Бичуре в Ара-Харлуне семейские вместе с бурятами ходят на обоо!

Лет пятнадцать назад в редакции «МК» был такой случай. С нами работал русский коллега, известный журналистскими расследованиями. «Слушай, - говорю ему. – Просят взяться за одного политика. Возьмешься?» - «Нет, пожалуй, я откажусь. Не хочу портить карму…». Тогда он уже был учеником Геше Тинлэя и ездил на ретриты на Байкал. Знаю и других русских коллег,  принявших Прибежище в Трех драгоценностях.  Впору говорить о тихой буддизации русских Бурятии. Также  в Ставрополье и Краснодарском крае под влиянием кавказцев русские все чаще обращаются в ислам.

В универсальном всемирном характере и состоит привлекательность Учения Будды, отринувшего узкие родоплеменные, кастовые и национальные рамки. Любой человек может найти в нем прибежище и успокоение, а значит, ни один народ не имеет монополии ни на буддизм, ни на Хамбо ламу.

Сегодня в лоно Сангхи входят дацаны и общины со всей России - от Владивостока до Санкт-Петербурга, а отдельные бурятские ламы распространяют Учение в Европе и Америке.

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев