Блоги 6 июл 2023 1666

Каким был Потапов?

Маяковский написал о Ленине: «…самый человечный человек». А каким был в жизни первый президент Бурятии?

© фото: Из архива Александра Махачкеева

4 июля в Национальной библиотеке прошла презентация книги «С любовью к народам моей Бурятии» - воспоминаний о Леониде Потапове. В числе 54 ее авторов оказался и я. Это был зигзаг судьбы, поскольку никогда не входил в его ближайший журналистский пул. Более того в компании 1998 года работал на его соперников Александра Коренева и Владимира Саганова и всегда был близок к Хамбо ламе Аюшееву, непримиримому оппоненту Леонида Васильевича.

Будет зима или зима будет?

Ближе к финалу его  третьего президентского срока, когда Кремль взял курс на обновление губернаторского корпуса, в бурятских СМИ появился дискурс: «Когда уйдёт Потапов?». В качестве политического обозревателя «Информ Полиса» я тоже не раз обсуждал эту тему. В октябре 2005 г. вышло очередное интервью: «Николай Будуев: «Важно не только прийти к власти, удержать и использовать ее, но и уйти с этой лесопилки вовремя и подобру-поздорову». На другой же день на сайте вышел анонимный издевательский комментарий (как выяснилось позже это был коллега Стас Белобородов) – пародия на наши прогнозы «а-ля пикейные жилеты»:

«- Коля, скажи, зима будет?

- Сценарий запущен, и в нем будет два этапа, Саша.

- Это какие?

- Во-первых, зима будет. А во-вторых - будет зима...

- И как вы думаете, какой этап вероятнее всего?

- Все это пока очень не четко. Как показывает опыт предыдущих тысячелетий, вариант – «будет зима» - успешно апробирован в отличие от варианта «зима будет». Но, очевидно, подобный сценарий уязвим по ряду параметров, здесь многое зависит от ответных действий настенных календарей, которые не замедлят себя ждать. Вместе с тем не стоит преувеличивать возможности перекидных календарей, учитывая опыт появления неизвестного ранее широкой публике напольного календаря. В конечном счете последнее слово останется за Гидрометцентром.

- Ну?

- Да уж, Саша, не хухры-мухры...»

Дома, после отставки

И вот сентябрь 2007 года, когда уже после отставки первый президент Республики Бурятия пригласил журналистов к себе домой. Леонид Васильевич встретил нас по домашнему – в тапочках и спортивных штанах, непохожий сам на себя, без магического ореола власти.  

Судя по его признанию о неготовности к тихой пенсионерской жизни, он был рад окунуться в новую для себя деятельность в качестве советника в Кремле. «Эти два месяца, целая каторга были для меня, я не привык больше одного месяца отдыхать. А тут ни звонков, ни телеграмм, ничего нет, - поведал Потапов и поблагодарил высшее руководство страны за свое новое назначение. - На финише жизни, мне 72 года, я далеко не мальчик».

Куда летят самолёты

О нападках в прессе и своих отношениях со СМИ заметил: «Никогда не душил, посмотрю, почитаю и дальше иду».  Действительно, критику и юмор в свой адрес он  воспринимал  спокойно. Валерий Жамсуевич Цыремпилов, многолетний глава Кяхты рассказывал: «Над нашим  районом пролегает воздушный коридор в Юго-Восточную Азию. Самолёты летят один за другим, и Леонид Васильевич как-то обратил внимание на это: «Что это они тут летают?» А я говорю: «Да узнали, что вы в Кяхту приехали, вот и слетелись!».  Потапов  удивленно посмотрел на меня: «Что ты говоришь! Правда, что ли?», а потом весело рассмеялся: «Ну, ты шутник, Валерий Жамсуевич!»

За круглым семейным столом

Свою деятельность в Бурятии Потапов оценил перед нами в двух словах: «С 76-го по 2007 год, за исключением трех лет в Туркмении я работал в республике. Меня три раза выбирали президентом, и я как мог, работал для своего народа».

В кухне за круглым семейным столом общение журналистов с человеком, каждое слово которого они ловили целых пятнадцать лет, стало еще более тесным. Чета Потаповых угощала водочкой, коньяком и виски. В качестве закуски предложили бутерброды с красной икрой. Здесь, без груза президентской власти, он был прост и человечен: «Наливай, наливай! Не стесняйся!» Выпили за три тоста, а четвертый, по предложению хозяина – на посошок. Сам он не пропустил ни одной немаленькой стопки водки, при этом не закусывал, не поморщился и совершенно не изменился. Партийная закалка или гены?

Партийная выучка

Однажды в оперном шло какое-то юбилейное собрание. В президиуме сидели Потапов и Цыденжап Батуев от Хурала. В зале царила страшная духота и народ откровенно спал. Экс-первый секретарь бурятского обкома ВЛКСМ Цыденжап Бимбаевич внешне держался стойко. Возможно, что и клевал носом, но так технично, что ничего нельзя было заметить. Лишь иногда Батуев ронял голову в ладонь руки упёртой в локте об стол. Леонид Васильевич же сидел прямо с не моргающими глазами. И так все три часа! Я же сидя в амфитеатре засыпал раз десять и сквозь дрёму,  грешным делом, думал: «А может он спит с открытыми глазами…?»        

Неожиданный пассаж

Вообще, «Старая гвардия» умела пить и не пьянеть. Однажды, я зашёл к нему в БНЦ. У меня была с собой бутылка водки и я говорю: «Леонид Васильевич, а у меня бутылка водки есть!» Он: «Доставай!» Мы хорошо посидели с ним, сделали интервью, потом он вызвал свой персональный БМВ и приказал водителю: «Увези Александра Виссарионовича, куда он скажет!» А мне сказал: «Садись в машину первого президента!»

 Это пассаж вызвал бурное обсуждение при составлении книги (не навредим ли мы его памяти?), но в итоге вошёл в неё, добавив его монументальному портрету дополнительный лёгкий штрих. Да и что ему уже может повредить? В народной памяти Потапов остался умудренным жизнью патриархом – отцом нации. Этот образ родился сам собой благодаря поддержке избирателей, изощрённому мастерству политика и умению держать удар.

Земляки и хозяйка дома

Однажды, моя мама специально дождалась его на крыльце Хурала рано утром и поздоровавшись пошла с ним в его кабинет. Всё это время они разговаривали на баргузинском диалекте по-бурятски. Помощники и советники не вмешивались и вдоволь наговорившись мама откланялась.

Земляков он любил привечать и дома. Как рассказывал судья международной категории по борьбе Батор Цыбиков: «Нина Сергеевна накрывала стол только домашними блюдами. Супы, пельмени, котлеты, позы, салаты, холодные закуски – всё она прекрасно готовит сама. Кроме нас в гостях у Потаповых часто бывали его одноклассники. В этой семье подкупало прежде всего то, что Ниной Сергеевной были установлены свои, семейные законы. Во-первых, в домашних условиях о служебных делах ни слова и, во-вторых, умеренное употребление спиртного. Неукоснительно выполняя эти уставные законы, мы не замечали, как быстро пролетает вечер».   

Домой, в Бурятию

В Москве экс-президент работал помощником руководителя администрации президента РФ Сергея Собянина и членом консультативной комиссии Госсовета. Условия для столичной жизни были прекрасные: хорошая квартира, все возможности для отдыха и лечения, рядом сын с семьёй. И необременительная работа, слишком необременительная для него…

Деятельная натура Леонида Васильевича просто не могла свыкнуться с этим почётным, но вынужденным бездельем. Как на презентации рассказала вдова Нина Сергеевна: «Я просыпалась ночью, а он сидит на балконе.  Он не мог спать в Москве, не находил себе места. И однажды пришел домой и говорит: «Всё, я уволился! Завтра летим домой, в Бурятию! Вот билеты на самолёт…»

Из рода Халецких

Академик Борис Ванданович Базаров рассказал такой эпизод: «Как-то при проведении первого форума старообрядцев Леонид Васильевич поведал историю о том, как на смертном одре его мама сказала: «Запомни, что ты – Халецкий!» С тем и ушла из жизни. Какая все-таки потрясающая история России! Халецкие – боярский оплот Киевской Руси в Чернигове, родовитое знамя Речи Посполитой, могучий исторический срез, а их потомок родился и вырос в далеком баунтовском селе  Уакит, которое тогда практически невозможно было найти на карте. 

Пройдя сложный и богатый событиями путь, Леонид Васильевич Потапов стал гордостью нашего края…»

На фото: Во время интервью в  телепрограмме "Нейтральная территория с Александром Махачкеевым" и с коллегами в сентябре 2007 года на кухне Потаповых 

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива Александра Махачкеева